ПервыйВторойТретийЧетвертыйПятыйШестойСедьмойВосьмойДевятыйДесятый

Чего требует красота. Столица все эффектней подсвечивается ночью, а уродливые байпасы убирают под землю


Начиная с 2011 года в Москве существенно активизировались работы по благоустройству города.
Приведены в порядок 22 тыс. дворов, при этом около 5 тыс. – по новому стандарту. Благоустраиваются скверы и парки, ежегодно проводится ремонт примерно 25 млн кв. м асфальтовых покрытий дорог и тротуаров.
Тем не менее у горожан возникают к городским властям и острые вопросы. Всегда откровенно и исчерпывающе на них отвечает заместитель Мэра Москвы по вопросам ЖКХ и благоустройства Петр Бирюков.


О траве и асфальте

Вот, например: для чего новые газоны «раскатываются» в августе? Кому-то кажется, что это нелогично, вроде бы под зиму, кроме озимых культур, обычно ничего не сажают. Нет ли тут формального подхода, выброшенных на ветер бюджетных средств?

– Когда мы говорим об августе, то до времени, когда выпадет снег, остается еще около трех месяцев, – объясняет Петр Павлович. – Газон в течение двух недель нормально прорастет и будет радовать горожан еще целых два с половиной месяца. А когда сойдет снег, этот газон будет идеальным.

От травы – к асфальту. Не секрет, что многим московским жителям кажется, что в городе все время перекладывается хороший асфальт – без причины, для «освоения бюджетных средств».

– Нет, хороший асфальт никто не срезает, – уверяет Павел Бирюков. – Убираем асфальт действительно плохой.

В Москве ведется масса работ, связанных с прокладкой коммуникационных и прочих систем: от этого на асфальте появляются полосы, потом ямы. А еще ежегодно мы имеем в зимнее время переход через нулевые отметки – от 60 до 70 раз. При оттаивании асфальт «рвется». Кстати, если москвичи видят, что положили асфальт в прошлом году, а в этом его перекладывают, то работы проводятся только за счет того подрядчика, который клал асфальт. Потому что мы обнаружили брак.

Проверку осуществляют специалисты специально созданных государственных лабораторий, центра Эксперт-надзор, есть административно-техническая инспекция, которая отслеживает состояние асфальтовых покрытий.

Дорожники при подписании договоров дают гарантию на два года. Если через два года асфальт «ведет себя нормально», его смена происходит за государственные деньги. А вот в течение двух лет ответственность лежит на подрядчике.

Кстати, если говорить о старых регламентах по замене асфальтового покрытия, то они диктовали делать это один раз в 7,5 года. Но сегодня в условиях, когда нагрузка на улично-дорожную сеть превышает нормальную в 5 – 6 раз, а температурные переходы через ноль превосходят любые допустимые нормы, асфальт надо менять каждые 3 – 4 года.

Сегодня и к составу асфальта предъявляются новые требования. Это – повышенная стойкость, износкость, сопротивление нагрузкам. Каждый метр асфальта обязательно подвергается проверке.

В этом году при анализе асфальтовых покрытий почти на 90 улицах подрядчиков обязали асфальт снять и переложить.

Бракоделы наказывают сами себя. Уровень штрафных санкций постоянно возрастает. В 2010 году за счет штрафов в казну города вернулось 146 млн руб., в 2011-м – 1,8 млрд, в 2012-м – 1,840 млрд, а в текущем году уже почти 2 млрд руб. На эти средства разыгрываются новые объемы тех или иных работ: их источник – предложения жителей, депутатов районов.

Тем москвичам, которые еще не знают, куда присылать свои предложения, Петр Бирюков напоминает: до 20 августа этого года было три портала для жалоб и предложений горожан: «Дороги Москвы», «Дома Москвы» и «Наш город». Сегодня они объединены в один портал – «Наш город». Любые предложения, связанные с транспортом, эксплуатацией жилищного хозяйства, дорожного хозяйства, медициной, нужно направлять сюда – и они будут адресованы в нужные инстанции для рассмотрения и исполнения. Срок ответов на запросы сегодня – 8 дней (раньше было 30 дней). Можно, разумеется, и просто прийти с проблемой в районную управу.

