ПервыйВторойТретийЧетвертыйПятыйШестойСедьмойВосьмойДевятыйДесятый

Требуются поправки. Заказчики должны четко описывать свои требования к каждой закупке


В Москве прошла IV Всероссийская практическая конференция, семинар «Корпоративные закупки – 2016: практика применения Федерального закона № 223-ФЗ». На этом мероприятии, собравшем специалистов по госзакупкам со всех уголков нашей страны, закон № 223-ФЗ был разобран буквально на части. В ходе дискуссий и обмена мнениями выяснилось, что компании, работающие в рамках данного закона, используют его положения скорее в собственных интересах, чем в интересах государства. Федеральная антимонопольная служба (ФАС) пытается отслеживать любые нарушения закона и снизить их число до минимума. О том, каким образом это будет происходить, подробно рассказал заместитель начальника управления контроля размещения государственного заказа ФАС Артем Лобов.

Закупка у единственного поставщика


В 2015 году ФАС провела большую работу. В течение примерно полугода антимонопольщики проводили анализ закупочных процедур и практики применения закона № 223-ФЗ.

– К сожалению, анализ показывает полную несостоятельность данного закона, – сказал замруководителя управления ФАС.

И тому есть много причин. Прежде всего, Артем Лобов отметил, что в законе практически не описаны способы закупок, которые должны применяться госкомпаниями. Заказчики могут придумать для себя любые способы закупок, совершенно произвольно устанавливая порядок, этапы и сроки их проведения.

– Все это привело к тому, что примерно 55% всех закупок за 2015 год осуществлены напрямую у единственного поставщика. Обоснования этому никакого не было, – заявил Артем Лобов. В 40% случаев закупочные комиссии, работающие в рамках закона № 223-ФЗ постеснялись назвать свои действия закупкой у единственного поставщика, придумывая всяческие уловки. Самым частым объяснением, почему при прочих равных выбор пал именно на этого поставщика, было, что «закупка проведена на основе устойчивых хозяйственных связей». Что под этим подразумевается, чаще всего не раскрывалось.

По словам эксперта, если анализировать статистику сайта закупок, то можно увидеть, что в случае если способом закупки по 223-му закону был конкурс, то на него почему-то подавалась только одна заявка. С организацией, ее подавшей, впоследствии и заключался контракт.

С аукционами в целом наблюдалась аналогичная ситуация. Разница лишь в том, что часть из них была проведена в электронной, а часть – в бумажной форме, но от этого суть не изменилась. Тут тоже подавалась одна заявка, которая стремительно проходила все этапы закупочной процедуры, и вскоре заключался контракт.

Некоторое разнообразие в этот сценарий вносили запросы предложений и запросы котировок. И здесь в среднем подавались две заявки, правда, зеленый свет давался только одной.

И это неудивительно. Ведь отказать в участии в закупочной процедуре по 223-ФЗ проще простого. Представитель ФАС рассказал о том, что несовершенство закона позволяет выставлять любые требования к участникам закупок и к составу заявок.

– Там требуются какие-то абсолютно фантастические документы, вплоть до справок от врачей, справок из школы, где учился когда-то генеральный директор. Все это оценивается каким-то непонятным образом и все равно приводит все к тому, что одна компания остается для участия в закупке, с ней заключается договор, – отмечает Артем Лобов.

Проекты поправок

Среди новшеств, которые ФАС хочет увидеть в поправках к закону №223-ФЗ, на первом месте стоит ограничение способов закупок.

– Если честно, я исхожу из того, что ГК предусматривает только два способа закупок – аукционный и конкурсный. Все остальное от лукавого, – говорит Артем Лобов. По его словам, эти два способа охватывают абсолютно весь спектр необходимых элементов для проведения закупки.

Вторым пунктом, который должен найти место в поправках к закону № 223-ФЗ, идет предквалификация.

– Заказчики сами будут выбирать те элементы, которые требуются для участия в закупке. Но все эти требования должны быть ясными, четко прописанными и применяться в равной степени ко всем, – полагает Артем Лобов.

