ПервыйВторойТретийЧетвертыйПятыйШестойСедьмойВосьмойДевятыйДесятый

С больной головы на здоровую. Попытка исполнителя свалить на заказчика вину за срыв сроков издания журнала «Московское наследие» не удалась


Специфичность редакционно-издательской деятельности наглядно проявляется при проведении закупок видов работ, связанных с ней. Только тщательная проработка контракта, а также технического задания и прочих приложений к нему, предварительное согласование вопросов, возникающих у обеих сторон и способных вызвать неоднозначное толкование, могут гарантировать устраивающий как заказчика, так и исполнителя результат. Что же получается в противном случае, рассмотрим на одном из примеров.

ООО «Группа компаний «Би-Эс-Ди Медиа» обратилось в Арбитражный суд с иском, в котором просит признать не действительным решение об одностороннем отказе от исполнения контракта, вынесенное в рамках государственного контракта; взыскать с ГКУ «Мосреставрация» в пользу ООО «Группа компаний «Би-ЭсДи Медиа» убытки в размере 559 400 руб.; признать государственный контракт от 10 февраля 2016 г. расторгнутым на основании одностороннего отказа ООО «Группа компаний «Би-Эс-Ди Медиа» от 23 марта 2016 г.; признать ничтожными п. 9.1. технического задания (приложение № 1 к государственному контракту от 10 февраля 2016 г.) и п. 1.2. календарного плана (приложение № 2 к государственному контракту от 10 февраля 2016 г.) в части необходимости получения согласования у Департамента культурного наследия города Москвы.

Качество или сроки?

Как следует из материалов дела, между ООО «Группа компаний «Би-Эс-Ди Медиа» (истцом) и ГКУ «Мосреставрация» (ответчиком) был заключен государственный контракт от 10 февраля 2016 г. В соответствии с п.п. 2., 2.1. государственного контракта истец при завершении услуги предоставляет ответчику результаты оказанных услуг в соответствии с техническим заданием и календарным планом оказания услуг. В соответствии с п. 9.1. технического задания в рамках первого этапа истец должен был разработать дизайн макет журнала и представить ответчику и Департаменту культурного наследия г. Москвы два варианта дизайн-макета, каждый из которых состоит из 8 полос, включая обложку. Срок исполнения первого этапа – с даты заключения контракта по 12 февраля 2016 г.

В соответствии с письмом от 12.02.2016 г. в адрес ГКУ «Мосреставрация» было направлено письмо о завершении работ первого этапа в полном соответствии с государственным контрактом и техническим заданием. После переписки с департаментом в адрес ответчика также было направлено письмо от 4 марта 2016 г. с уведомлением о сдаче первого этапа по государственному контракту. В соответствии с письмом от 11 марта 2016 года в адрес ответчика были повторно направлены акты оказанных услуг по первому этапу работ по государственному контракту. Таким образом, в адрес ответчика многократно направлялись результаты работ, в том числе с различными изменениями. При этом истец не представил ответчику лишь согласование со стороны Департамента культурного наследия г. Москвы, которое должно было произойти до 22 февраля 2016 г. До 3 марта 2016 г. ответчик должен был осуществить приемку услуг, оказанных истцом.

В соответствии с пп.2.1. – 2.6. п. 2 ст. 2 раздела 9 государственного контракта предусмотрены основания для одностороннего отказа ответчика от контракта. И отказ от контракта по качеству не является основанием для одностороннего отказа от контракта. Односторонний отказ ответчика произошел в результате нарушения сроков сдачи результатов работ (не было получено согласие департамента), тогда как все претензии касались исключительно качества работ. Ответчик направил истцу односторонний отказ от исполнения контракта. Основанием для отказа стал факт просрочки сдачи истцом результатов работ более чем на 5 (пять) рабочих дней. Из всех документов истец не предоставил ответчику только согласие Департамента культурного наследия города Москвы. При этом ответчик не предъявлял истцу каких либо требований, связанных с качеством результатов работ.

Так как истец встретил значительные препятствия на пути исполнения государственного контракта, он направил ответчику уведомление о приостановлении работ по контракту.

В тексте государственного контракта не определяется правовой статус Департамента культурного наследия г. Москвы. Единственное упоминание данного органа содержится только в п. 1 ст. 1 раздела 7, где идет речь о гарантийных обязательствах истца.

