ПервыйВторойТретийЧетвертыйПятыйШестойСедьмойВосьмойДевятыйДесятый

Квоту выделим, но только для своих? Заказчики по ФЗ-223 создают аффилированные субъекты МСП для выполнения возложенных на них обязательств


Первый заместитель Председателя Правительства РФ Игорь Шувалов заявил, что часть субъектов малого и среднего предпринимательства, получающих заказы в рамках Закона № 223-ФЗ, связана с крупными компаниями. Вице-премьер призвал Корпорацию МСП активизировать работу с информационными системами в целях выявления малых предприятий, аффилированных с заказчиками. Эти заявления прозвучали 18 сентября 2017 года на форуме предпринимательской общественной организации «ОПОРА России», приуроченном к ее 15-летнему юбилею. В этой связи напомним, что о возможности создания «карманных» субъектов МСП специально под торги крупных компаний эксперты говорили еще 2–3 года назад, когда вводились соответствующие квоты. Признание подобных махинаций на правительственном уровне ставит под сомнение официальные отчеты о росте закупок крупнейших компаний у малого и среднего бизнеса.

В рамках стратегии

Напомним, что государственная поддержка развития субъектов МСП входит в число приоритетов экономической политики правительства. Одним из главных оснований для проведения такой политики послужил позитивный зарубежный опыт. Так, по мнению экспертов, господдержка МСП стала одной из главных причин японского и корейского «экономического чуда». Основные направления политики Правительства РФ в данной области были изложены в Стратегии развития МСП на период до 2030 года, утвержденной в 2016 году. Одним из ключевых механизмов поддержки является генерация спроса на продукцию малого и среднего бизнеса с помощью госзаказа и закупок крупных компаний, подпадающих под действие ФЗ-223. Между тем реальные шаги в этом направлении были сделаны еще до принятия стратегии. Так, с 2014 года действует Закон № 44-ФЗ о контрактной системе, согласно которому госзаказчики должны отдавать малому бизнесу 10% объема своих закупок.

В середине 2015 года Правительство РФ утвердило перечень из 35 крупнейших заказчиков по ФЗ-223, на которых была возложена обязанность отдавать малому и среднему бизнесу не менее 18% объема своих закупок (в денежном выражении); при этом не менее 10% этого объема должно реализовываться на торгах, организуемых исключительно для субъектов МСП. Позднее этот список расширялся как за счет федеральных, так и за счет региональных госкомпаний. По последним данным, он включает 421 организацию (190 федеральных и 231 региональную компанию).

С 2018 года квоты будут повышены: крупные заказчики по ФЗ-223 должны будут отдавать МСП не менее 25% объема своих заказов, при этом не менее 15% должны реализовываться через спецторги для МСП, которые планируется перевести на нормы, близкие к требованиям ФЗ-44. Правда, есть одно важное обстоятельство: при расчете указанных процентов не учитывается почти 20 видов заказов (то есть доля считается от всего остального). В список исключений входят закупки в сфере обороны и безопасности, приобретении продукции естественных монополий, финансовых услуг, закупки, составляющие государственную тайну, закупки за рубежом и многое другое.

Можно ли верить статистике?

Судя по официальным данным, принятые меры дают хорошие результаты: крупные компании стали больше доверять контрагентам из малого бизнеса, резко увеличили объемы закупок у субъектов МСП, выполнили (а многие – сильно перевыполнили) квоты, установленные государством. Так, по данным за 2016 год, по результатам закупок, размещенных у субъектов МСП, были заключены договоры на общую сумму 984,9 млрд руб. По предварительным данным, за первые 8 месяцев текущего года госкомпании закупили у малого и среднего бизнеса продукцию на общую сумму около 1,3 трлн руб. Чаще всего у субъектов МСП закупают такие товары, как компьютеры и периферийное оборудование, лекарственные препараты, медицинские инструменты и оборудование. Среди закупаемых у МСП работ и услуг лидируют работы по строительству коммунальных объектов для электроснабжения и связи, услуги по ремонту оборудования, услуги в области инженерно-технического проектирования, в сфере технических испытаний, исследований, анализа и сертификации, а также услуги частных охранных служб.

