НулевойПервыйВторойТретийЧетвертыйПятыйШестойСедьмойВосьмойДевятыйДесятыйОдиннадцатыйДвеннадцатыйТринадцатый

«Неуловимая» коррупция. Как проверить реальность приобретения госзаказчиком простой пишущей ручки


Антимонопольная служба предлагает принять ряд мер по снижению коррупционности в сфере госзакупок в рамках новой редакции Закона «О размещении заказов на поставки товаров, выполнение работ, оказание услуг для государственных и муниципальных нужд». Однако это не приведет к решению проблемы. И приобретающий реальные черты Закон о ФКС никак не станет ее панацеей…


Нет профессионалов – нет результата

Произошел очередной виток в деле реформирования системы госзаказа: в конце июня Госдума одобрила в первом чтении законопроект о Федеральной контрактной системе (ФКС). Ранее сначала премьер-министр, а затем президент утвердили разработанную Минэкономразвития реформу системы госзакупок, концептуальные подходы ФКС: регулирование всего цикла, расширение спектра процедур торгов, введение контроля и аудита, антидемпинг и т. д. Тем не менее в конце 2011 года Аппарат Правительства РФ возвратил на доработку внесенный Минэкономразвития проект в связи со значительными замечаниями по нему. И Президент РФ поручил правительству доработать документ и внести его в Госдуму к 1 июля. В конце апреля в Минэкономразвития России прошла расширенная коллегия, на которой выступил действующий тогда премьер-министр Владимир Путин. В своем выступлении премьер призвал разработать эффективную систему регулирования и контроля всех стадий госзакупок, включая их обоснование, установление начальной цены и существенных условий контракта до проведения торгов, мониторинг исполнения и аудит контрактов после их завершения. «Существующие правила госзакупок, а также отбора поставщиков препятствуют участию в тендерах действительно профессиональных и надежных компаний. В итоге граждан не устраивает состояние дорог в стране, питание в детских садах, качество ремонта учреждений здравоохранения и образования», – подчеркнул Владимир Путин. Премьер-министр также указал на то, что ведомства порой закупают вещи, не являющиеся предметами первой необходимости для административной работы. В связи с этим одним из приоритетов в деятельности МЭР РФ в текущем году премьер назвал завершение работы над законопроектом о ФКС. Тем не менее представители Федеральной антимонопольной службы утверждали и продолжают утверждать, что принятие указанного законопроекта означает не шаг вперед, а возврат к «неэффективной и коррупционной практике закупок, действовавшей до принятия 94-ФЗ». Антимонопольная служба предлагает принять ряд мер по снижению коррупционности в сфере госзакупок в рамках новой редакции Закона «О размещении заказов на поставки товаров, выполнение работ, оказание услуг для государственных и муниципальных нужд». Что тут говорить – мертвому припарка! И наконец, Закон о ФКС обретает свои черты. Но… разве только в процедурах размещения заказов кроется эта самая «неуловимая» коррупция? О нет! Основной пласт скрыт как раз в стадиях планирования (если ее вообще можно так назвать) и исполнения контрактов.


«Некондиция» как бизнес

То, что выбрали «своего», – это меньше, чем полбеды. Дело в том, что очень многие поставщики выбираются не только «по любви», но и «в охотку». С такими поставщиками сложились давние, очень тесные коррупционные отношения. Это и поставка продукции более низкого качества по цене оригинальной, и вымышленные работы, и, наконец, просто «липовые» поставки. Как это? – спросите вы. А очень просто. Почему до сих пор чувствуют себя уютно всякие недобросовестные поставщики расходных материалов? Внешне с ними борются, отстраняют от торгов, включают в реестр недобросовестных поставщиков, судятся. Но дело в том, что они все равно нужны коррумпированному заказчику. Опосредованно. Схема следующая: «свой» поставщик выигрывает торги с вполне пристойной, оригинальной продукцией. Но расходные материалы потому и называются расходными, что расходятся быстро и, что самое главное, не учитываются должным образом и, соответственно, не списываются в порядке, предусмотренном, например, для автотранспортных средств, компьютерной техники. Заказчик прекрасно понимает, что та же прокуратура может проверить наличие на складах станков, но никак не картриджей или карандашей. И заказчик договаривается со «своим» поставщиком, победившим в торгах: «Ты мне привези немножко дорогих оригинальных картриджей для начальства, а остальное – то, что подешевле. А оформим их как оригинальные». А где такому поставщику взять эту «некондицию»? Правильно, у тех, кто производство оной сделал своим бизнесом. Нечего и говорить, что выгода очевидна для всех сторон.