В соответствии с пунктом 9.1. технического задания Департамент культурного наследия г. Москвы рассматривает результаты оказания услуг первого этапа в течение 10 (десяти) календарных дней и представляет заказчику письмо уведомление о согласовании/несогласовании результатов оказания услуг этапа. Заказчик утверждает концепцию журнала и дизайн макет в течение 10 (десяти) календарных дней после получения уведомления Департамента культурного наследия г. Москвы о согласовании концепции журнала и дизайн-макета.

В п. 1.2. календарного плана указано, что согласование концепции и дизайн макета Департаментом культурного наследия г. Москвы, предоставление заказчику результатов оказания услуг этапа должно произойти до 22 февраля 2016 года. При этом Департамент культурного наследия г. Москвы ни государственный контракт, ни техническое задание, ни календарный план не подписывал. К тому же он не является стороной по государственному контракту, а порядок и критерии согласования результатов первого этапа не указаны в контракте. Единственным правом департамента, которое установлено в отношении истца, является право предъявлять требования в рамках гарантийных обязательств (п. 1 ст. 1 раздел 7 государственного контракта). У департамента отсутствует право приемки результатов работ по качеству, а также право устанавливать соответствие результатов работ техническому заданию. При этом в государственном контракте не предусмотрено содержание понятия «согласование» по отношению к департаменту, а также критерии этого согласования. Это создает возможность для произвола со стороны государственного органа.

Истец просит признать недействительным односторонний отказ от исполнения контракта по следующим основаниям:

– сроки предоставления работ нарушены в результате просрочки кредитора и противодействия аффилированных лиц – ответчика и третьего лица;

– положение государственного контракта о необходимости согласования департаментом результатов работ является ничтожным (ст.ст. 168, 169 ГК РФ) и применение его является недопустимым (ст. 10 ГК РФ);

– фактически претензии были связаны с качеством работ, следовательно, ответчиком нарушен порядок предъявления претензий по качеству, а также порядок расторжения договора.

Данные факты послужили основанием для обращения в суд.

Согласование - не прихоть

Как установил суд, между ответчиком и истцом 10 февраля 2016 г. заключен государственный контракт на издание журнала «Московское наследие», посвященного памятникам истории и культуры г. Москвы: разработка концепции и дизайна, создание оригинал макета, полиграфическое изготовление тиража. Согласно пп. 2.1. п. 2 ст. 1 раздела 4 контракта, результаты оказанной услуги (результаты отдельного этапа исполнения контракта) принимаются в соответствии с техническими требованиями и календарным планом.

Согласно п. 5.3 технических требований и календарному плану (приложение № 2 контракта), приемка услуг государственным заказчиком осуществляется в течение 10 календарных дней с момента предоставления исполнителем проекта акта оказанных услуг этапа и письма-уведомления Департамента культурного наследия г. Москвы о согласовании услуг этапа, а также иных документов, предусмотренных техническими требованиями.

Письмом от 11 марта 2016 г. истцом в нарушение условий пп. 5.3.1 п. 5.3. технических требований был передан проект акта оказанных услуг первого этапа. В нем не упомянут сброшюрованный отчет с концепцией шести номеров журнала, включая итоговый план номеров и рубрикатор, а также образец дизайн макета в двух экземплярах на печатном и электронном носителях. Кроме того, истцом также не был предоставлен оригинал уведомления департамента о согласовании результатов оказанных услуг этапа.

Ответчиком было принято решение об одностороннем отказе от исполнения контракта в связи с нарушением истцом срока оказания услуг по контракту, а не по качеству, как утверждает истец.

Условиями контракта определен срок исполнения исполнителем обязательств первого этапа контракта – 3 марта 2016 г. Ответчиком 3 марта 2016 г. направлено в адрес истца требование об исполнении обязательств по первому этапу в кратчайшие сроки. Исполнителем в нарушение условий контракта не были предоставлены в адрес ГКУ «Мосреставрация» указанные выше документы (не предоставлено согласование Департаментом культурного наследия г. Москвы результатов услуг этапа), в связи с чем государственный заказчик не имел оснований для приемки услуг первого этапа контракта. По состоянию на 16 марта 2016 г. услуги, предусмотренные первым этапом контракта, не были оказаны исполнителем, чем исполнитель нарушил условия контракта и допустил просрочку оказания услуг на срок более 5 (пяти) рабочих дней.