Между тем целый ряд фактов позволяет усомниться в озвучиваемых высоких показателях. Так, в проведенном Минфином РФ мониторинге закупок по ФЗ-223 за первое полугодие 2017 года приводились данные о многомиллиардных закупках у субъектов МСП. Например, Банк ВТБ заключил с ООО «Плаза» договор ценой 14,7 млрд руб., а другой субъект МСП заключил несколько договоров на общую сумму более 30 млрд руб. В то же время, согласно закону, предельная годовая выручка малого предприятия составляет 800 млн руб., а среднего – 2 млрд руб. По словам заместителя министра финансов Алексея Лаврова, действующая редакция ФЗ-223 не дала ожидаемого результата в части привлечения субъектов МСП к закупкам госкомпаний, а рост их доли в общем объеме закупок носит формальный характер и возник за счет фирм, созданных специально для участия в торгах. Теперь эту позицию публично озвучил и первый вице-премьер Игорь Шувалов, курирующий весь комплекс вопросов господдержки МСП.

Есть ли выход?

Можно поставить вопрос и так: а все ли заказчики по ФЗ-223 реально могут выполнить установленные квоты на закупки у субъектов МСП? Ведь не надо забывать, что подавляющее большинство этих субъектов представляют отнюдь не производство или инновации, а сферу торговли и услуг. Ответ на поставленный вопрос очень сильно зависит от отраслевой специфики компании, которая не была учтена
при установлении квоты. По мнению экспертов, некоторые госкомпании могут легко выполнить установленные требования, а для других это практически нереально. Так, по словам начальника отдела правовой экспертизы компании B2B-Center Дмитрия Казанцева, часть заказчиков по ФЗ-223 в силу структуры своих закупок не могут предоставить МСП необходимые 18% общей стоимости заказов за год. В результате некоторые даже согласны перейти на ФЗ-44 (а это, по словам эксперта, самое страшное наказание для тех, кто не выполнил квоту), а другие вынуждены изобретать схемы посредничества малого предприятия между заказчиком и реальным поставщиком (крупной компанией).

Как можно выйти из создавшегося положения и что реально происходит на практике? Во-первых, учесть отраслевую специфику заказчиков по ФЗ-223 в значительной мере позволяет список продукции, которая практически не закупается у малых предприятий, а потому не учитывается при расчете квоты. Во-вторых, два года назад, практически одновременно с установлением квоты была создана лазейка, позволяющая эту квоту обойти. Если раньше предельная доля организаций, не являющихся субъектами МСП, в уставном капитале субъекта МСП не должна была превышать 25%, то сейчас она составляет 49%. Но в ситуации, когда 51% разбит между несколькими мелкими собственниками, а 49% принадлежит крупной компании, последняя де-факто контролирует субъект МСП и может сделать его «карманным» посредником при сделках с другой крупной компанией. При этом не надо забывать, что при посреднических схемах цены заказа повышаются, то есть реально наносится ущерб бюджету госкомпаний. Можно, конечно, вернуться к старым 25%; в этом случае создавать аффилированные субъекты МСП будет труднее. Но, с одной стороны, труднее – это не значит, что невозможно, а с другой стороны, если «карманных» МСП-поставщиков действительно не будет, то мы опять вернемся к вопросу: а смогут ли госкомпании выполнить установленные квоты?

Вместе с тем можно принять меры, которые по крайней мере облегчат участие в торгах по ФЗ-223 для неаффилированных субъектов МСП. Так, по мнению руководителя комитета по развитию взаимодействия бизнеса и госкомпаний предпринимательской организации «Деловая Россия» Сергея Фахретдинова, основной проблемой для малого бизнеса является поиск рентабельной ниши, а после того как она найдена – борьба с избыточной отчетностью. Поэтому существенную помощь могла бы оказать автоматизация подтверждения принадлежности к числу субъектов МСП. Можно посмотреть и с другой стороны: а всегда ли аффилированность – это так плохо? По словам гендиректора Объединения профессиональных специалистов в области государственных, муниципальных и корпоративных закупок Георгия Сухадольского, тут речь может идти о родственниках и знакомых, которые работают на одном рынке. С точки зрения государства, борющегося с коррупцией, эта ситуация неприемлема, однако для коммерческих заказчиков она вполне может иметь экономический смысл. Таким образом, можно констатировать, что проблема реального выполнения квот по закупкам у МСП существует, что она вызвана объективными трудностями и что простого и однозначного ее решения пока нет.


Назад в раздел