О плитке и о прорезиненном покрытии

Еще один распространенный вопрос: а что лучше и дешевле – плитка или асфальт? Петр Бирюков отвечает, что если взять суммарно по проценту эксплуатации, то плитка гораздо дешевле.

Во-первых, ее не надо так часто, как асфальт, менять. Во-вторых, важны экологические требования. В жаркую погоду от асфальта выделяется огромное количество вредных веществ. Конечно, и с плиткой возникают проблемы, если ее кладут не с должным качеством. Возникают неровности, мешающие, например, ходу детских колясок. Но там, где на качество выложенной плитки население жалуется, ее подрядчик, как и асфальт, перекладывает. Конечно, где-то плитку приходится ремонтировать. Если, к примеру, в зимний период долбят лед, то это, естественно, влияет на состояние плиточного покрытия.

Впрочем, есть все же жалобы на плитку как таковую. Скажем, от тех, кто катается на роликах, скейтбордах и… ходит на шпильках.

– Ну, на работу на шпильках вообще-то лучше не ходить, – улыбается Петр Бирюков. – А вот если захотелось погулять в выходной, то в пешеходных зонах у нас лежит плитка крупномерная, там и со шпильками нет проблем.

Что же касается велосипедов, роликов и скейтбордов, то, наверное, это и не очень хорошо, когда ребята катаются на них по тротуару. Для велосипедистов мы за два года сделали 166 км велосипедных трасс. Это – специальные зоны, где можно кататься, в том числе и на роликах, не мешая пешеходам. Для скейтбордистов сделаны специальные скейт-парки. Их огромное количество, они, по сути, есть в каждом районе.

Относительно детских площадок, на которых с недавних пор появилось прорезиненное покрытие, то в 2012 году, говорит Петр Павлович, было много споров: что для них лучше – песок, гравий или мелкогравийный щебень? В итоге сошлись на том, что лучше резиновое покрытие: по мнению специалистов, оно самое безопасное как с точки зрения недопущения травм, так и экологии.

Но что, если от резинового покрытия в жаркую погоду исходит неприятный запах? Это опять же означает некачественную работу подрядчика, то, что в работе он использовал «не те» материалы. Нужно сообщать об этом городским властям, и недобросовестный подрядчик переделает работу. Опять же за свой счет.

Ходите пешком, цените красоту

Улица Большая Дмитровка скоро станет пешеходной, как в прошлом году пешеходными стали Камергерский и Столешников переулки, улицы Кузнецкий Мост и Рождественка. В этом году открылась пешеходная Никольская лица.

– Создавать в столице все больше пешеходных пространств – это наша стратегия, рожденная на основе пожеланий москвичей, – говорит Петр Бирюков. – Чтобы лучше видеть, познавать свой город, нужно больше ходить пешком, гулять... Новые пешеходные улицы уже полюбились москвичам – не Арбатом же единым нам жить.

А на вопрос, насколько изобилие пешеходных зон в центре сузит и ограничит транспортные потоки, Петр Павлович отвечает так:

– Прежде чем приступить к созданию пешеходных зон, мы обязательно проводим необходимые исследования, моделирование: например, мы пришли к выводу, что такую улицу, как Никольская, можно закрыть, а вот, скажем, на Дмитровке оставили движение в один ряд. Потому что если вспомнить, что было на Дмитровке полтора месяца назад, то это – сплошная парковка. Проехать было невозможно и пройти нельзя. Сегодня на Дмитровке с двух сторон полосы по 10 м шириной, есть лавочками. Здесь можно хорошо отдохнуть: погулять, зайти в магазины, кафе. Уверен, Большая Дмитровка скоро станет для москвичей и гостей столицы любимым местом для прогулок...

Трудно не заметить, что в последнее время Москва ночью стала гораздо красивее, чем была раньше. Во многом дело здесь в так называемой ночной подсветке.

Но у горожан не может не возникать вопрос: а не слишком ли это дорогое удовольствие?

– Да, для города это недешево, – соглашается Павел Бирюков. – Но ведь мы говорим, что Москва должна быть яркой, красивой, в том числе и в ночное время.

За два последних года мы подсветили 12 тыс. московских дворов – там, где жители были недовольны уровнем наружного освещения. Сегодня картина совершенно иная! Мы сделали подсветку примерно на тысяче зданий социальной сферы. А что касается Нового Арбата, Тверской улицы, проспекта Мира, Якиманки, то тут освещение действительно особое. Москвичи увидели совсем другое светохудожественное оформление на Садовом кольце. Дорого?