В связи с указанными обстоятельствами на основании п.п. 3 и 2.2. ст. 2 раздела 9 контракта и в соответствии со ст. 450.1 Гражданского кодекса Российской Федерации и ч. 9 ст. 95 Федерального закона от 5 апреля 2013 г. № 44-ФЗ «О контрактной системе в сфере закупок товаров, работ, услуг для обеспечения государственных и муниципальных нужд» государственным заказчиком принято решение об одностороннем отказе от исполнения контракта.

Решение вступило в законную силу 5 апреля 2016 г. в связи с тем, что ответчиком в 10-дневный срок с даты уведомления о принятии государственным заказчиком решения об одностороннем отказе от исполнения контракта не было устранено нарушение, послужившее основанием для принятия государственным заказчиком решения об одноcтороннем отказе от исполнения контракта – в ГКУ «Мосреставрация» не представлен полный комплект отчетной документации по первому этапу исполнения контракта.

В соответствии с п. 2 ст. 450.1 Гражданского кодекса Российской Федерации в случае одностороннего отказа от исполнения договора полностью, если такой отказ допускается, договор считается расторгнутым или измененным. Таким образом, решение ответчика об одностороннем отказе от исполнения контракта принято с соблюдением норм законодательства и положений контракта.

Не надо все смешивать в кучу

Постановлением Правительства Москвы от 26 апреля 2011 г. № 154-1111 утверждено Положение о Департаменте культурного наследия города Москвы. Мосгорнаследие в соответствии с Положением является отраслевым органом исполнительной власти г. Москвы, осуществляющим в том числе функции по региональному государственному надзору за состоянием, содержанием, сохранением, использованием, популяризацией и государственной охраной объектов культурного наследия и полномочия в области сохранения и популяризации объектов культурного наследия. При этом в соответствии с Положением функции государственного заказчика у Мосгорнаследия отсутствуют, такие функции возложены на ответчика – ГКУ «Мосреставрация».

ГКУ «Мосреставрация», заключив контракт, исполнило функции государственного заказчика, при этом целью контракта является освещение деятельности Правительства Москвы в области сохранения памятников истории и культуры, реставрации и сохранения объектов культурного наследия и популяризации процессов сохранения памятников истории и культуры города Москвы. В связи с тем что на учреждение возложены только функции государственного заказчика и, соответственно, утверждена соответствующая организационная структура, то возможность проверить непосредственно качество оказания услуги, а именно достоверность информации с точки зрения истории, архитектуры и культуры, у него отсутствует. В этой связи Мосгорнаследие как орган власти в силу своих функций, имеющий в своем штате сотрудников, обладающих знаниями в области истории, архитектуры и культуры, согласно приложению 1, рассмотрело результаты оказания услуг.

По результатам рассмотрения Мосгорнаследие пришло к выводу о наличии ряда фактических ошибок, искажений, неточностей, несистематизированного и поверхностного подхода. Таким образом, условия о необходимости согласования Мосгорнаследием результатов оказания услуг первого этапа исполнения контракта есть исполнение не посредственной функции Мосгорнаследия по популяризации объектов культурного наследия, а также поддержание надлежащего имиджа как Мосгорнаследия, так и Правительства Москвы.

Согласно ч. 3 ст. 96 Закона о контрактной системе исполнение контракта может обеспечиваться предоставлением банковской гарантии, выданной банком или внесением денежных средств на указанный государственным заказчиком счет, на котором в соответствии с законодательством Российской Федерации учитываются операции со средствами, поступающими заказчику. Способ обеспечения исполнения контракта определяется участником закупки, с которым заключается контракт, самостоятельно.

Таким образом, предъявленная истцом к взысканию денежная сумма расходов за предоставление банковской гарантии в размере 259 400 руб. не является по смыслу закона ущербом, т.к. расходы на предоставление обеспечения исполнения контракта истец должен был понести в любом случае вне зависимости от того, отказался ответчик от исполнения контракта или нет.

Требование взыскания 300 000 руб. за выполненные по первому этапу контракта работы также является необоснованным, т.к. работы первого этапа контракта не были выполнены истцом, что подтверждается фактическими обстоятельствами дела.

На основании изложенного требования истца удовлетворению не подлежат, и суд решил в удовлетворении исковых требований отказать.


Назад в раздел