ПервыйВторойТретийЧетвертыйПятыйШестойСедьмойВосьмойДевятыйДесятый

Векселя, ассигнации, банкноты. Первые бумажные деньги, предшественники современных денежных знаков и ценных бумаг, впрочем, как и сама бумага, были изобретены в Китае


Знаменитое на весь мир издание «Книга рекордов Гиннесса» утверждает, что впервые они появились в этой стране в 812 году н.э., а массовое распространение бумажных денежных знаков в Китае отнесено к 970 году.

Отстав почти на четыре века от Китая, первой в Европе стала пользоваться бумажными купюрами Швеция. В июле 1661 года были осуществлены выпуски первых банкнот (банкоседлер) в Стокгольме. Любопытно, что до сегодняшнего дня сохранилась банкнота достоинством 5 далеров, выпущенная в 1662 году.

В 1690 году бумажные платежные средства вошли в обиход британской колонии – в Североамериканском штате Массачусетс. Спустя четыре года новые денежные знаки появились и в самой Англии. Остальные же европейские государства перешли на бумажные платежные средства уже в XVIII веке: сначала Франция – в 1718 году, затем Австрия – в 1762-м и Пруссия – в 1765 году. В России же первый выпуск бумажных денежных знаков планировался еще в 40-х годах XVIII века при императрице Елизавете Петровне. Однако к осуществлению этого замысла приступил только Петр III, издав 25 мая 1762 года указ о выпуске банковых билетов Государственного банка. Были изготовлены образцы следующих достоинств: 10 руб., 50 руб., 100 руб., 500 руб. и 1000 руб. Но по причине государственного переворота, случившегося в 1762 году, выпуск их не был осуществлен, описание или образцы этих денежных знаков найти до сих пор не удалось. Однако есть сведения о более ранних прообразах денег – кожаных. В одной из статей, помещенных в журнале «Московский наблюдатель» (1837), указано, что «в Александровской слободе существовала в 40-х годах ХVI века мастерская для делания кожаных государственных ассигнаций».

В середине XVIII века, следуя в кильватере ведущих европейских государств, финансовый рынок России особенно остро начал ощущать недостатки своей монетной денежной системы и настоятельную потребность введения новых расчетных средств. Еще Петр I, а затем и его преемники, стремясь покрыть постоянно растущий бюджетный дефицит, увеличивали выпуск медных денег. Отсутствие в то время в России собственных драгоценных металлов лишало денежную систему золотых и серебряных монет, чеканка которых осуществлялась из привозного сырья. Эти монеты имели ограниченное хождение и использовались в основном для сугубо внутреннего дворцового обихода.

Денежная система России, насыщенная медными монетами мелких номиналов, тормозила развитие торговых связей на огромной территории страны. Государство нуждалось в новых платежных средствах, более универсальных, удобных в обращении, пригодных для крупных платежей. Наверное, нетрудно представить себе, насколько были затруднены в то время расчеты между продавцом и покупателем, если, к примеру, общий вес платежа пятикопеечными монетами на сумму 100 руб. почти достигал центнера.

Показательным в этом отношении является случай, описание которого стало уже классическим в исследованиях, посвященных монетному обращению в России.

Первому русскому ученому естествоиспытателю мирового значения М.В. Ломоносову пришлось на себе испытать всю пагубность денежной системы того времени: вознаграждение за свою знаменитую «Оду на день восшествия на всероссийский престол Ее величества государыни императрицы Елисаветы Петровны» он получил в виде нескольких телег, груженных медной монетой.

Дефицит бюджета, при отсутствии развитой системы государственного кредита, порождал иногда уродливые способы добывания денег. Петру I приходилось, за не имением кредита, переливать церковные колокола в медные деньги или в колоссальных объемах осуществлять порчу монеты, то есть при неизменном номинале вновь выпускаемых денежных знаков уменьшать вес и пробу металла, содержащегося в монетах.

Отсутствие в стране свободных капиталов долгосрочного характера и огромных военных расходов вынуждали российское правительство Петра I, затем Елизавету Петровну и отчасти Екатерину II предпринимать безуспешные попытки получить внешние займы. Однако международная политическая жизнь XVII века была в высшей степени неустойчивой. Европа являлась постоянно действующим театром военных действий, в результате которых часто менялись границы государств, их правительства, монархи. Европейские страны боялись давать друг другу деньги взаймы. Ведь можно было просчитаться и дать деньги на вооружение собственного врага.

Огромный дефицит бюджета (почти 2 млн руб.) вынудил Екатерину II в 1768 году вернуться к вопросу о бумажных деньгах. Благо, на вооружении был уже авторский образец (банкоцеттели), внедрить который пытался Петр III, и свой доморощенный очередной шаг к новым финансовым инструментам был сделан в 1769 году. Именно тогда появилась российская ценная бумага – вексель, который был выписан на имя жителя Санкт-Петербурга Федора Фишера, и вовсе не банком, а мало кому известной Соляной конторой. Этот документ по всем юридическим канонам подтверждал право Федора Фишера в определенное время затребовать от Соляной конторы 10 500 руб., которые были переданы ей на хранение в серебряной монете.

