ПервыйВторойТретийЧетвертыйПятыйШестойСедьмойВосьмойДевятыйДесятый

Подмена понятий. Обязательства по банковской гарантии не имеют никакого отношения к обязательствам по исполнению контракта


В головах некоторых участников контрактных отношений после заключения контракта почему-то происходит странная коллизия: они уверены, что банковская гарантия – это страховка на случай возникновения тех или иных форс-мажорных ситуаций при выполнении обязательств, прописанных в госконтракте. Тем самым они выдают желаемое за действительное. В реальности это абсолютно разные обязательства. Но тем не менее находятся прецеденты, когда эту юридическую аксиому пытаются оспорить с помощью обращения в судебные инстанции. Рассмотрим один из таких случаев.

Крым и санкции


ООО «Компания Стройконтракт-Л» обратилось в Арбитражный суд города Москвы с иском о признании незаконными действий Министерства внутренних дел Российской Федерации (МВД России) по направлению требований об осуществлении выплаты по банковской гарантии № 187 от 24.11.2014 г.

Иск мотивирован тем, что в связи с обстоятельствами непреодолимой силы поставка продукции в рамках заключенного государственного контракта не осуществлена. Об этом ответчик неоднократно уведомлялся, поэтому, по мнению истца, направление ответчиком требований о выплате по банковской гарантии № 187 от 24.11.2014 г. следует признать незаконным.

Изучив материалы дела, выслушав объяснения представителей сторон, оценив представленные доказательства, суд посчитал требование заявителя не подлежащим удовлетворению по следующим основаниям.

Согласно материалам дела, между сторонами заключен государственный контракт № 0173100012514000423-0008205-02 от 28.11.2014 г. на поставку, монтаж, наладку оборудования дооснащения существующих программно-технических комплексов единого информационного пространства (ПТК ЕИП) для создания облачной инфраструктуры и использования ее в Единой системе информационно-аналитического обеспечения деятельности МВД России. В соответствии с п. 21. контракта его цена составляет 133 415 684,13 руб. Срок исполнения – по 30 марта 2015 г., срок действия контракта – по 30 апреля 2015 г. Исполнение истцом обязательств по контракту было обеспечено банковской гарантией № 187 от 24.11.2014 г., выданной ООО КБ «Новопокровский» в адрес МВД России на сумму 43 983 192,57 руб. Исходя из раздела «Характеристики товаров», спецификации поставляемых товаров (Приложение № 2 к контракту) и пп. 8 п. 8 «Разнарядка» (Приложение № 1 к контракту), истец обязался поставить в адрес МВД по Республике Крым: шасси серверов-лезвий тип 2 – 1 шт. – производителя Hewlett-Packard (США); серверов-лезвий тип 2 – 8 шт. – производителя Hewlett Packard (США); системы хранения данных тип 1 – 1 шт. – производителя NetApp (США).

В обосновании своей позиции по делу истец ссылается на то, что после заключения контракта и перечисления авансового платежа (п/п № 437 от 12.12.2014 г. – 40 021 942,91 руб.) США и Евросоюзом были введены экономические санкции, препятствующие его исполнению: 19.12.2014 г. указом президента США (Executive Order) № 13685, помимо прочего, введен запрет на поставку, продажу, использование, обслуживание на территории Республики Крым телекоммуникационного оборудования; решением Совета Европы (заявление для прессы № 17015/14 от 18.12.2014 г.) с 20.12.2014 г., помимо прочего, введен запрет на поставку, продажу, использование, обслуживание на территории Республики Крым и г. Севастополе телекоммуникационного оборудования. Часть продукции по контракту производства США попала в санкционные списки и запрещена для поставок на территорию Республики Крым и г. Севастополь и для МВД России как военного заказчика (по классификации НАТО). В январе-феврале 2015 г. заявитель получил информацию от производителя NetApp (письмо от 06.02.2015 г.) и Hewlett-Packard (письмо от 12.01.2015 г.)

Непреодолимая сила как аргумент

Указанные обстоятельства возникли после заключения контракта и согласно п. 9.1. контракта относятся к обстоятельствам непреодолимой силы, препятствующим надлежащему исполнению обязательств по контракту истцом. Истец не мог предвидеть и предотвратить наступление вышеназванных обстоятельств при заключении контракта.

Письмом от 15.01.2015 г. исх. № 149/1 истец обратился в МВД России с просьбой предоставить контактные данные конечного заказчика поставляемого оборудования для согласования внесения изменений в контракт в целях его исполнения в связи с вводом экономических санкций и включением части оборудования в санкционный список Европейского союза. Таким образом, истец уведомил ответчика о невозможности исполнения контракта в связи с наступлением вышеуказанных обстоятельств непреодолимой силы.

