НулевойПервыйВторойТретийЧетвертыйПятыйШестойСедьмойВосьмойДевятыйДесятыйОдиннадцатыйДвеннадцатыйТринадцатый

Ясно как день. Обзор актуальных разъяснений Закона о контрактной системе


Несмотря на то что Федеральный закон от 05.04.2013 № 44-ФЗ «О контрактной системе в сфере закупок товаров, работ, услуг для обеспечения государственных и муниципальных нужд» действует уже более полутора лет, практика его применения до сих пор весьма неоднозначна. На достаточно большое количество вопросов не находится ответов ни в самом Законе № 44-ФЗ, ни в подзаконных нормативных правовых актах.

Об этом шла речь на Всероссийской конференции «Государственные и муниципальные закупки – 2015». Старший юрист Экспертно-консультационного центра Института госзакупок Ирина Сургутскова представила обзор актуальных разъяснений Закона о контрактной системе, подчеркнув, что чаще всего федеральные органы исполнительной власти, уполномоченные на осуществление определенных функций в рамках Закона № 44-ФЗ, дают разъяснения по спорным вопросам применения законодательства о контрактной системе. Она добавила, что с юридической точки зрения такие разъяснения не являются нормативными правовыми актами и не подлежат обязательному применению. Вместе с тем на практике участники контрактной системы, включая контрольные и финансовые органы, используют в своей деятельности указанные разъяснения. Некоторые из них юрист предложила рассмотреть.

Объект закупки

Ирина Сургутскова привела пример объединения в одном лоте поставки и обслуживания медицинской техники.

– В письме от 9 февраля 2015 года № АЦ/5147/15 ФАС России предлагает избегать объединения в одном лоте поставки и обслуживания медицинской техники, «поскольку такое формирование объекта закупки потенциально ведет к снижению количества участников закупки». Между тем такая позиция контрольного органа не соответствует ч. 4 ст. 33 Закона №44-ФЗ, обязывающей заказчика при закупке оборудования, в том числе медицинского, устанавливать в техническом задании требование к монтажу и гарантийному обслуживанию оборудования, – объяснила Ирина Александровна, добавив, что в этом случае медицинская техника должна закупаться вместе с ее обслуживанием в период гарантийного срока. При этом с учетом того, что техническое обслуживание медицинской техники является лицензируемым видом деятельности, во избежание ограничения количества участников закупки не рекомендуется устанавливать требование о наличии у участника закупки лицензии на техническое обслуживание, полагая, что поставщик может привлечь для выполнения этих работ третьи лица. И большинство контрольных органов придерживаются именно такой позиции.

Запрет на изменение объекта закупки

Ирина Сургутскова отметила, что в соответствии с ч. 4 ст. 49, ч. 6 ст. 50, ч. 6 ст. 63, ч. 6 ст. 65, ч. 6 ст.74 Закона № 44-ФЗ при внесении изменений в извещение (документацию о закупке) не допускается изменение объекта закупки.

– При этом в Законе № 44-ФЗ прямо не указано, что именно нельзя менять: наименование объекта закупки, его описание или объем закупки. Минэкономразвития России в письме от 18.02.2015 № Д28и-408 указало, что, исходя из системного толкования законодательства о контрактной системе, в случае внесения изменений объект закупки должен быть идентичен характеристикам, установленным в извещении. Между тем при внесении изменений в документацию представляется правомерным изменение количества товара (объема работ, услуг), так как, во-первых, ст. 33 Закона № 44-ФЗ, устанавливающая требования к описанию объекта закупки, не упоминает о количественных характеристиках продукции, а во-вторых, в Законе № 44-ФЗ разделены понятия объекта закупки и количества (объема) (например, ч. 3 ст. 55 Закона № 44-ФЗ), – объяснила старший юрист Института госзакупок.

Установление остаточного срока годности в процентах


По мнению ФАС России, требования заказчиков об остаточном сроке годности лекарственного препарата, выраженные в процентах, могут повлечь за собой установление неравных условий для производителей лекарственных препаратов, ограничение конкуренции количества участников закупок. В целях предупреждения ограничения конкуренции ФАС России считает, что остаточный срок годности должен быть обоснован и определен конкретным периодом (например, в годах, месяцах, днях), в течение которого лекарственные препараты сохраняют свою пригодность, либо конкретной датой, до которой они сохраняют свою пригодность для использования по назначению.