По словам эксперта, одно из нарушений, которое часто фиксирует ФАС, это так называемый «дозапрос информации». Например, заявки подали восемь участников, и вроде бы все восемь не соответствуют положениям конкурсной документации. По идее все заявки нужно отвергнуть. Но троим участникам почему-то отправляют запрос на дополнительную информацию, требуя разъяснить какие-то пункты их заявок. После получения объяснения их допускают к участию в закупочной процедуре, а всем остальным отказывают. Почему именно у этих заказчиков попросили дополнительную информацию? Как она повлияла на качество их заявки? Механизм принятия решения в данном случае совершенно неясен.

– Как минимум это нецивилизованно, а как максимум – это признаки коррупции, – считает Артем Лобов.

Замначальника управления ФАС отмечает, что этап дозапроса информации может быть применен, но только до объявления закупки, чтобы не было ситуации как в школе, когда решение задачки подгоняется под уже известный ответ.

Также ФАС предлагает ввести регламентацию сроков и порядка проведения закупок.

– Знаете эту историю с коллегами из Газпрома, которые на 130 миллиардов закупали трубопровод и срок подачи заявок – семь дней? При этом проектно-сметная документация не размещена на сайте, как хочешь, так и разбирайся, но за семь дней ты должен получить все справки, все разрешения, все это положить в состав заявки и поучаствовать в этой закупке, – рассказал Артем Лобов.

Тут, как говорится, и «без карт» все понятно. Закупка была заточена под определенного поставщика, участие других там просто не предполагалось. С этим надо бороться, потому что такие вещи превращают конкурсную процедуру в профанацию. Способом, который может хоть как-то улучшить ситуацию, может быть требование устанавливать разумные сроки подачи заявок. В данной ситуации ФАС, конечно, вмешалась, и Газпром в итоге отменил свою закупку, однако, как показывает практика, это довольно типичная ситуация для заказчиков, работающих по закону № 223-ФЗ.

Кроме того, необходимо установить минимальные требования по описанию объектов закупки.

– На сегодняшний день здесь колоссальное количество нарушений. Часть объектов закупки вообще, в принципе, не описывается, – говорит замначальника управления ФАС.

По мнению Артема Лобова, все процедуры по закону № 223-ФЗ должны быть переведены в электронную форму.

– Все, что происходит на бумажных носителях, показывает отсталость страны в части организации закупочных процедур, – говорит эксперт.

По его мнению, процедуры закупок должны проходить на тех электронных площадках, которые получили соответствующую аккредитацию.

– У нас, к сожалению, это вопрос никак 223-м законом не регулируется. На мой взгляд, тот факт, что крупные заказчики проводят закупки на своих площадках, показывает несостоятельность такого подхода, – считает представитель ФАС.

Особое внимание Артем Лобов уделил намерению ФАС провести реформу контроля закупочных процедур, проходящих по 223-му закону. По его словам, оснований, по которым можно подавать жалобу в ФАС, гораздо меньше, чем нарушений, допускаемых при проведении закупочных процедур в рамках закона № 223-ФЗ.

Также ФАС должна получить право проведения внеплановых проверок заказчиков.

– Мы давно об этом говорим. У ФАС нет права самостоятельно проводить внеплановые проверки, в связи с чем даже при обращении правоохранительных органов мы не можем смотреть документы, дать официальное заключение, есть на рушение или нет, – пояснил Артем Лобов.

Обзор нарушений


Первое нарушение, с которым сталкивается ФАС, – верно ли выбран способ закупки.

– Не знаю, почему так сложилось, может быть, виноват низкий уровень правового образования у заказчиков, может быть, некое желание что-то ускорить, быстрее закупить либо какие-то решения руководства. Но подчас заказчики нарушают свои же положения «О закупочной деятельности», – говорит Артем Лобов. По его словам, многие заказчики даже не задумываются об этом, просто заключают контракт и все.

Также страдает и планирование закупочной деятельности.

– Бывает, что заказчик либо не вносит закупку в план либо не учитывает, что у него в плане указано одно наименование, а закупка проводится совершенно другая, – рассказывает Артем Лобов.

Целый спектр нарушений присутствует при описании объекта закупки.

