НулевойПервыйВторойТретийЧетвертыйПятыйШестойСедьмойВосьмойДевятыйДесятыйОдиннадцатыйДвеннадцатыйТринадцатый

Скидка для победителя. Операторы торговых площадок на треть снизили плату за участие в торгах, однако не привлекли этим малый бизнес.


Скидки для победителей… Звучит не столько обнадеживающе, сколько унизительно. В самом деле, почему предприятие, выигравшее торги, должно платить оператору электронной площадки определенную, пусть и небольшую, сумму за сам факт своей победы? В сфере коррупционных отношений это норма. Однако в данном случае речь идет об официальных платежах. Они производятся с ведома Федеральной антимонопольной службы.


Более того, именно антимонопольщики и выступили инициаторами проведения сезона скидок, рассчитывая на то, что это подстегнет конкуренцию в сфере российских госзакупок, в первую очередь за счет активизации предприятий малого бизнеса. Безусловно, в этом есть здравое зерно, но велико ли оно?


Микроторги в российской глубинке

Плата за победу на первый взгляд крайне невелика. До августа нынешнего года на аккредитованных площадках она составляла 3 тыс. руб., а сейчас – 2 тыс. Вроде бы копейки, если учесть, что контракты, как правило, заключаются на сотни тысяч, миллионы, а нередко и миллиарды отечественных денежных единиц.

Но заглянем на федеральный сайт госзакупок и воспользуемся таким инструментом, как расширенный поиск. Выставим к начальной цене госзаказа следующее требование: «от 1000 до 10 000 рублей». Тут нашему немного удивленному взору предстанет внушительное количество открытых электронных аукционов, связанных преимущественно с закупкой медикаментов небольшими больничками и другими лечебными учреждениями российской глубинки. От обеспечения лекарствами этих учреждений зависит жизнь и смерть сельских жителей, большинство которых являются людьми преклонного возраста.

Вот свежий пример. В Ставропольском крае Благодарненская центральная районная больница объявила 2 сентября нынешнего года более полутора десятков микроторгов.

Начальная цена открытых аукционов, связанных с закупками пиридоксина, тиамина и фолиевой кислоты, составляет 1200, 1202 и 1323 руб. соответственно. Это почти вдвое меньше, чем плата, взимаемая операторами площадок с победителей торгов. Другие аукционы, объявленные ставропольским лечебным учреждением, ненамного дороже. Начальная цена некоторых составляет 2500 руб., но есть и такие торги, где она достигает почти 7 тыс. руб.! Трудно понять, почему руководство больницы не стало объявлять многолотовый аукцион, а решило разместить большую серию извещений о «дешевых» тендерах по одному лоту в каждом. Непонятно и то, почему не была выбрана такая форма госзакупок, как запрос котировок, что в данном случае было бы более логично. Но, как бы то ни было, заказчик не совершил ничего противоречащего закону, а потому имел право на выбранный им вариант.

Тендеры проводятся на площадке «Сбербанк-АСТ». На сайте оператора 3 августа нынешнего года было вывешено следующее объявление: «Информируем вас, что для электронных аукционов, объявленных начиная с 1 августа 2012 года, размер денежных средств, списываемых оператором со счета победителя в качестве платы за участие в открытом аукционе, снижается до 2000 руб. Плата взимается с участников размещения заказа в случае, если аукцион состоялся».

Как будут договариваться между собой оператор площадки и победители открытых аукционов, объявленных Благодарненской центральной районной больницей? Смогут ли они вообще договориться? Вопросы, согласитесь, не праздные.

Ведь если малые предприятия, выступающие поставщиками лекарств, не будут уверены в том, что платить за победу им не придется, они просто не подадут заявки, чтобы не работать себе в убыток. Тогда аукционы будут объявлены не состоявшимися…


ФЗ-94: «платить нельзя не платить»

Плата с победителя берется автоматически. В этом несложно убедиться, поговорив с руководителями фирм, регулярно участвующих в торгах.