«Летучий» товар

Но это только одна из коррупционных схем. Весьма распространена ситуация, когда требуемый товар не поставляется вообще. Чаще всего это встречается с канцелярскими, хозяйственными товарами, с печатно-бланочной продукцией. Только представьте, какие объемы разыгрываются по этим направлениям. Как правило, десятки миллионов ежегодно. Конечно, сейчас я беру заказчиков федерального уровня, а не маленькие муниципальные больницы, сотрудники которых зачастую, наоборот, вынуждены покупать все это даже за свои собственные деньги. И теперь представьте себе, что этой продукции в реальности поставляется 20–30% от заявленного объема. При контрактах в 50–70 млн руб. – это «эльдорадо»! Причем в той части, которая все же поставляется, заказчик, естественно, и не думает отказываться от своего обычного отката, который за последний год изрядно подрос. Вполне жизненный пример: контракт на 25 млн руб. продукции поставляется на 5 млн, остальное просто обналичивается, плюс 30% отката с продукции реальной. Получается почти 20 млн руб. «чистой прибыли»! Стоит ли удивляться появляющимся чиновничьим дачам в дельте Волги или RANGE ROVERам? В конце 2010 года начальник контрольного управления Администрации Президента РФ Константин Чуйченко потряс президента информацией, что в системе госзакупок воруют, по самым скромным расчетам, 1 трлн руб. «Что это означает, если выражаться простым русским языком? – спросил президент и сам ответил: – Объем воровства можно снизить на триллион рублей. Напомню, в 2010 году консолидированный госзаказ превысил 5 трлн руб., значит, доля отката – 20%. Михаил Фрадков, будучи премьером, говорил о 10% отката. Сейчас же откатная «норма» составляет 25–30%, то есть за годы действия 94-ФЗ объем коррупции вырос втрое! И это результат «прогрессивного» 94-ФЗ? Закона, после принятия которого «зарубежные коллеги с завистью изучают наши новации»? Не знаю, как вам, а мне такое «достижение» кажется сомнительным». Конечно, закон здесь играет роль второстепенную. Главная проблема – в самой бюджетной системе. Но то, что 94-ФЗ всеми силами способствует процветанию коррупции, сомнению не подлежит.


Как нам нужен летний снег!