Вексель, который В.И. Даль определил как «купеческое обязательство, в установленном виде, на бумаге, на уплату в срок известной суммы», по мнению многих авторитетных исследователей, был известен задолго до XVIII столетия. Использование векселей на Руси известный историк С.М. Соловьев относит к XIV веку. Некоторые ученые нумизматы ссылаются на псковскую судную грамоту (свод уложений и законов), которая якобы уже была знакома с вексельной системой. Возвращаясь к векселю, выданному Федору Фишеру, следует сказать, что ранее документальное упоминание об этой ценной бумаге содержится в письме Петра I Андрею Виниусу, которое датировано мартом 1710 года. «Еще зело прошу, – писал великий преобразователь, – отпиши к Винценту, что те, которые он мне посулил, пожарные трубы, которые сами воду тянут и прышшут, прислал пару, а впредь велел бы зделать дюжину: а я через вексель заплачу».

За основу выпуска бумажных денег, названных «ассигнантами», были приняты предложения генерал-прокурора Сената А.А. Вяземского и графа Карла Сиверса. Манифест императрицы от 29 декабря 1768 года, в соответствии с которым в России были выпущены ассигнации – первые бумажные денежные знаки, не только объяснял это нововведение, но и обосновывал его «потребностями народного хозяйства в комфортных средствах общения и платежа». Согласно этому манифесту, в Санкт-Петербурге и Москве открылись «промерные банки», капитал каждого из которых был определен в 50 тыс. руб., а обмен медной монеты на ассигнации и наоборот производился только в том банке, где данная ассигнация была выпущена. Позднее, в 1786 году, оба эти финансовые учреждения были объединены в Государственный ассигнационный банк.

Выпущенные в 1769 году в обращение односторонние ассигнации номиналами 25, 50, 75 и 100 руб. мало походили на привычные для нас бумажные купюры и скорее напоминали своеобразные банковские обязательства или расписки на получение монет. Новые платежные средства были отпечатаны на плотной белой бумаге и имели размер 190 х 250 мм. Слева и справа вдоль края ассигнации была расположена надпись: «ГОСУДАРСТВЕННАЯ КАЗНА». Параллельно в верхней и нижней части купюры помещен следующий текст: «ЛЮБОВЬ К ОТЕЧЕСТВУ ДЕЙСТВУЕТ В ПОЛЬЗУ ОНОГО». Ассигнация любого номинала была оснащена локальными водными знаками, представляющими собой гербы Астраханского, Московского, Казанского и Сибирского царств и расположенными в каждом из четырех углов денежного знака. Внутри центральной части ассигнации, которая выделена рамкой, размещен казенный текст: «ОБЪЯВИТЕЛЮ СЕЙ АССИГНАЦИИ ПЛАТИТ МОСКОВСКИЙ или САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКИЙ БАНК НОМИНАЛ РУБЛЕЙ ХОДЯЧЕЮ МОНЕТОЙ (год выпуска ассигнации) ГОДА».

Спустя два года выпуск ассигнаций достоинством 75 руб. был прекращен. Причиной этому стала массовая подделка этого номинала из купюр 25-рублевого достоинства. Ассигнации остальных номиналов находились в обращении более 16 лет. Правительство Екатерины II быстро убедилось, что эмиссия бумажных денег является одной из сверхприбыльных и удобных форм своеобразного внутреннего кредита, тем более заманчивого, что исключались всякие сроки погашения и остановления определенных кредитов. Кредит в виде покрытия бюджетных дефицитов выпусками бумажных денег обнаруживал перед правительством колоссальные возможности по заимствованию материальных ресурсов у населения.

Вскоре, однако, Императорское Российское правительство пришло к выводу о том, что внутренний кредит в подобной форме не поддается устойчивой организации. Эмиссия бумажных денег в фискальных целях приводила к развитию инфляционных процессов. Так как доходы (например, от взимания налогов) в бюджет государства поступали в значительной мере в виде обесцененных ассигнаций, то их реальная цена уменьшалась. Это усиливало бюджетный дефицит, для покрытия которого требовались новые выпуски бумажных денег.

В 1786 году после очередного Указа Екатерины II от 16 марта, согласно которому Сенату было предписано выпустить новые бумажные деньги на общую сумму 50 млн руб., вводятся в обращение ассигнации нового образца, отпечатанные на бумаге особого, так называемого «литого» состава. К номиналам первого выпуска добавились купюры достоинством 5 и 10 руб.

Заменив непрактичные медные деньги, ассигнации стали пользоваться большим успехом и способствовали интенсивному развитию торговли. Обеспеченные монетой, бумажные платежные средства свободно обменивались в банках на медные, серебряные и золотые монеты. К тому же новые ассигнации в отличие от денежных знаков первого выпуска оказались долгожителями и просуществовали до 1819 года. Однако многочисленные войны, которые вела Россия в конце XVIII столетия, порождали громадный дефицит бюджета, а покрывался он за счет увеличения выпуска ассигнаций. Это привело к тому, что в 1796 году за один ассигнационный рубль давали только 79 копеек серебром. Дальнейшая эмиссия бумажных денежных знаков, теперь уже при императоре Павле I, довела стоимость ассигнации до 66 копеек.


Назад в раздел