Оператор площадки списывает деньги сразу после того как победитель заключит контракт. Это можно заметить по состоянию лицевого счета. Документы на плату комиссии за победу уже постфактум появляются в личном кабинете участника, где их можно скачать, а затем приходят ему по почте в бумажном виде. Поскольку последняя в России работает крайне неторопливо, фирмы из регионов могут ждать бумаги месяцами. К счастью, на процесс исполнения контракта это не влияет.

Получив документы или распечатав скачанную с лички электронную версию, победитель должен подписать один экземпляр и отправить его оператору по почте. Платить деньги при этом нужно только за пересылку: комиссия, как уже было сказано, автоматически списывается с лицевого счета.

Любопытно, что в некоторых случаях электронные документы в личном кабинете участника торгов не появляются, а бумаги по почте не приходят. Это означает, что оператор по каким-то соображениям решил не брать деньги у победителя, и последний начинает недоумевать, почему это произошло.

Конечно, некоторые правила известны. Плату, например, не берут, если контракт заключен с единственным поставщиком.

Операторы корпоративных площадок часто утверждают, что они не берут денег за победу на торгах, однако это не совсем так. Плата есть и там, но называется она иначе абонентским обслуживанием клиентов. Размер у нее, по словам коммерческого директора системы электронной торговли B2B-Center Андрея Бойко, точно такой же, как и на аккредитованных площадках.

Многие предприниматели, впервые решившие поучаствовать в торгах по госзаказу, полагают, что плата, взимаемая оператором площадки с победителя, узаконена 94-ФЗ.

Посмотрим, так ли это.

В ст. 32 Закона о размещении госзаказа говорится: «Не допускается взимание с участников размещения заказа платы за участие в аукционе, за исключением платы за предоставление документации об аукционе в случаях, предусмотренных настоящим Федеральным законом», а в ст. 20 то же самое говорится о конкурсах.

Однако к тарифам операторов электронных площадок эти пункты статей закона не относятся, потому что в ст. 41 все того же 94-ФЗ сказано: «При этом оператор электронной площадки списывает со счета для проведения операций по обеспечению участия в открытых аукционах в электронной форме участника открытого аукциона, с которым заключен контракт, денежные средства в качестве платы за участие в таком открытом аукционе в размере, определенном по результатам отбора операторов электронных площадок».

Получается забавная коллизия: одной стороны, закон запрещает взимать плату за участие в торгах, а с другой – предписывает операторам списывать ее со счета победителя. Не берусь утверждать, в чем причина этого несоответствия. Скорее всего, корнем зла здесь является количество поправок, которые были внесены в 94-ФЗ. Их было принято столько, что несостыковок избежать было просто невозможно.

В появлении на сайте площадки «Сбербанк-АСТ» упомянутой выше новости, которая касалась уменьшения размера платы за участие в электронном аукционе, нет нарушения ст. 41 Закона о госзакупках, но есть несоответствие с другими его фрагментами.

Как эта коллизия разрешается в наших судах? Увы, в российской судебной практике дела, которые хотя бы отчасти касаются платы за участие в торгах, встречаются крайне редко. Однако их все же можно разыскать. Одно, довольно свежее, рассматривалось 20 июля нынешнего года в Арбитражном суде Свердловской области.

Не будем вдаваться в суть конфликта между ООО «Уралинвестстрой» и администрацией Екатеринбурга: он не имеет отношения к теме статьи. Отметим лишь, что в числе прочего он касался обеспечения аукционной заявки и платы за участие в аукционе.

Суд признал, что последнюю с компании-истца удержали незаконно, но лишь потому, что ООО «Уралинвестстрой» не победило на аукционе. О несоответствии российскому законодательству самой практики взимания платы за победу арбитражный суд в своем заключении не сказал ни слова. Значит, он никакого противоречия здесь не усмотрел. Не так давно обновившаяся ст. 41 Закона о госзакупках для него имела более убедительную силу, чем старые пункты. Что ж, вполне логично…


Операторская десятина

Не считают незаконной эту практику и руководители Федеральной антимонопольной службы. В противном случае в августе нынешнего года ведомство не разослало бы операторам требование о снижении платы за победу в торгах, мотивируя этот шаг тем, что через аккредитованные электронные площадки за 2011 год прошло более 480 млрд руб., а за последнее полугодие – около 550 млрд.

