ПервыйВторойТретийЧетвертыйПятыйШестойСедьмойВосьмойДевятыйДесятый

Перейдет ли количество в качество. Эксперты обсудили реформу законодательства о госзакупках


Прошедшая в Москве на пороге лета конференция «Правовое регулирование госзакупок» вызвала неподдельный интерес специалистов и экспертов, работающих в этой сфере. Не секрет, что за последние годы в законодательстве, регулирующем деятельность системы госзакупок в России, произошли масштабные изменения, и им пока не видно конца. В свете непрекращающихся реформ особое значение приобретает правоприменение множащихся изменений и новаций, а также судебная практика, призванная указать приоритетные направления разрешения конфликтных ситуаций, возникающих в процессе подготовки и проведения закупок и исполнения заключенных госконтрактов. Обсуждению этих вопросов, а также оценке эффективности мер, предпринимаемых законодателем по уменьшению коррупции в госзакупках, и было посвящено большинство выступлений на данной конференции.

Быть в курсе нововведений

Доцент кафедры финансового права Российского государственного университета правосудия (РГУП) Виталий Кикавец представил две схемы, отображающие все многообразие и гигантское количество подзаконных актов, изданных для исполнения и конкретизации самого по себе внушительного законодательства о госзакупках. Такая наглядная демонстрация невообразимого числа правовых актов способна впечатлить кого угодно и заставляет задуматься о том, как не утонуть в этом океане нормативного законотворчества. По мнению доцента, в таком океане необходим штурман, способный обеспечить единообразие правоприменения в контрактной системе, и эту роль на себя пытается взять Верховный Суд.

– Регуляторы есть, но нет полномочий на разъяснения. Также отсутствует единое обобщение и анализ практики правоприменения норм 44-ФЗ и 223-ФЗ территориальными УФАС, – резюмировал Виталий Кикавец.

Далее участники конференции перешли к обсуждению законодательных новаций.

В своем выступлении партнер, руководитель практики «Размещение заказа. Административное и судебное обжалование» ЮГ «Яковлев и Партнеры» Екатерина Смирнова привела пример того, как легко с помощью одного союза «или» можно нивелировать значимость требования закона. Введенный с 9 января текущего года п. 7 ч. 1 ст. 31 44-ФЗ устанавливает, что у участника закупок – физлица либо у руководителя, членов коллегиального исполнительного органа, лица, исполняющего функции единоличного исполнительного органа, или главного бухгалтера юрлица не должно быть судимости за экономические преступления.

– Союз «или» не позволяет однозначно толковать обязанность участника перечислить данные обо всех указанных лицах. Он говорит о том, что можно раскрыть информацию о судимости лишь одного лица, – пояснила Екатерина Смирнова и посоветовала изучить судебную практику по этому вопросу.

Заместитель директора тендерного департамента компании Seldon Ассоциации электронных торговых площадок Анна Панова акцентировала внимание участников на том, что недавно законодателем был установлен предельный 30-дневный срок оплаты госконтрактов с даты подписания ими документов о приемке и с 1 мая текущего года заказчики обязаны соблюдать этот срок.

– За нарушение закрепленного в п. 7.1 ч. 1 ст. 31 44-ФЗ требования установлен штраф 3000 руб. Это необходимо учитывать при формировании любой закупочной документации, – сообщила представительница компании Seldom.

В поисках баланса

Развернувшееся далее обсуждение судебной практики выявило серьезные проблемы правоприменения – разные, а иногда и противоположные решения судов, казалось бы, в идентичных конфликтных ситуациях. Огромное количество противоречащих друг другу решений касается документации с описанием предмета закупки. Излишняя детализация требований заказчиком, по мнению одних судов, явно отсекает некоторых участников, снижая конкуренцию. Другие же суды, наоборот, считают, что туманные и неконкретные требования снижают шанс заказчика получить именно то, что ему необходимо и с соответствующими параметрами.

– Должен быть найден баланс между детальным описанием и установлением конкретных требований, потому что жалоб очень много, – посетовала в своем выступлении Екатерина Смирнова.

