ПервыйВторойТретийЧетвертыйПятыйШестойСедьмойВосьмойДевятыйДесятый

«Синенькая» и «красненькая». Новые бумажные деньги императора Александра I


Новые денежные знаки, коими было отмечено правление российского императора Александра I, связаны с деятельностью министра финансов Д.А. Гурьева, которым и был предложен новый проект реформирования российских денежных знаков. Сразу же отметим, что все задуманное главным российским финансистом было поручено воплощать в жизнь легендарному человеку той эпохи, генерал-лейтенанту российской армии Августину Августиновичу Бетанкуру. Уроженец Испании, инженер-механик и технолог, член-корреспондент Французской академии наук, он известен нашим современникам такими шедеврами, как Манеж в Москве, выставочный зал для знаменитой ярмарки в Нижнем Новгороде, Тульский оружейный завод, Исаакиевский собор. По проекту генерала Бетанкура и при его непосредственном участии в Санкт-Петербурге был построен целый городок – Экспедиция заготовления государственных бумаг, которая уже 14 февраля 1818 года выпустила для российского финансового рынка новые ассигнации. Впрочем, начнем наш рассказ об этом и других денежных новшествах, которым предшествовали следующие события начала XIX века.

Прелюдия к денежным реформам

Бумажные деньги на финансовом рынке России появились в период правления величавой бабушки Александра I – Екатерины Великой, а он сам стал третьим по счету правителем России, кому довелось основательно реформировать российский финансовый рынок.

Напомним нашим читателям, что за основу выпуска бумажных денег (а появились они впервые в 1769 году), названных ассигнатами, были приняты предложения заведующего финансами Сената князя А.А. Вяземского и графа Карла Сиверса. Манифест императрицы от 29 декабря 1768 года, в соответствии с которым в России и были выпущены ассигнации – первые бумажные денежные знаки, не только объяснял это нововведение, но и обосновывал его потребностями народного хозяйства в комфортных средствах обращения и платежа. Согласно этому манифесту, в Санкт-Петербурге и Москве открылись «промерные банки», капитал каждого из которых был определен в 500 000 рублей, а обмен медной монеты на ассигнации и наоборот производился только в том банке, где данная ассигнация была выпущена. Забегая вперед, скажем, что в 1786 году оба эти финансовых учреждения были объединены в Государственный ассигнационный банк.

Выпущенные в 1769 году в обращение односторонние ассигнации номиналами 25, 50, 75 и 100 рублей мало походили на привычные для нас бумажные купюры и скорее напоминали своеобразные банковские обязательства или расписку на получение монет. Новые платежные средства были отпечатаны на плотной белой бумаге и имели размеры 190 х 250 мм. Каждая ассигнация подписывалась собственноручно двумя сенаторами, главным директором обоих банков и советником/директором соответственного банка. В верхней части купюры, слева и справа, были отпечатаны овальные медальоны с аллегорическими изображениями военной и торговой символики, шестизначный порядковый номер ассигнации размещался в верхней ее части по центру. На купюрах, которые появились в обращении после 1774 года, порядковые номера печатались также и в нижней части – слева и справа.

Отметим, что спустя два года выпуск ассигнации достоинством 75 рублей был прекращен. Причиной этого стала массовая подделка этого номинала из купюр 25-рублевого достоинства. Ассигнации остальных номиналов находились в обращении более шестнадцати лет. Напомним, что правительство Екатерины II, анализируя период становления новой российской денежной системы, быстро убедилось, что эмиссия бумажных денег является одной из самых прибыльных и удобных форм своеобразного внутреннего кредита, тем более заманчивого, что исключались всякие сроки погашения и остановления определенных кредитов. Что самое важное – это то, что кредит в виде покрытия бюджетных дефицитов выпусками бумажных денег обнаруживал перед правительством колоссальные возможности по заимствованию материальных ресурсов населения.

Вскоре, однако, императорское российское правительство пришло к выводу о том, что внутренний кредит в подобной форме не поддается устойчивой организации. Эмиссия бумажных денег в фискальных целях приводила к развитию инфляционных процессов. Так как доходы (например, от взимания налогов) в бюджет государства поступали в значительной мере в виде обесцененных ассигнаций, то их реальная цена уменьшалась. Это усиливало бюджетный дефицит, для покрытия которого требовались новые выпуски бумажных денег.

