ПервыйВторойТретийЧетвертыйПятыйШестойСедьмойВосьмойДевятыйДесятый

Коррупция отступает. Уровень «откатов» в наиболее проблемных категориях закупок снизился в два-три раза


Одной из ключевых проблем системы государственных закупок, безусловно, является коррупция. Вопрос о пресловутых «откатах» то и дело поднимается на самом высоком уровне и стал одной из главных причин реформирования закупочного законодательства. Что же дали эти реформы? Привело ли вступление в силу Закона № 44-ФЗ о контрактной системе и ряда других законодательных новаций последних лет к снижению уровня коррупции в сфере государственных закупок? Об этом нашим читателям рассказал заместитель директора Центра профессионального развития государственных служащих института «Высшая школа государственного управления» Российской академии народного хозяйства и государственной службы при Президенте РФ (ВШГУ РАНХиГС) Николай Баранов.

Положительная динамика


– Николай Валерьевич, первый и главный вопрос: как Вы оцениваете уровень «откатов» в российской контрактной системе? Увеличился он или уменьшился за последние несколько лет?

– Я бы оценил уровень «откатов» по отдельным категориям закупок в 5–10% от начальной максимальной цены контракта (НМЦК). Это в два-три раза меньше, чем было несколько лет назад (многие эксперты в 2008–2011 гг. оценивали уровень «откатов» в 20–30% от НМЦК). То есть мы видим, что динамика снижения уровня коррупции в сфере государственных закупок положительная.

– О каких отдельных категориях закупок идет речь? Что можно сказать обо всех закупках в целом? И на чем основаны Ваши оценки?

– Оценки основаны на экспертных обсуждениях в рамках всероссийских круглых столов, в рамках бесед с участниками закупок (как заказчиками, так и поставщиками), проходившими обучение в РАНХиГС. На мой взгляд, имеет смысл говорить не обо всех закупках в целом, а о наиболее проблемных, коррупциогенных категориях. В первую очередь это закупки, совершаемые на неконкурентной основе (у единственного поставщика), или конкурентные закупки с признаками сомнительности (конкурсы и аукционы), в рамках которых почти все участники были отстранены (пусть даже их отстранение и выглядит вполне законным), или, например, конкурсы, в которых побеждает участник, предложивший более высокую цену, но выигравший за счет малопонятных неценовых критериев (субъективный фактор). Вот о таких закупках шла речь. Если же говорить об электронных аукционах, где много участников и происходит большое снижение начальной цены, то там никаких «откатов» может и вообще не быть – победитель едва сможет уложиться в итоговую цену и получить при этом минимальную прибыль.

Основные факторы

– Что стало главной причиной такой позитивной тенденции, за счет чего произошло снижение доли «откатов»?

– На это повлияло введение личной ответственности контрактных управляющих и членов конкурсных комиссий (в том числе как физических лиц). Административная ответственность уже сегодня прописана в законодательстве и карается штрафами до 500 тыс. руб. для юридических и до 50 тыс. руб. – для физических лиц. Надо сказать, что ответственность руководителей организаций-госзаказчиков присутствовала и ранее, однако в последнее время произошли изменения в правоприменительной практике. Повысившаяся частота возбуждаемых дел, способность правоохранительных органов выявлять и доказывать сложные цепочки отношений в госзакупках приводят к сокращению фактов коррупции.

Непрерывная работа по совершенствованию закупочного законодательства и механизмов его реализации также приводит к снижению уровня коррупции. Кроме того, надо отметить постоянную и достаточно грамотную работу общественных организаций в сфере контроля закупок, в частности, подключение этих организаций к анализу документации и снятию сомнительных закупок с торгов, привлечение средств массовой информации, ведение рейтингов расточительности, недобросовестных заказчиков, сомнительных закупок.

Основной тренд был задан Президентом РФ в Национальном плане по борьбе с коррупцией. Все структуры Правительства РФ нацелены на выполнение этих задач. Хочется отметить, что и на уровне непосредственно госзаказчиков стало намного меньше фактов, которые могли бы истолковываться как коррупционные проявления. Но работа по профилактике коррупции должна проводиться постоянно на всех уровнях принятия решений, и только при таких обстоятельствах можно говорить о реальном снижении уровня коррупции в нашей стране.

Несмотря на то что все перечисленные факторы положительно влияют на снижение уровня коррупции, говорить об ее искоренении еще рано. Мое мнение такое: коррупционные явления в сфере закупок становятся более сложными и юридически запутанными. Соответственно, они стали встречаться намного реже и в основном только при крупных закупках.

– А что Вы можете сказать о московском опыте развития системы госзакупок?

– Хотелось бы отметить работу Правительства Москвы с кадрами, привлекаемыми в сферу закупок. Профессиональная аттестация, проверки на полиграфе снижают возможности коррупционных проявлений уже на этапе решения кадровых вопросов. Такой опыт необходимо распространять на всех крупных госзаказчиков. Кроме того, надо отметить работу Правительства Москвы по анализу НМЦК при планировании закупок. Это позволило уже на этапе планирования снижать НМЦК на 10–20%. Считаю, что и такой опыт необходимо переносить во все субъекты Российской Федерации.

Дальнейшие перспективы

– Что еще нужно сделать для дальнейшего уменьшения уровня «откатов», снижения коррупции в сфере государственных закупок?

– Во-первых, важную роль должно сыграть создание каталога товаров, работ, услуг и его размещение в Единой информационной системе (ЕИС). Введение каталога в действие решит часть вопросов, связанных с завышением НМЦК. Кроме того, наличие единого каталога помешает попыткам заказчика скрыть тендер от массового участия путем произвольного «креативного» описания предмета закупки с целью отдать контракт «своему» поставщику. Также хочется отметить, что наличие каталога облегчит работу общественных контролеров и общественных объединений в закупочной сфере, упростит им возможность привлекать внимание прессы и обжаловать наиболее сомнительные закупки.

Во-вторых, эффективным сдерживающим фактором может стать введение уголовной ответственности за хищение денежных средств или иного имущества в сфере закупок товаров, работ, услуг для обеспечения государственных и муниципальных нужд. Отметим, что в настоящее время к уголовной ответственности за злоупотребления такого рода можно привлечь по статьям «мошенничество», «сговор» и «злоупотребление должностными полномочиями», которые предусматривают лишение свободы сроком до 10 лет, однако доказывать такие нарушения крайне сложно. В Государственной Думе РФ рассматривают законопроект, согласно которому вводится новая статья 164.1 за хищение денежных средств или иного имущества в сфере закупок товаров, работ, услуг для обеспечения государственных и муниципальных нужд. Проект этой статьи предусматривает лишение свободы на срок до шести лет (без отягчающих обстоятельств), а при их наличии – еще более длительные сроки заключения.

Кроме того, к числу важных факторов, способствующих снижению коррупции, относятся:

– анализ, мониторинг, публикация среднерыночных цен в ЕИС;

– введение фотосъемки приемки товаров, выполнения строительных и ремонтных работ с последующей публикацией фотоотчетов в ЕИС;

– совместная, грамотная, профессиональная работа контрольно-надзорных и правоохранительных органов.

Двигаясь в этом направлении, можно свести пресловутые «откаты» к самому минимальному уровню, характерному для стран с низкой коррупцией.


Назад в раздел