Но, заметите вы, государство покупает не только расходники и канцелярию. Да, конечно! Потому что при закупках работ и услуг положить себе в карман можно гораздо больше. Про дорожное строительство я даже упоминать не буду, кажется, нет другой такой отрасли, про катастрофическую коррупцию которой знали бы все, от механизатора до президента. Давайте здесь промолчим… Строительство уверенно догоняет дорожную отрасль по объему коррупции. Вспоминается реальная история про въедливого прокурора, который самолично явился на объект и, взяв в руки лом, принялся проверять наличие утеплителя в новом доме. Отковыряв облицовочные плиты, он обнаружил и доски, и картонные коробки, и мешки из-под цемента, и прочий мусор, но только не утеплитель. А недавняя возмутительная история с объявленными в Москве торгами с начальной ценой более 21 млн руб. на снос обвалившихся в 2009 году строений на Садовнической набережной в Москве?! Между тем работы по «расчистке площадки» уже проводились сразу после обрушения, летом 2009 года, – тогда территория была расчищена до состояния практически ровной площадки. Очевидцы подтвердили: «Сносить там действительно уже нечего». Получается, торги проводились на отсутствующий объем работ. А истина, по всем признакам, проста, как все гениальное. В 2009 году с подрядчиком сноса не успели полностью расплатиться, поэтому сейчас город закрывает свои обязательства этим контрактом. Вот только вопрос – а стоила ли эта работа тогда столько, сколько собираются заплатить сейчас? Самое время вспомнить дорожные аукционы в Подмосковье, проводившиеся спустя более полугода после того как дороги уже были построены и стоившие в 2–3 раза дороже, чем на самом деле. Сфера жилищно-коммунального хозяйства тоже недалеко ушла от своих «старших собратьев». Этой зимой СМИ очень заинтересовал вопрос – почему уборка снега в Москве в 8,3 раза дороже, чем в Калининграде. Опять же все очень просто – потому что в Москве на эти цели заложено в восемь с лишним раз больше денег, значит, их надо потратить. Хорошо, что этой зимой снега было много. А не было бы его? Наверное, тогда еще и снег дополнительно закупать пришлось бы в Подмосковье. Или, если учесть расширение Москвы, можно теперь до Калужской области убирать все леса. Деньги-то потратить надо. А есть снег или его нет – уже дело второе. Пример: утро, Москва, 3-я Хорошевская улица. Едут двое со скребками с интервалом метров 20. Первый отгребает снег от бордюра, второй сгребает обратно. Как говорится, без комментариев. Так почему уборка снега в Москве в 8,3 раза дороже, чем в Калининграде? Ни для кого не секрет, что миграционная политика большинству кажется несколько несовершенной. В Москве давно весь низовой (да порой и начальствующий) состав работников ЖКХ заполнен мигрантами из бывших советских республик. Вроде, если следовать законам экономики, есть все предпосылки для повышения качества услуг и снижения стоимости… ан нет. Во-первых, уж не буду анализировать, в силу каких причин, но факт остается фактом – работники из мигрантов неважные. А тут еще и благоприятная коррупционно-криминальная ситуация. Ведь трудовому мигранту (а тем более незаконному) можно заплатить меньше, чем официальному местному работнику из соседнего двора. И уж тут для коррумпированных начальников открываются просто безграничные перспективы. Это и ежемесячные ремонты жилого фонда, когда в лучшем случае красят перила в подъездах прямо поверх предыдущих 15 слоев краски, и еженедельная покраска бордюров во дворах, и, наконец, каждодневное бестолковое перемещение снега по всему двору, пока он не превратится в грязные весенние потоки. Да что там говорить, если у меня во дворе сейчас вовсю меняют бордюры. Те самые, которые осенью активно красили во все цвета радуги и которые незадолго до покраски поменяли. Дошло до того, что недавно пресс-служба столичной прокуратуры сообщила о том, что при выполнении работ по ремонту здания Управления Федеральной службы судебных приставов подрядчик привлек к трудовой деятельности граждан республик Узбекистан, Таджикистан, Украина, Туркменистан без соответствующих разрешений. По результатам проверки прокурор возбудил в отношении фирмы 84 дела! Отделом управления ФМС по Москве в Восточном административном округе ООО «СтройРемСтиль» привлечено к ответственности в виде штрафа на общую сумму 21 млн руб.! Интересно, а как все это выглядело в государственном контракте? Сомневаюсь, что в нем была предусмотрена «зарплата» сотни незаконных мигрантов. А «мертвые души» в ДЕЗах? В ходе недавно проведенной проверки выяснилось, что в ДЕЗ Бирюлево-Западное трудоустроенными значатся 300 рабочих, а на деле их в 10 раз меньше. Ответ прост – нелегалы. Порой доходит до курьезов: в одном из нарядов за август был пункт «Уборка снега с наледью с крыши здания». Видимо, москвичи взяли пример с питерцев, у которых летом прошлого года тоже обнаружился снег. Таких примеров великое множество. На дорогах меняют недавно уложенный асфальт; во дворах вырубают хорошие деревья, чтобы высадить (на бумаге) на их месте новые. Около подъездов срезают пандусы, чтобы установить их снова, и прочее, и прочее, и прочее… Просто услуги для государственных нужд «распиливать» еще проще. Пример: обслуживание кондиционеров. Ну кто представит, что можно по 90 раз в месяц вызывать инженера для диагностики? И знаете почему? Потому что кондиционер работает с повышенной шумностью. Излишне говорить, что кондиционер находится в полном порядке и, разумеется, никаких инженеров сотрудники, находящиеся в данном помещении, в глаза не видели. Однако по актам приемки работ и инженеры целый день провозились, и еще половину содержимого кондиционера заменили да и профилактику провели «до кучи». То же самое происходит в контрактах на ремонт и обслуживание средств вычислительной техники, активного сетевого оборудования, автотранспортных средств и многого другого. Как итог – оплаченные из бюджета, но не выполненные в реальности работы приносят доход в карман чиновника, за вычетом процентов за обналичку и небольших премиальных поставщику. Конечно, 94-ФЗ в мечтах разработчиков должен был создать какие-никакие препятствия закостенелым коррупционерам, сузить возможности выбрать на торгах «своего» поставщика и т.п., но спросим себя откровенно: все ли добросовестные поставщики, честно выигравшие торги, откажутся впоследствии от извлечения дополнительной прибыли (совместно с чиновником), одновременно со снижением своих производственных затрат? Увы! К сожалению, пока в моем подъезде в течение рабочего дня не будет находиться прокурор, все претензии на добросовестное проведение ремонта будут восприниматься как шутка. Пока при подаче бюджетной заявки руководитель территориального органа власти не будет доказывать необходимость покупки Toyota Land Cruiser, да еще и с массажным креслом, как минимум, перед вышестоящим руководством, а тот отчитываться перед налогоплательщиками, все негодования «возмущенной общественности» – это не более чем временные неудобства. Пока государство не в состоянии проверить реальность (а главное – необходимость) приобретения ручки или официального бланка ведомства, все слова о планировании бюджетных расходов – не больше чем «пшик». Есть над чем подумать и… наверное, еще не поздно!


Текст: Александр Строганов



Назад в раздел
МОЭКСаториИНАКрост
АБЗМОСПРОМСТРОЙАКСИТЕХЛокоБанк