ПервыйВторойТретийЧетвертыйПятыйШестойСедьмойВосьмойДевятыйДесятый

Местные денежные знаки. Как Центральное управление народного банка РСФСР боролось с хаосом в денежном обращении страны


Количество всевозможных денежных знаков и суррогатов, имевших хождение в стране еще при Временном правительстве, значительно возросло в первые годы советской власти.

По сведениям доктора исторических наук Б.П. Бокарева, тогда за небольшой отрезок времени – с конца 1918 года до начала 1919 года – в нашей стране имели хождение «свыше двух тысяч видов различных денежных знаков и суррогатов». Вот почему Центральное управление народного банка РСФСР, созданного в январе 1918 года на базе Государственного и национализированных частных коммерческих банков, выпустило специальный циркуляр для всех банковских структур и казначейств «О купонах процентных бумаг, имеющих хождение наравне с кредитными билетами».

В этом документе был зафиксирован список государственных бумаг, купоны которых допускались к денежному обращению наравне с кредитными билетами. Хождение имели только купоны ценных бумаг, выпущенных в обращение в период с 1 января 1908 года по 1 декабря 1917 года включительно.

Однако эта мера еще более усугубила хаос в денежном обращении страны. Да это и неудивительно – ведь только одних разновидностей купонов ценных бумаг, отличающихся друг от друга наименованиями, номиналами и рисунками, насчитывалось более 500 вариантов.

Новые платежные средства оказались весьма неудачными, так как сами купоны в зависимости от достоинства облигации зачастую имели дробный номинал (с долями копеек). Кроме того, из-за малых размеров и мелкого шрифта, которым набран текст, пользоваться купонами было крайне неудобно.

Наиболее болезненно ощущался недостаток денежных знаков в провинции, в удаленных от центра страны районах. Поступление государственных расчетных средств, прежде всего из-за парализованного Гражданской войной и интервенцией транспорта, происходило с большими перебоями, а то и вовсе прекращалось. Показателен в этом отношении пример Совета Народных Комиссаров (СНК) Москвы и Московской области, который обратился в Петроград с просьбой санкционировать выпуск собственных денежных знаков. На что, естественно, получил отказ. Однако в этих условиях во многих городах местные власти, с согласия СНК РСФСР и без оного, стали выпускать собственные денежные знаки – не только бумажные купюры, но и металлические расчетные знаки, объявив их обязательными к обращению.

Пионерами в выпуске местных «денег» стали одесситы, которые в конце 1917 года ввели в обращение собственные денежные знаки – разменные билеты города Одессы. Уже в следующем, 1918 году металлические боны достоинством 1, 3 и 5 рублей начали хождение в Армавире. На неподвластной большевикам обширной территории России временное хождение имели денежные знаки и Верховного правителя Сибири А.В. Колчака, правительство которого в 1919 году произвело эмиссию 5%-ных краткосрочных обязательств Государственного казначейства, и таких лидеров белого движения, как генералы А.П. Родзянко, А.И. Деникин, П.Н. Врангель и М.К. Дитерихс, атаман Г.М. Семенов и барон Унгерн.

«В 1920 год году Сибирский революционный комитет, имевший дефицит общереспубликанских денег, – пишет в своем исследовании о местных денежных знаках В.И.Таранков, – произвел эмиссию собственных денежных знаков, основой которых были билеты Государственного внутреннего 4 1/ 2 %-ного выигрышного займа 1917 года». В центре левой стороны облигации была сделана надпечатка (мастикой синего цвета) в виде сложного рисунка. В верхней части изображены скрещенные серп и молот, под которыми помещен лозунг: «ПРОЛЕТАРИИ ВСЕХ СТРАН, СОЕДИНЯТЕСЬ!» В середине оттиска крупными буквами надпись: «РОССИЙСКАЯ СОЦИАЛИСТИЧЕСКАЯ ФЕДЕРАТИВНАЯ СОВЕТСКАЯ РЕСПУБЛИКА», под ней более мелким шрифтом – «СИБИРСКИЙ РЕВОЛЮЦИОННЫЙ КОМИТЕТ». Внизу в овальной рамке отпечатаны цифры «1920». По краям лицевой стороны облигации расположен текст: «ОБЯЗАТЕЛЕН К ОБРАЩЕНИЮ НАРАВНЕ С КРЕДИТНЫМИ БИЛЕТАМИ И РАСЧЕТНЫМИ ЗНАКАМИ РОССИЙСКОЙ СОЦИАЛИСТИЧЕСКОЙ ФЕДЕРАТИВНОЙ СОВЕТСКОЙ РЕСПУБЛИКИ. ПОДДЕЛКА ПРЕСЛЕДУЕТСЯ ЗАКОНОМ».

Своеобразные боны выпустил в 1921 году один из киевских кооперативов с одиозно-революционным названием «Разум и совесть». Их номиналы вели свой отсчет сотыми долями от пуда хлеба.

– Кое-где власти на местах наклеивали почтовые марки на самодельные бумажные деньги, – отмечает курьезные эпизоды денежного обращения профессор Московского университета Г.А. Федоров Давыдов, – и так пускали их в обращение. В Якутии местный нарком финансов писал на винных этикетках бутылочных наклеек: на мадере – Казначейский знак 3 рубля. Сибирское временное правительство (Верховный правитель адмирал А.В. Колчак). 1919. Размер 121х73 мм 1 рубль, на кагоре – 3 рубля и т.д., и эти деньги выпускались на рынок.

Став отставной столицей, Петроград санкционировал поступление в свою денежную массу новых расчетных знаков – металлических бон шорно-чемоданной фабрики, которые чеканились из меди, бронзы и алюминия.

Свои деньги выпускали отделения Госбанка в Архангельске и Закавказье, Казанский центральный рабочий кооператив, даже торговая фирма «Кунст и Альберс» во Владивостоке и «Магазин Петра Николаевича Симада» в Николаевске на Амуре.

Полиграфическое исполнение и бумага, на которой эти знаки печатались, были большей частью низкого качества, однако в их оформлении появилась новая символика: фигуры рабочего, крестьянина, орудия труда. В 1918–1922 годах денежные выпуски осуществляли и национальные окраины.

Особое место среди этой огромной денежной массы местных эмиссий занимают платежные суррогаты, выпуск которых был осуществлен в период с 1917 по 1920 год, использовавшиеся для внутреннего обращения в лагерях военнопленных, размещенных на территории России – в Восточной Сибири и на Дальнем Востоке. Потребителями же этой уникальной валюты (сегодня она крайне редка и имеет огромный спрос у коллекционеров бонистов) стали почти два миллиона бывших солдат и офицеров Германии и особенно Австро-Венгрии, закончивших Первую мировую войну в качестве военнопленных.

На первом этапе, до февральских, а затем и октябрьских событий в России, царское правительство выплачивало каждому военнопленному до 50 царских рублей в год, которые тратились на питание, одежду и другие бытовые нужды. Но уже к весне 1917 года финансирование было прекращено, и, по разрешению администрации, специальные комитеты этих учреждений начали осуществлять эмиссию собственных денежных знаков.


Назад в раздел