ПервыйВторойТретийЧетвертыйПятыйШестойСедьмойВосьмойДевятыйДесятый

Трудности перевода. Прежде чем закупать, надо понять, что именно


В рамках работы III Всероссийской конференции «Инновационные закупки» состоялась дискуссия на тему «Инновации как предмет закупки. Спектр закупок инноваций». В роли модератора и основного спикера выступил генеральный директор некоммерческого партнерства «Объединение профессиональных специалистов в области государственных, муниципальных и корпоративных закупок», руководитель аналитического центра «Интерфакс-ProЗакупки» Георгий Сухадольский. В дискуссии также приняли участие представители крупных государственных компаний и научного сообщества. Одной из главных тем обсуждения стали сами определения понятий «инновационная продукция» и «инновационное решение». Кроме того, участники дискуссии обменялись мнениями о некоторых практических проблемах инновационных закупок.

Немного статистики


Открывая обсуждение, Георгий Сухадольский сообщил несколько цифр, связанных с инновационными закупками, которые ему удалось получить как рядовому пользователю Единой информационной системы госзаказа – ЕИС. Если набрать в быстром поиске ЕИС слово «инновац» и искать торги, объявленные в 2016 году по 44-ФЗ (за исключением отмененных), то система сообщает о наличии более 1700 результатов. Абсолютно аналогичный запрос в расширенном поиске ЕИС дает 673 закупки.

Аналогичная картина возникает и при поиске торгов по 223-ФЗ за 2016 год: быстрый поиск дает более 1400, а расширенный поиск находит 658 закупок. По словам Сухадольского, он обращался в службу технической поддержки ЕИС, но она так и не объяснила, с чем это связано.

Если ограничиться только крупнейшими инновационными закупками (на сумму свыше 1 млрд руб.), то таких в прошлом году было объявлено 12 (и по 44-ФЗ и по 223-ФЗ). По словам докладчика, только одна из них (заказчик – «Роскосмос») прошла общественное обсуждение, причем в ходе него выяснилось, что закупка «заточена» под конкретного поставщика, однако заказчик отмахнулся от данных обвинений и провел тендер.

Георгий Сухадольский сообщил, что, по данным информационной системы «СПАРК-Маркетинг», за 2016 год было заключено 1599 контрактов, связанных с инновациями, на общую сумму в 26,4 млрд руб. В эти данные входят 949 контрактов по 44-ФЗ совокупной стоимостью 6,6 млрд руб. и 650 договоров по 223-ФЗ на общую сумму в 19,8 млрд руб. Заметим, что эти цифры составляют порядка 0,1% от всего объема заказов по 44-ФЗ и по 223-ФЗ.

Кроме того, докладчик отметил, что планы закупок инновацонной продукции в ЕИС не доступны. Эта информация была сразу же прокомментирована другими участниками дискуссии. В частности, было сказано, что эти планы можно искать «вручную» в общих планах закупки. Кроме того, один из участников дискуссии напомнил, что в ЕИС имеется модуль «Аналитика», который не доступен ни заказчикам, ни поставщикам, а только контролирующим госорганам.

Завершая вводную часть дискуссии, Сухадольский отметил, что в марте прошлого года было принято постановление Правительства РФ, согласно которому успехи госкомпаний в инновационной сфере должны учитываться при решении вопроса о премировании их руководителей.

Поиск точной формулировки

Напомним, что призывы поддержать высокие технологии и перевести российскую экономику на инновационный путь развития звучат уже много лет с самых высоких трибун. Между тем, как показало обсуждение, у экспертов до сих пор нет единства даже в базовом определении – что же понимать под словом «инновация». Приведем определение инновационной продукции, которое вынес на обсуждение Сухадольский.

Инновационной предлагается считать продукцию, применение которой заказчиком обеспечивает существенное повышение эффективности решения производственных и иных задач за счет:

– новых или существенно измененных свойств продукции;

– применения при производстве продукции новых или существенно измененных материалов, оборудования, технологий, производственных и организационных процессов, существенно снижающих стоимость продукции.

Аналогично инновационным решением предлагается считать совокупность товаров, работ, услуг, совместное применение которых обеспечивает существенное повышение эффективности решения производственных и иных задач заказчика за счет:

– использования в решении инновационной продукции;

– использования в решении новых способов применения продукции.