Свою лепту в трактовку, зачастую противоречащую с судебной, тех или иных положений законов вносит и Федеральная антимонопольная служба (ФАС). Для антимонопольной службы основным критерием затачивания документации под единственного производителя является ситуация, когда совокупность требований заказчика к товару указывает на одного производителя, тогда правомерность таких требований вызывает вопросы. Соответственно, бремя доказывания безальтернативности данного производителя, по мнению ФАС, ложится на участника закупки. Заказчик же в свою очередь обязан представить убедительные свидетельства наличия нескольких производителей указанного в документации товара, как то: каталоги, письма производителей и заявки участников с предложением продукции разных производителей.

Подход судов в подобных случаях более гибкий – даже при наличии одного производителя учитывается возможность поставки товара несколькими поставщиками, которые и могут создать конкуренцию даже при единственном производителе, ведь предметом поставки в подавляющем большинстве случаев является не производство товара, а его поставка. К тому же суды разграничивают требования к товару по части их обоснованности и необоснованности, зачастую признавая незаконными, как не относящимися к параметрам, определяющим качество товара, например, вес и габариты медицинского оборудования. Еще, по утверждению Екатерины Смирновой, заказчики иногда произвольно устанавливают критерии требований, сужая их диапазон, и тем самым входят в противоречие с Едиными требованиями, утвержденными решением комиссии Таможенного союза. Хотя последние, в отличие от устанавливаемых заказчиками, научно обоснованы. Такая вольница с критериями недопустима.

Контроль исполнения

Следующим предметом обсуждения присутствующих стало исполнение контракта и те меры, которые предлагаются для обеспечения главного результата закупочного процесса – исполнения контракта в срок и в полном объеме. Одной из таких мер является исполнение контракта с казначейским и расширенным казначейским сопровождением.

– У казначейского сопровождения есть свои плюсы и минусы. Минусы – необходимость организации финансового менеджмента исполнителя: все нужно делать заблаговременно согласно графику выполнения работ и расчетов. То есть подписать документ задним числом не получится. Также невозможно удаленно открыть счет в Управлении Федерального казначейства (УФК) по каналам электронного взаимодействия. Среди плюсов хочу отметить тот факт, что счет открывается в течение 1–2 дней после представления комплекта документов, а в каждом территориальном органе казначейства назначено уполномоченное лицо, которое уполномочено давать консультации, – сообщил юрисконсульт-эксперт ПАО «МегаФон» Руслан Алиев.

Адвокат, советник, руководитель группы специальных судебных проектов ЮФ «ЮСТ» Антон Сироткин объяснил в каких случаях работы и услуги, выполненные при отсутствии заключенного в установленном порядке контракта или сверх контракта, подлежат оплате: «Здесь очень показательны договоры подряда. Например, заключен договор на оказание услуг по уборке снега на улице. Заранее предусмотреть объем снега практически невозможно. Поэтому нужно определить добросовестность и объективную необходимость. При соблюдении данных двух критериев есть все основания взыскивать оплату за работы и услуги без контракта. Хотя большое значение имеет судейское усмотрение». Надо добавить, что единообразная судебная практика Верховного суда в части исполнения несуществующего обязательства отсутствует и пока применяются постановления Президиума ВАС.

Тему качества исполнения контрактов затронула руководитель направления дирекции по развитию ЗАО «СБЕРБАНК-АСТ» Екатерина Маковлева, назвавшая главную проблему в этом вопросе: «Уязвимости в контрактной системе действительно есть – и в процедурной части, начиная с планирования и двухэтапного нормирования, и при проведении самих процедур, и при заключении и исполнении контракта. Система не бывает идеальной. Но проблема, на мой взгляд, не только и не столько в тех нормах, которые есть. Проблема в нашем изобретательном народе, который частенько превращает техзадание и заявки в шарады».

В заключение некоторыми выступающими была упомянута главная беда контрактной системы – неискоренимая коррупция. С инициативой по созданию особого независимого органа для борьбы с коррупцией в федеральной контрактной системе, а так же активизации пропаганды по противодействию коррупции выступил профессор Академии Генеральной прокуратуры РФ, кандидат юридических наук Андрей Тимошенко.

Все выступающие сошлись во мнении, что увеличение количества законов и мер по регулированию деятельности федеральной контрактной системы без перехода в качество создает только видимость ее развития и совершенствования. Требуется точечное введение законодательных новаций и корректив, а также усиление контроля за исполнением и применением уже имеющегося законодательства.


Назад в раздел