– Условно говоря, дается техническое задание на двух страничках. Например, проводится фестиваль какой-нибудь или мероприятие, на которое требуется переводчик, экскурсовод и автобус. И на этом все, – говорит представитель ФАС. Но какое количество людей нужно перевозить, сколько нужно автобусов, какого класса, сколько там должно быть мест, сколько переводчиков, какие требования к залу, к оборудованию, все это остается за кадром.

Кроме того, не всегда заказчик ясно говорит, чего он хочет.

– Выставляют требование, что участники закупки в строительстве должны иметь СРО. Где они его должны иметь? То ли в составе заявки, то ли на стадии исполнения договора, то ли при заключении договора? Какой допуск СРО? Какого вида? На какую сумму он должен быть выдан? Ничего не описывается. Должен и все, – говорит Артем Лобов.

Еще лучше, когда просто говорится, что участник закупки «должен соответствовать законодательству». Что под этим подразумевается, совершенно непонятно.

– Приходит поставщик, а ему говорят: «У тебя у главного бухгалтера справки нет медицинской, он диспансеризацию не прошел в прошлом году. Отказ в допуске, – говорит представитель ФАС.

Антимонопольщики предлагают требования, которые предъявляются к участнику закупки, разделить на несколько групп. Во-первых, это требования к участнику закупки на стадии подачи заявки, во-вторых, требования к составу заявки и, в-третьих, требования к исполнителю по договору.

– Причем все требования должны быть четко описаны сразу. Не должно быть такого, что в документации ставится звездочка, которая отсылает на 10-ю страницу, и уже там говорится о том, какие нужны документы. Давайте уже с шарадами заканчивать! – призвал Артем Лобов.

То же относится и требованиям по материальным ресурсам.

– Выставляются требования о том, что участник должен обладать всеми материальными ресурсами, необходимыми для выполнения договора. О чем сейчас речь? Какие материальные ресурсы потребуются для выполнения договора? Ведь это заказчик должен рассчитать, что требуется для выполнения договора. Если это стройка, то проектировщики будут описывать, какое оборудование потребуется для строительства объекта. Это все необходимо описать, – говорит замначальника управления ФАС.

Имеет место и «пародия на конкурс с ограниченным участием», когда заказчики пишут отдельной строчкой, что участник должен иметь опыт выполнения аналогичных работ.

– О чем идет речь, никто понять не может. Прежде всего, какой опыт, какой объем, за сколько лет я должен представить, какими документами подтвердить и что есть аналогичные работы? Стройка, как мы с вами понимаем, это колоссальный рынок. Но строительство ларьков и атомных реакторов – это разные вещи, – говорит Артем Лобов.

Более менее урегулирована ситуация при оценке заявок.

– На сегодняшний день порядок оценки заявок заказчиком устанавливается самостоятельно, но лучше бы, конечно, посмотреть нашу практику по 44-му закону. Пока мы такие подходы не навязываем, – говорит Артем Лобов.

Еще одно нарушение, которое фиксирует ФАС, – это отказ заказчика от заключения договора.

– Я считаю, что отказаться от заключения договора – это всей общественности сказать, что я отобрал не своего. Он не хочет давать мне денег, поэтому я с ним заключать договор не буду, – говорит Артем Лобов.

Много дискуссий идет о требованиях по коллективному участнику.

– Коллективный участник – это несколько компаний, сложившихся своими трудовыми и материальными ресурсами, чтобы выполнить большой договор. Поэтому нарушением признается выставление требований к коллективному участнику не как к единому лицу, а как требование ко всем лицам, которые входят в состав этого коллективного участника, – говорит Артем Лобов.

– Отдельно хочется рассказать об ответственности операторов. Если вы работаете с оператором электронной площадки и происходит некое нарушение при проведении закупки в электронной форме, а участник предоставляет соответствующие доказательства, что он не мог попасть на площадку, не мог подать заявку, не мог подать ценового предложения, ответственность нести будет заказчик, – говорит Артем Лобов.

Как бы то ни было, но времена, когда закон № 223-ФЗ был декорацией, похоже, заканчиваются. В том случае, если поправки, предложенные ФАС, будут приняты, число нарушений должно коренным образом сократиться.


Назад в раздел