В 1786 году после очередного указа Екатерины II от 16 марта, согласно которому Сенату было предписано выпустить новые бумажные деньги на общую сумму 50 млн рублей, были введены в обращение ассигнации нового образца, отпечатанные на бумаге особого, так называемого «литого» состава. К номиналам первого выпуска добавились купюры достоинством 5 и 10 рублей.

Пятирублевая ассигнация печаталась на темно-синей бумаге и почти сразу же в обращении стала именоваться не иначе как «синенькая». Размер этой купюры – 170 х 130 мм. Водяные знаки новой ассигнации повторялись, как в предыдущем выпуске. Отличалась эта купюра одним водяным знаком – прописной цифрой «пять», которая размещалась в конце казенного текста, справа. На лицевой стороне ассигнации, под текстом, стояли оригинальные подписи директора банка и кассира. В верхней части, как и на купюрах первого выпуска, были размещены овальные медальоны, но уже меньшего размера. Лицевую сторону ассигнации подписывали директор банка и кассир.

Десятирублевая ассигнация печаталась на бумаге розового цвета, за что и получила в народе название «красненькая». Ее размер – 185 х 135 мм. Казенный текст и семизначные номера этого денежного знака размещались по диагонали, все остальное оформление было аналогично оформлению 5-рублевого номинала.

Двадцатипятирублевая ассигнация печаталась на белой бумаге и отличалась от купюр 5- и 10-рублевого достоинства размерами (135 х 185 мм) и обрезанными углами.

Пятидесятирублевая купюра имела размер 185 х 130 мм, и у нее были обрезаны лишь два угла: левый верхний и правый нижний. Сторублевая же купюра имела только одно существенное отличие – размер (185 х 185 мм).

Заменив непрактичные медные деньги, ассигнации стали пользоваться большим успехом и способствовали интенсивному развитию торговли. Обеспеченные монетой, бумажные платежные средства свободно обменивались в банках на медные, серебряные и золотые монеты. К тому же новые ассигнации, в отличие от аналогов первого выпуска, оказались долгожителями и просуществовали до 1819 года. Однако многочисленные войны, которые вела Россия в конце XVIII века, порождали громадный дефицит бюджета, а покрывался он за счет увеличения выпуска ассигнаций. Это привело к тому, что в 1796 году за один ассигнационный рубль давали только 79 копеек серебром. Дальнейшая эмиссия бумажных денежных знаков, теперь уже при императоре Павле I, довела стоимость ассигнации до 66 копеек.

Войны и денежные знаки

Инфляционные процессы усугубились при императоре Александре I.

«С 1805 года для России началась десятилетняя полоса непрерывных войн, – отмечал один из современников Александра Павловича. – Чрезвычайно возросшие военные издержки сильно ухудшили финансовое положение государства. Реальные расходы намного превосходили намечавшиеся по годовым росписям. Хронические дефициты бюджета достигли огромных сумм, увеличившись с 9 миллионов рублей в 1803 году до 143 миллионов в 1809-м».

Заключение внешних займов в эти годы в силу ряда причин было практически невозможно. Внутренних займов, первый из которых был объявлен лишь в 1809 году, позаимствованных из государственных кредитных учреждений и даже из специальных ресурсов и капиталов отдельных ведомств, не хватило для покрытия ежегодных дефицитов. Поэтому главным средством возмещения чрезвычайных военных расходов стали новые выпуски ассигнаций. Размеры их были огромны: 1807 год – 63 млн рублей, 1808-й – 95 млн, 1809-й – 55 млн рублей. Всего за 1805–1810 годы было выпущено ассигнаций на 318,7 млн рублей, т.е. гораздо больше, чем за все годы существования в России бумажных денег. Таким образом, общая сумма ассигнаций в 1810 году составила более 579 млн рублей.

Непомерные расходы на содержание армии и войну с Францией, Турцией и Швецией в начале XIX века вынудили правительство настолько увеличить эмиссию ассигнаций, что уже к 1810 году один бумажный рубль стоил всего 25,4 копейки серебром.