– Такой подход в полной мере соответствует требованиям Закона № 44-ФЗ, – подчеркивает Ирина Сургутскова. – В частности, в силу п. 2 ч. 1 ст. 33 указанного закона при описании объекта закупки должны использоваться стандартные показатели, требования, условные обозначения и терминология. При этом согласно ст. 473 ГК РФ срок годности товара определяется периодом времени, исчисляемым со дня его изготовления, в течение которого товар пригоден к использованию. Следовательно, установление остаточного срока годности в процентах является нестандартным показателем, а значит, недопустимо в силу ст. 33 Закона № 44-ФЗ.

Преференции участника закупки, импортозамещение

Ирина Сургутскова разъяснила декларацию принадлежности участника закупки к субъектам малого предпринимательства или социально-ориентированным некоммерческим организациям. Известно, что в случае проведения закупки среди СМП, СОНКО участники закупки должны декларировать свою принадлежность к таким субъектам (ч. 3 ст. 30 Закона № 44-ФЗ). При проведении электронного аукциона декларация должна быть представлена в составе второй части заявки на участие (п. 7 ч. 5 ст. 66 Закона № 44-ФЗ).

По мнению Минэкономразвития России, указание участником закупки на интерфейсе сайта оператора электронной площадки о принадлежности участника аукциона к СМП или СОНКО не является представлением участником электронного аукциона декларации.

Между тем такую позицию Ирина Сургутскова видит весьма спорной. Закон № 44-ФЗ не устанавливает каких-либо требований к форме и способу представления деклараций о принадлежности к СМП и СОНКО. В связи с этим становится возможным декларирование маркировкой таких участников закупки значком «V» на электронной площадке.

Отклонение заявки, содержащей предложение о поставке российского  медицинского изделия при отсутствии в составе такой заявки сертификата СТ-1

Ирина Сургутскова рассказала также, что при закупке медицинских изделий, включенных в специальный перечень, утвержденный постановлением Правительства РФ от 05.02.2015 № 102, заказчик обязан установить ограничение допуска иностранных изделий.

– Такое ограничение заключается в отклонении заявок с иностранными изделиями при условии наличия не менее двух российских заявок, соответствующих требованиям документации о закупке. При этом в силу п. 3 указанного выше постановления подтверждением страны происхождения российских медицинских изделий является сертификат СТ-1, – отметила она.

По мнению ФАС России, если на участие в определении поставщика подана одна заявка, ограничение, установленное постановлением № 102, не применяется, в связи с чем отсутствие в заявке единственного поставщика закупки сертификата формы СТ-1 не является основанием для отклонения заявки.

Между тем, считает юрист, такой подход противоречит нормам Закона № 44-ФЗ. Отсутствие оснований для применения ограничений допуска иностранных медизделий не исключает обязанности комиссии признать российскую заявку единственного участника электронного аукциона не соответствующей требованиям документации в связи с непредставлением обязательного документа – сертификата.

Проверка наличия лицензии у участника запроса котировок

Старший юрист Института госзакупок напомнила, что в силу п. 1 ч. 1 ст. 73 Закона № 44-ФЗ заказчик обязан установить в извещении о проведении запроса котировок требование о наличии у участника закупки лицензии (в случае если деятельность подлежит лицензированию).

– При этом, принимая во внимание, что затребование копии лицензии в составе заявки не предусмотрено ч. 3 ст. 73 Закона №44-ФЗ, установление требования о приложении к заявке такой лицензии неправомерно. Согласно ч. 8 ст. 31 Закона № 44-ФЗ, проверка участника закупки на соответствие требованию о наличии лицензии является не правом, а обязанностью комиссии. Следовательно, если в составе заявки на участие в запросе котировок отсутствует копия лицензии, комиссия обязана проверить ее наличие у участника закупки на сайте лицензирующего органа, – объяснила эксперт.

Отстранение победителя аукциона

Еще одно разъяснение касается признания информации недостоверной.

Ирина Сургутскова отметила, что в силу ч. 6.1 ст. 66 Закона № 44-ФЗ в случае установления недостоверности информации, содержащейся в заявке на участие в электронном аукционе, комиссия обязана отстранить участника на любом этапе его проведения.

При этом Минэкономразвития указывает, что если при проверке информации, предоставленной участником закупки в первой части заявки, обнаружено, что информация о товаре, предполагаемом к поставке, не соответствует информации на официальном сайте производителя, комиссия принимает решение об отстранении его от участия.