В МВД России 2 февраля 2015 г. была проведена рабочая встреча по вопросу исполнения контракта. Истец доложил об отказе ряда производителей поставлять оборудование, предусмотренного контрактом в связи с введением в отношении РФ экономических санкций и о необходимости внесения изменений в контракт в целях поставки оборудования иных производителей, не присоединившихся к санкциям в отношении Российской Федерации. Письмом от 25.02.2015 г. исх. № 157/02 истец просил МВД России согласовать внесение изменений в характеристики предусмотренного контрактом оборудования в связи с отказом ряда производителей от поставок части оборудования в РФ. К поставке в рамках контракта истцом было предложено аналогичное оборудование других производителей, совместимое и не отличающееся по функциональному назначению от предусмотренного контрактом, а по своим качественным, техническим характеристикам превосходящее заявленные в контракте, с обеспечением предоставления, в случае принципиального согласия на замену, соответствующих экспертных заключений.

До 05.03.2015 г. МВД России не предоставляло истцу контактные данные ответственного лица конечного заказчика поставляемого оборудования для оперативного согласования внесения изменений в контракт. Письмом от 05.03.2015 г. исх. № 159/03 истец повторно просил согласовать внесение изменений в характеристики предусмотренного контрактом оборудования, ссылаясь на санкции и рост закупочной стоимости предусмотренного контрактом оборудования до суммы более чем 250 млн руб. Обращения истца в адрес МВД России о невозможности исполнения контракта, возможности и необходимости внесения изменений в контракт с целью достижения целей, в него заложенных, были оставлены ответчиком без внимания. До настоящего времени от МВД России ответы на предложения ООО «Компания Стройконтракт-Л» не получены, внесение изменений в контракт не согласовано, дополнительные соглашения к контракту не подписаны.

Таким образом, истец неоднократно уведомлял письмами МВД России и его структурные подразделения о невозможности исполнить контракт в связи с наступлением обстоятельств непреодолимой силы – введением санкций, и о готовности поставить аналогичное, чем предусмотрено в контракте, оборудование с даже лучшими характеристиками, однако решение по указанному вопросу до настоящего времени не принято.

В дальнейшем письмом от 21.05.2015 г. исх. №26/9-613 ответчиком в Московский филиал ООО КБ «Новопокровский» было направлено требование об осуществлении уплаты денежной суммы по банковской гарантии № 187 от 24.11.2014 г. в размере 43 983 192,57 руб., в связи с неисполнением истцом своих обязательств по контракту. Письмом от 09.06.2015 г. исх. № 26/9-709 ответчиком в Московский филиал ООО КБ «Новопокровский» было направлено повторное требование об осуществлении уплаты денежной суммы по банковской гарантии № 187 от 24.11.2014 г. в размере 43 983 192,57 руб., в связи с неисполнением истцом своих обязательств по контракту. Однако истец считает действия по направлению данных требований незаконными, поскольку невыполнение условий контракта со стороны истца было вызвано обстоятельствами непреодолимой силы.

Одностороннее обязательство

Данные доводы судом признаны несостоятельными и отклонены ввиду противоречия фактическим обстоятельствам дела и неправильным применением истцом норм материального права.

В соответствии с п. 8 ст. 3 ФЗ от 05.04.2013 г. № 44-ФЗ «О контрактной системе в сфере закупок товаров, работ, услуг для обеспечения государственных и муниципальных нужд» под государственным контрактом понимается договор, заключенный от имени Российской Федерации, субъекта Российской Федерации (государственный контракт), муниципального образования (муниципальный контракт) государственным или муниципальным заказчиком для обеспечения соответственно государственных нужд, муниципальных нужд. Согласно ст. 368 ГК РФ, в силу банковской гарантии банк, иное кредитное учреждение или страховая организация (гарант) дают по просьбе другого лица (принципала) письменное обязательство уплатить кредитору принципала (бенефициару), в соответствии с условиями даваемого гарантом обязательства, денежную сумму по представлении бенефициаром письменного требования о ее уплате. В соответствии со статьей 369 ГК РФ банковская гарантия обеспечивает надлежащее исполнение принципалом его обязательства перед бенефициаром (основного обязательства). За выдачу банковской гарантии принципал уплачивает гаранту вознаграждение.

Согласно представленной банковской гарантии от 24.11.2014 года № 187, гарант обязался оплатить МВД России (бенефициар) денежную сумму в размере 83 192,57 руб., в случае если ООО «Компания Стройконтракт-Л» (принципал) не исполнит или исполнит ненадлежащим образом любые свои обязательства по государственному контракту. При этом пунктом 5 банковской гарантии предусмотрено, что гарант производит платеж в полном объеме в течение пяти рабочих дней после первого письменного требования бенефициара. ООО «Компания Стройконтракт-Л» не исполнило обязательств в полном объеме по государственному контракту. Гарант ООО КБ «Новопокровский» выполнило обязательства по банковской гарантии в полном объеме.