По поводу этих определений сразу же разгорелась дискуссия. Самый простой вопрос: что значит «существенное»? В ходе обсуждения отмечалось, что, например, при обработке алмазов даже 1% – весьма существенно, а при обработке древесины даже 10% не все признают таковым. Следующий вопрос: что понимать под «эффективностью»? На него был тут же предложен ответ: измерять эффективность прогнозируемой прибылью за некий промежуток времени.

Однако сразу же возникло возражение: для заказов в области обороны, безопасности или охраны окружающей среды прибыль не является критерием эффективности. Для подобных видов закупок была предложена компромиссная формулировка. Если определенная государственная задача (в сфере обороны, экологии и т.д.) раньше вообще не решалась, то любое ее решение можно считать инновацией; если она как-то решалась раньше, то новое решение можно считать инновационным, если оно более эффективно, чем старое, с экономической точки зрения.

Отметим, что спор о точности формулировок вызван отнюдь не чьим-то чрезмерным педантизмом, а практической необходимостью. Ведь инновационная продукция, как правило, стоит дороже. Чтобы купить именно ее, заказчику придется устанавливать ряд ограничений на похожие, но не инновационные товары, работы, услуги. А представители Федеральной антимонопольной службы наверняка спросят, не является ли это ограничением конкуренции и «заточкой» требований под конкретного поставщика? Чтобы на них ответить, надо иметь четкие критерии тех понятий, которые используются в определении инноваций.

От теории к практике

Выступивший в ходе дискуссии начальник управления научно-технического развития Департамента технологического развития и инноваций ПАО «Россети» Виктор Селезнев критически оценил предложенное определение инноваций, поскольку, по его мнению, в нем слишком многое зависит от субъективных факторов. В то же время четкого определения он не предложил, а лишь обозначил некоторые свойства инноваций: они должны быть продуктом интеллектуальной деятельности, должны быть опробованы на практике и готовы к массовому внедрению.

По поводу проблем юридического характера, возникающих в ходе инновационных закупок, в рамках обсуждения отмечалось, что они могут быть решены с помощью института патентования, однако далеко не все этим пользуются. К примеру, многие IT-компании принципиально не патентуют, поскольку это долгий и трудный процесс – гораздо проще выпустить новый релиз продукции.

По словам руководителя проекта «Инновационные закупки» Сергея Картаева, мы закупаем не самое эффективное, а самое дешевое, поэтому не можем заказывать инновации. А заведующий лабораторией лазерных информационных систем Московского государственного технического университета – МГТУ им. Баумана Евгений Бурый посвятил свое выступление проблемам подготовки специалистов для оборонно-промышленного комплекса – ОПК. Правда, прямого отношения к теме закупок оно не имело.

Один из наиболее известных способов инновационных закупок – это заказ научно-исследовательских и опытно-конструкторских работ – НИОКР. Однако здесь есть проблема: компания может вложить деньги в НИОКР, а практически ценного результата не получить. Заместитель начальника Центра инновационного развития ОАО «РЖД» Павел Свистунов рассказал о новой внедряемой в его компании практике закупки инноваций. Речь идет о том, что исполнителю контракта предлагается создать инновацию за свой счет в течение трех лет. В случае если у него получится – компания берет на себя обязательство совершить закупку. Сухадольский предложил подождать три года и посмотреть, что получится из данной инициативы.

Последний докладчик – советник директора по инновационной деятельности центра капитального строительства «Росатома» Валерий Тропин рассказал о строительных проектах госкорпорации (преимущественно – о возведении энергоблоков за рубежом). В данном случае инновация заключается в сокращении сроков строительства за счет применения новых технологий.

В ходе дискуссии прозвучало даже такое радикальное предложение: вообще вывести закупки высоких технологий из-под действия 44-ФЗ и 223-ФЗ; однако было отмечено, что оно вряд ли может быть поддержано в правительстве.

Подводя итог дискуссии можно сказать, что если даже в вопросе ключевых определений не было консенсуса, то в вопросе о том, как лучше осуществлять инновационные закупки на практике, – тем более. Эксперты сумели продемонстрировать сложность проблемы и необходимость выработки нетривиальных подходов к ее решению.


Назад в раздел