Но красота того требует. Это же столица нашего государства!

Кстати, у света могут быть и иные функции, нежели эстетические, добавляет Петр Павлович. А то иногда можно встретить, к примеру, такие жалобы: у детского садика поставили фонари, они горят всю ночь. Зачем? Дескать, детей в садике ночью нет, «горят» деньги налогоплательщиков. Но свет нужен еще и затем, чтобы ночью в детсаду и рядом с ним не собирался неизвестно кто. Так что подобное освещение носит и охранные функции.

Заборы и байпасы

Создание красоты в городе – это еще и борьба с его уродствами. Скажем, в Москве еще немало вовсе не секретных предприятий и учреждений, скрывающихся за глухими заборами. Когда представители городских властей их преодолевают, то зачастую видят безобразную территорию, антисанитарию… Приходится заставлять руководителей таких «помоек» наводить порядок. До сих пор в Москве остается примерно 2 тыс. подобных заборов, а за три года их демонтировано почти 700 км.

Еще одна проблема – байпасы. Это большемерные трубы, которые идут по поверхности, и до 2010 года их было около 2 тыс. км. Это когда-то якобы временно проложенные коммуникации, но, как известно, «временное» зачастую становится постоянным. Поэтому сегодня прилагаются активные усилия, чтобы все байпасы, как это в общем-то и было положено по проекту, убрать под землю и дать возможность москвичам передвигаться, не меняя из-за огромных труб свой маршрут на сотни метров. Территорию, которую занимают байпасы, можно использовать под детские и игровые площадки.

Листья желтые из города увозят…

– Зачем вывозят листву с газонов? – спросит иной москвич. – Она такая красивая! Опять же деньги, что ли, лишние, чтобы оплачивать бензин, труд уборщиков?

Лишних денег у города нет, но вывоз листвы логичен хотя бы по двум причинам. Во-первых, если не вывозить листву, а прикапывать ее под ствол дерева, то постепенно из листьев образуются огромные горы. Но главное: листва впитывает множество вредных веществ, находящихся в выхлопных газах автомобилей.

Использовать листву как органическое удобрение, вообще как-то перерабатывать ее невозможно.

Зато снег теперь на снегосвалки, напротив, не вывозится. Потому что раньше, когда это делалось, напитанный городскими миазмами снег весной таял, и вода шла в водоемы. Теперь же снег плавится в стоках бытовой канализации – без применения тепла. Снег тает, затем эта вода проходит очистку.

Канализация, водопроводы и тепломагистрали подвергаются ежегодному ремонту, подземные коммуникации каждый год заменяются примерно на 4%. За прошедшие три года в городской канализации и тепломагистралях не было ни одного прорыва.

Надо двигаться вперед и в решении проблемы сбора и вывоза мусора.

– Сегодня у нас мусоропереработка примерно на уровне 18–20%. Это, конечно, мало. Мировой опыт показывает, что она должна доходить до 45%, – говорит заместитель Мэра.

К агрессии февраля уже готовы

Как сообщил Петр Бирюков, уже сегодня столица к холодам готова: закуплено достаточное количество реагентов, в полном порядке и уборочная техника – ее смотр был проведен еще в начале осени.

Предполагается, что предстоящая зима не будет сильно отличаться от своей климатической нормы. Это относится к ноябрю и декабрю. В январе возможны волны тепла, что не исключает такого погодного явления, как ледяной дождь.

Однако есть опасения, что реванш возьмет февраль, который обещает быть снежным – суровее обычной климатической нормы (-6,7 оС). Однако аномальных морозов, таких, что обещали Европе западные метеорологи, ожидать не стоит.

Город готовится и к сезону зимнего отдыха. Особое внимание уделяется паркам и дворовым территориям.

– Гораздо лучше, чем прежде, в этом смысле заживут новые столичные территории. Мы в этом году завершаем работы по созданию трех крупных парков на территории Новофедоровского поселения, Марушкинского и Красной Пахры, – подчеркивает Петр Павлович. – Жители этих территорий получат новую индустрию отдыха.

Будут организованы и праздничные зимние ярмарки. В них примут участие 40 городов, 15 из них – зарубежные.

Текст: Александр Губанов



Назад в раздел