Согласно положениям ст. 368 Гражданского кодекса РФ, банковская гарантия представляет собой одностороннее обязательство. Стороной сделки по выдаче банковской гарантии является гарант, который принимает обязательство уплатить кредитору принципала (бенефициару) денежную сумму в соответствии с условиями гарантии.

В соответствии со ст. 369 ГК РФ цель банковской гарантии обеспечительная, поскольку банковская гарантия должна обеспечивать надлежащее исполнение принципалом обязательства (основного обязательства) перед бенефициаром. Банковская гарантия от 24.11.2014 года № 187 обеспечила в данном случае возврат уплаченных МВД России денежных средств в качестве аванса. Статьей 373 ГК РФ предусмотрено, что банковская гарантия вступает в силу со дня ее выдачи, если в гарантии не предусмотрено иное.

Основания для прекращения банковской гарантии перечислены в п. 1 ст. 378 ГК РФ, согласно которому обязательство гаранта перед бенефициаром по гарантии прекращается: уплатой бенефициару суммы, на которую выдана гарантия; окончанием определенного в гарантии срока, на который она выдана; вследствие отказа бенефициара от своих прав по гарантии и возвращения ее гаранту; вследствие отказа бенефициара от своих прав по гарантии путем письменного заявления об освобождении гаранта от его обязательств.

Принцип независимости обязательства гаранта перед бенефициаром от основного обязательства проявляется в том, что основаниями к отказу в удовлетворении требования бенефициара могут служить исключительно обстоятельства, связанные с несоблюдением условий самой гарантии, не имеющие никакого отношения к основному обязательству.

Контракт есть контракт

В отношении обстоятельств, относящихся к основному обязательству и, в частности, свидетельствующих о его исполнении должником, либо прекращении по иным основаниям, либо признании недействительным, то они не могут служить основанием к освобождению гаранта от исполнения обязательства, вытекающего из банковской гарантии. Гаранту предоставлено право лишь немедленно сообщить об этих обстоятельствах бенефициару и принципалу. Однако повторное требование бенефициара гарант обязан удовлетворить (ст. 376 ГК РФ).

В соответствии со ст. 309 ГК РФ обязательства должны исполняться надлежащим образом в соответствии с условиями обязательства и требованиями закона, иных правовых актов, а при отсутствии таких условий и требований – в соответствии с обычаями делового оборота или иными обычно предъявляемыми требованиями. В силу положений ст. 421 Гражданского кодекса Российской Федерации граждане и юридические лица свободны в заключении договора. Условия договора определяются по усмотрению сторон, кроме случаев, когда содержание соответствующего условия предписано законом или иными правовыми актами.

Кроме того, юридическое лицо, осуществляя предпринимательскую деятельность, в соответствии с действующим законодательством и вступая в новые договорные отношения, должно было предвидеть последствия совершения им юридически значимых действий. Являясь субъектом гражданских правоотношений, ответчик обязан не только знать нормы гражданского законодательства, но и обеспечить соблюдение этих норм. В силу ст. 4 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации любое заинтересованное лицо вправе обратиться в Арбитражный суд за судебной защитой нарушенного права, будучи, в силу ст. 65 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, обязанным доказать обстоятельства, на которые оно ссылается как на основание своих требований и возражений.

К тому же, в силу ст. 68 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, обстоятельства, которые согласно закону должны быть подтверждены определенными доказательствами, не могут подтверждаться в Арбитражном суде иными доказательствами.

Между тем судебная защита нарушенных прав направлена на восстановление прав, т.е. целью защиты является восстановление нарушенного или оспариваемого права, и, следовательно, избранный стороной способ защиты нарушенного права должен соответствовать такому праву и должен быть направлен на его восстановление. Более того, истец не обосновал, каким образом удовлетворение настоящего иска может восстановить его нарушенные права и законные интересы.

В соответствии с п. 1 ст. 2, ч. 1 ст. 4 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации каждое заинтересованное лицо вправе обратиться в Арбитражный суд за защитой своих нарушенных или оспариваемых прав и законных интересов в порядке, установленном Арбитражным процессуальным кодексом Российской Федерации. Под заинтересованным лицом понимается лицо, утверждающее о нарушении либо оспаривании его прав и законных интересов. Способы защиты гражданских прав определены ст. 12, другими нормами Гражданского кодекса и иными законами. Выбор способа защиты нарушенного права осуществляется истцом и должен действительно привести к восстановлению нарушенного материального права или к реальной защите законного интереса. При этом избранный истцом способ защиты должен быть соразмерен нарушению и не должен выходить за пределы, необходимые для его применения.

Судом установлено, что заявителем избран ненадлежащий способ защиты нарушенного права, а заявленный предмет иска и способ защиты нарушенного права не соответствует основанию иска, обстоятельствам и характеру нарушений его права, что является основанием для отказа в удовлетворении исковых требований. Суд решил в удовлетворении исковых требований ООО «Компания Стройконтракт-Л» отказать в полном объеме.


Назад в раздел