– Однако многие контрольные органы считают такую позицию неправомерной. Поскольку законодательством не предусмотрена обязанность организаций размещать на сайтах информацию о производимых товарах, и данные на сайте производителя или продавца на момент рассмотрения заявок могут оказаться неактуальными, – заявила юрист. – На сегодняшний день в контрольных органах и судах превалирует другая точка зрения: недостоверность сведений должна быть подтверждена официальным письмом. В связи с этим заказчику целесообразно подкреплять сведения из Интернета официальными письмами производителей или их представителей.

Способы закупки строительных работ

Строительные работы включены в перечень товаров, работ и услуг. Поэтому в случае осуществления закупок заказчик обязан проводить аукцион в электронной форме. Это в силу ч. 2 ст. 59 Закона №44-ФЗ означает запрет на проведение конкурса.

При этом, отметила Ирина Сургутскова, строительные работы включены в указанный перечень с примечанием, исключающим из него работы по строительству, реконструкции, капитальному ремонту особо опасных, технически сложных объектов капитального строительства, а также искусственных дорожных сооружений, включенных в состав искусственных дорожных сооружений, автомобильных дорог федерального, регионального или межмуниципального, местного значения, а также работы, включенные в эту группировку, в случае если начальная (максимальная) цена контракта при осуществлении закупок для обеспечения государственных нужд превышает 150 млн руб., муниципальных – 50 млн руб.

Старший юрист Института госзакупок рассказала, что до недавнего времени в правоприменительной практике превалировал подход о недопустимости закупки строительных работ с НМЦК свыше 150 (50) млн руб. конкурсом. Сторонники такого подхода ссылаются на обязанность установления при закупке строительных работ с НМЦК свыше 10 млн руб. дополнительного требования о наличии у участника закупки опыта выполнения строительных работ. Поскольку в силу ч. 2 ст. 31 Закона № 44-ФЗ дополнительные требования к участникам закупки не могут быть установлены при проведении конкурса, поэтому закупка строительных работ с НМЦК свыше 10 млн руб. конкурсом недопустима.

– Противоположный подход заключается в возможности закупки строительных работ с НМЦК свыше 150 (50) млн руб. конкурсом, так как данные работы исключены из аукционного перечня. В этом случае открытый конкурс без установления дополнительных требований указан как возможный способ закупки строительных работ с НМЦК свыше 150 (50) млн руб. И это в полной мере соответствует законодательству о контрактной системе, – добавила Ирина Сургутскова.

Установление требований к участникам закупок строительных работ

Согласно п. 1 ч. 1 ст. 31 Закона № 44-ФЗ, если в соответствии с законодательством РФ для выполнения закупаемых работ необходимо наличие выданного саморегулируемой организацией свидетельства о допуске к определенному виду работ, к участникам закупки должно быть установлено требование о наличии такого свидетельства.

Перечень указанных работ утвержден приказом Минрегиона России от 30.12.2009 № 624 и включает в себя помимо конкретных видов работ также работы по организации строительства и капитального ремонта генеральным подрядчиком.

Минэкономразвития разъясняет, что участник закупки должен иметь допуск к работам по организации строительства (генподряд) или все необходимые свидетельства о допуске к конкретным видам работ, являющихся предметом закупки.

– Между тем такой подход противоречит нормам ГрК РФ. Так, в соответствии с ч. 3 ст. 52 ГрК РФ лицо, осуществляющее строительство, организует и координирует работы по строительству, обеспечивает соблюдение требований проектной документации, технических регламентов, техники безопасности в процессе указанных работ и несет ответственность за качество выполненных работ и их соответствие требованиям проектной документации. При этом обязанность по организации и координации строительства работ никак не связана с привлечением субподрядчиков. Иными словами, даже если подрядчик не привлекает для выполнения работ третьи лица, в силу ГрК РФ он все равно является генподрядчиком.

Следовательно, при закупке строительных работ необходимо установить требование о наличии у участника закупки допуска исключительно на генподряд, учитывая, что на конкретные виды работ он может привлечь субподрядчиков, – рассказала юрист.

В заключение Ирина Сургутскова отметила, что разъяснения Минэкономразвития России, ФАС России и других федеральных органов власти по применению законодательства о контрактной системе не являются нормативными правовыми актами. Применение их при осуществлении закупок должно быть обусловлено не столько удобством для заказчика, сколько соответствием нормам действующего законодательства. Использование в работе разъяснений, которые не в полной мере соответствуют Закону № 44-ФЗ или устраняют пробелы в законодательстве о контрактной системе, увеличивает риск обжалования закупок и привлечения заказчиков к административной ответственности.


Назад в раздел
ГераМОЭККростМИЦ
ФондАбсолют