Большой урон российскому финансовому рынку нанесли и фальшивые деньги, выпущенные по указанию Наполеона еще до вторжения его на территорию России. Первые беззвучные «залпы» будущей воины были произведены в начале 1810 года из тихого парижского предместья Сен-Жак. Прямой наводкой они целились в самое уязвимое место – российскую экономику. Именно тогда житель этого предместья, гравер Лалль, известный лишь своим немногим постоянным заказчикам, изготовил первые медные матрицы, оттиски с которых и стали знаменитыми фальшивками российских бумажных денег. Обратим внимание читателей, что в 1814 году, когда победоносная армия России возвращалась домой из Франции, был произведен подсчет всех полковых касс. Он дал ужасный результат!

В артельных суммах армии насчитывалось 1 500 000 рублей, а среди них 300 000 рублей оказались фальшивыми... Одна пятая всех денег ни к черту не годилась! Что же сделало в этих условиях русское правительство? Страна разорена – это так. Не принять от народа фальшивые деньги значило усугубить всеобщее разорение. Крестьянин, имея на руках фальшивую бумажку в 25 рублей, обнищал бы совсем, если эту бумажку не оплатить. Деньги есть деньги, и честный труженик, которому от оккупантов досталась поддельная ассигнация, не виноват. Государственный банк поступил правильно, принимая фальшивые ассигнации как подлинные. Их сразу откладывали в сторону, а потом бросали в печку. Государство несло убытки – непоправимые! Но иначе было нельзя...

Французские подделки 25-рублевого достоинства были изготовлены на хорошем полиграфическом уровне и отличались от российских купюр бумагой голубоватого оттенка и ошибками в тексте, да еще подписями министра финансов (графа Гурьева) и кассира Петербургского банка.

На фальшивках они были отпечатаны типографским способом, а на подлинных российских купюрах писались от руки специальными чернилами. В ассигнационный банк с 1813 по 1871 год поступило фальшивых купюр на общую сумму 5 614 000 рублей, что составляло 0,85% от всего актива бумажных ассигнаций, выпущенных в России за 32 года.

Но вернемся к самому началу нашего повествования. Тогда, 14 февраля 1818 года, были выпущены новые ассигнации номиналами 25, 50, 100 и 200 рублей; 4 июля 1819 года начали хождение и купюры достоинством 5 и 10 рублей.

Текст на ассигнациях всех номиналов был стандартным, отпечатан черной краской и заключен в рамку: «ОБЪЯВИТЕЛЮ СЕЙ ГОСУДАРСТВЕННОЙ АССИГНАЦИИ ПЛАТИТ АССИГНАЦИОННЫЙ БАНК (номинал купюры) ХОДЯЧЕЮ МОНЕТОЮ». В верхней части купюры был размещен александровский тип двуглавого орла, держащего в когтях венок и щит с цифровым изображением номинала банкноты. В нижней части ассигнации была обозначена клишированная подпись управляющего банком князя Хованского, который вместе с Бетанкуром разрабатывал образцы новых бумажных банкнот. Кассир же подписывал каждую купюру чернилами собственноручно. В нижней части ассигнации обозначался шестизначный порядковый номер.

Пятирублевая ассигнация печаталась на бумаге синего цвета. В розовые тона была окрашена 10-рублевая купюра. Размер банкнот этих двух номиналов был идентичным – 185 х 135 мм. Указанный paзмер имели и ассигнации достоинством 25 и 50 рублей, но отличались кремовым цветом бумаги. Этот же цвет имела и 200-рублевая купюра, ее размер – 195 х 122 мм. От всех ассигнаций отличалась и цветом, и размером только 100-рублевая банкнота. Она печаталась на белой бумаге, а ее размер – 210 х 175 мм.

По периметру новых ассигнаций в виде водяного знака размещен специальный текст: «АССИГНАЦИЯ – ГОСУДАРСТВЕННАЯ – БАНКОВСКАЯ», а далее указан номинал этой купюры. В центре ее в виде водяных знаков отпечатаны год выпуска и номинал ассигнации. На оборотной стороне бумажных денежных знаков 5 и 10-рублевого достоинства в сером треугольнике обозначен номинал купюры, а для ассигнации остальных достоинств – год выпуска.

Почти три года (1818–1821) в России проходил обмен старых купюр на новые. С 1818 года на российском финансовом рынке снова появились серебряные и золотые монеты. Это было вызвано, с одной стороны, увеличением в стране количества серебра и золота, а с другой – искусственным дефицитом ассигнаций в ряде районов России, так как все платежи в казну в виде налогов и податей производились только ассигнациями.


Назад в раздел