Кроме того, начальник управления контроля размещения госзаказа ФАС Михаил Евраев заметил, что электронные аукционы для победителей могут стать и полностью бесплатными, но лишь в том случае, если за четыре квартала подряд общая сумма обеспечения заявок достигнет 720 млрд руб.

Операторы вняли голосу антимонопольщиков. Помимо уже упомянутого ООО «Сбербанк-АСТ», с 3 до 2 тыс. руб. плату для победителей электронных аукционов снизили и ООО «Индексное агентство РТС», и ОАО «Единая электронная торговая площадка», и ЗАО «ММВБ-Информационные технологии».

Что же касается ГУП «Агентство по государственному заказу, инвестиционной деятельности и межрегиональным связям Республики Татарстан», то на его сайте пока нет информации о снижении суммы сбора за участие в торгах. Однако еще в январе 2011 года этот оператор обещал уменьшить ее до 2 тыс. руб. к концу нынешнего лета.

Итак, снижение платы за победу в торгах было ожидаемым шагом, ведь еще в 2010 году было подписано трехстороннее соглашение между Минэкономразвития, ФАС и пятью площадками о том, что если через последние в течение четырех кварталов подряд пройдет более 480 млрд руб., то они должны снизить на треть плату за победу на аукционах и конкурсах. При этом не имело значения, сколько денег проходит через каждую из площадок. Теоретически какая-нибудь из них могла вообще ничего не получать, однако уменьшить плату все равно была обязана.

«После 1 января мы снова посчитаем, если превысит 720 млрд руб., то плата станет равной нулю», – утверждает Михаил Евраев. По его словам, цель такого решения – стремление поставить операторов в условия жесткой конкуренции.

Некоторые эксперты нашли такой ход популистским, поскольку доход от сбора платы за победу на несколько порядков меньше тех сумм, которые пять аккредитованных площадок

получают в качестве обеспечения контракта. Правы ли они? Наверное, лишь отчасти.

Вспомним серию торгов, объявленных Благодарненской центральной районной больницей, и особенно той ее части, где максимальная цена контракта не достигает и 1,5 тыс. руб. Стоит ли в них участвовать?

Во всяком случае, на сайте ЗАО «ММВБ-Информационные технологии» можно найти такое пояснение: «Если размер обеспечения заявки на участие в электронном аукционе меньше максимально разрешенной суммы комиссии (две тысячи рублей), то сумма комиссии составляет сумму, равную сумме обеспечения заявки на участие в электронном аукционе».

Ну а теперь еще раз присмотримся к извещениям о торгах, объявленных больницей. Размер обеспечения заявок в каждом аукционе составляет двадцатую часть начальной цены контракта.

Например, тиамина больница решила закупить на 1202 руб. 38 коп. Соответственно, размер обеспечения заявки равен 60 руб. 12 коп. Еще ровно столько же составит плата за победу. Значит, малому предприятию, пожелавшему поучаствовать в этом тендере, придется выложить 120 руб. Это, если так можно выразиться, операторская десятина.

Велик ли экономический смысл участвовать в таких аукционах?

Конечно, можно понадеяться на добрую волю оператора площадки: мол, не станет же брать деньги с сирых и убогих. Однако это очень зыбкая надежда…

Поскольку подобные «микроторги» объявляют преимущественно заказчики из глубинки, я задал вопрос начальнику одного из региональных УФАС Е. Гречишниковой, как поступают участники аукционов в подобных случаях.

«Если компания-поставщик будет заинтересована в таких торгах, – ответила Елена Анатольевна, – то она заплатит оператору площадки требуемую сумму. Правда, цена лекарств окажется выше, чем в аптеках».

Поэтому для компаний, участвующих в микротендерах и собирающихся делать это впредь, очень важно, будет ли отменена плата за победу на торгах. Будем ждать, когда сумма, проходящая за год через площадки, превысит 720 млрд руб.


Текст: Андрей Хворостов 



Назад в раздел
МИЦИНАСаториМосгаз
ШколаДоркомэкспоВК