ПервыйВторойТретийЧетвертыйПятыйШестойСедьмойВосьмойДевятыйДесятый

Замечания аудитора. Счетная палата отметила недостатки в системах закупок по 44-ФЗ и по 223-ФЗ


Коллегия Счетной палаты РФ (СП) обсудила промежуточные итоги экспертно-аналитического мероприятия «Мониторинг развития системы государственных и корпоративных закупок в Российской Федерации» за первые три квартала 2016 г. Заседание прошло 15 декабря под председательством главы ведомства Татьяны Голиковой; с ключевым докладом выступал аудитор СП Максим Рохмистров. В опубликованных материалах отмечено несколько позитивных изменений, произошедших в 2016 г., однако большая их часть посвящена разбору недостатков российской закупочной системы. Особенно много замечаний было высказано в отношении закупок отдельных видов юридических лиц. Между тем заметим, что основная часть критики закупок по 223-ФЗ была связана с теми недостатками, которые уже устранены на уровне Москвы, но с которыми никак не могут справиться во всероссийском масштабе.

Госзаказ: число выявленных нарушений резко выросло

Начнем с государственных закупок. По результатам мониторинга аудиторы отметили несколько позитивных изменений. Во-первых, за январь-сентябрь 2016 г. доля закупок у единственного поставщика составила 43%, тогда как в аналогичном периоде 2015 г. их было 47% (в эти цифры входят контракты, заключенные по итогам несостоявшихся конкурентных торгов). Во-вторых, выросла доля закупок у субъектов малого предпринимательства и социально ориентированных некоммерческих организаций. В-третьих, в 2016 г. было выявлено значительно меньше случаев завышения заказчиками начальных (максимальных) цен контрактов (НМЦК).

Вместе с тем аудиторы отмечают значительный рост общего количества выявленных нарушений. Так, за 9 месяцев 2016 г. СП обнаружила около двух тыс. нарушений, тогда как за аналогичный период 2015 г. – около тысячи. Та же тенденция отмечается и по результатам проверок Федеральной антимонопольной службы (ФАС). Если за три квартала 2015 г. она нашла 11,7 тыс. нарушений, то в аналогичном периоде 2016 г. – более 21 тыс. Впрочем, трудно сказать, о чем на самом деле говорят эти цифры: то ли о том, что госзаказчики действительно стали чаще нарушать закон, то ли о том, что контролеры научились лучше находить нарушения. Ведь известно, что проверить 100% закупок не может ни один контрольный орган, но методы поиска нарушений (в том числе автоматизированные) постоянно совершенствуются.

По итогам мониторинга закупок эксперты СП сделали вывод, что система нормирования пока неспособна пресечь закупку товаров «с избыточными потребительскими свойствами». Так, например, стоимость кресла руководителя в различных федеральных ведомствах колеблется от 15 до 150 тыс. руб., а стоимость принтера – от 8 до 500 тыс. руб. В качестве еще одного недостатка было отмечено слишком частое изменение законодательства. Так, по данным СП, после принятия 44-ФЗ в него было внесено более 30 поправок, принято 160 подзаконных правовых актов, из которых фактически работают 107. При этом то, что действительно важно, до сих пор не утверждено. Речь, в частности, идет о пока не состоявшемся переводе всех конкурентных закупок в электронный формат и о принятии правительственного постановления о введении каталога товаров, работ и услуг с 1 января 2017 г. В результате заказчики до сих пор не имеют надежных источников информации о рыночных ценах, а методические рекомендации по определению начальной максимальной цены контракта (НМЦК) носят лишь рекомендательный характер.

Закупки госкомпаний: положительных изменений не произошло

Еще более критично аудиторы оценивают систему закупок по 223-ФЗ. По мнению СП, в 2016 г. положительных изменений в закупках госкомпаний не произошло. Правда, было отмечено, что доля заказов у единственного поставщика уменьшилась, однако при этом возросла доля «иных способов закупки», которые очень часто являются иным названием неконкурентного выбора. При этом ключевые недостатки системы закупок по 223-ФЗ – те же, что уже не раз упоминались и СП, и другими ведомствами. Это отсутствие исчерпывающего перечня конкурентных способов закупки. Это отсутствие единого перечня оснований для заключения договора с единственным поставщиком. Это слишком большое количество электронных торговых площадок (ЭТП), что так же ограничивает конкуренцию: ведь потенциальным поставщикам приходится регистрироваться на каждой из них, что требует времени и денег. В результате средний уровень снижения НМЦК в ходе торгов по 223-ФЗ (1,8%) оказался в пять раз ниже, чем при госзаказе, – 9,2%.

В рамках мониторинга эксперты СП изучили положения о закупках десяти госкомпаний: «Башнефть», «Автодор», «Ростелеком», «Объединенная зерновая компания», «Московский завод по обработке специальных сплавов», «Аэрофлот», «Русгидро», «Туполев», «Гознак», «Спецстройинжиниринг при Спецстрое России». В результате было установлено, что каждая из них использует от четырех до семи способов закупки, а с учетом различных вариаций – до 30 способов. При этом у шести из десяти компаний в положении нет исчерпывающего перечня оснований для закупки у единственного поставщика. Каждая из упомянутых компаний использует от одной до четырех электронных торговых площадок (ЭТП), а все вместе – 11 ЭТП. По словам Максима Рохмистрова, анализ показывает, что чем ближе положения о закупках той или иной корпорации к нормам Закона о контрактной системе, тем выше эффективность работы системы закупок соответствующей госкорпорации.

Таким образом, основная критика системы закупок госкомпаний была связана с теми положениями, которые планировалось изменить в рамках забуксовавшей реформы Закона 223-ФЗ. Однако, если в 2015 г. Минэкономразвития РФ, так же как ФАС и СП, выступало за реформу, то в 2016 году позиция главного экономического ведомства изменилась. По последним данным, сейчас Минэкономразвития предлагает лишь разделить закупочные процедуры на конкурентные и неконкурентные, оставив их перечень открытым. Более строгое регулирование предлагается ввести лишь для закупок у субъектов малого и среднего предпринимательства. Ключевой причиной такой перемены стали возражения, высказанные целым рядом крупнейших госкомпаний федерального уровня, обладающих большими лоббистскими возможностями. Их ключевой аргумент на первый взгляд выглядит разумным: госкомпании, в отличие от органов власти, занимаются бизнесом, закупают сырье, производственное оборудование, а значит, должны ориентироваться на рынок, чему мешает слишком жесткое регулирование.

Между тем в условиях рамочного характера 223-ФЗ широкие возможности для реформирования закупок региональных госкомпаний появляются у субъектов РФ. Так, в 2015 г. Москва приняла типовое положение о закупках для столичных организаций, подпадающих под действие 223-ФЗ, которое установило для них практически те же правила, что и для госзаказа. Как не раз отмечали московские чиновники, участвовавшие в процессе разработки типового положения, на этапе обсуждения звучало много возражений и предупреждений о возможных проблемах. Однако, как показала реальная практика работы в соответствии с упомянутым типовым положением, пессимистические прогнозы не сбылись, а вот рост конкуренции на торгах действительно состоялся. В заключение отметим, что, по данным за первые три квартала 2016 года, доля неконкурентных закупок по 223-ФЗ среди московских заказчиков составила лишь около 8%. Таким образом, опыт столицы показывает, что опасения противников реформы могут оказаться сильно преувеличенными. Госкомпании могут закупать и в рамках конкурентных торгов. Было бы желание этого добиться.


Назад в раздел