НулевойПервыйВторойТретийЧетвертыйПятыйШестойСедьмойВосьмойДевятыйДесятыйОдиннадцатыйДвеннадцатыйТринадцатый

Неудачная операция. Согласно действующему законодательству, начальная цена контракта должна быть обоснована


Согласно действующему законодательству, начальная цена контракта должна быть обоснована, однако многие заказчики игнорируют это требование закона. В итоге торги оказываются отмененными, а затраченные на их подготовку усилия – напрасными. Обычно нарушители безропотно подчиняются предписаниям антимонопольных органов, но случай, происшедший недавно в Омске, оказался из ряда вон выходящим. Заказчик был настолько уверен в своей правоте, что когда антимонопольщики указали ему на нарушение, он не прервал ход торгов, заключил с победителем контракт и подал иск на УФАС в Арбитражный суд. Успеха это начинание не имело, но история получилась крайне любопытная.


УФАС врачам не указ

Извещение об аукционе под номером 0352200000811000176 было опубликовано на федеральном сайте госзакупок в конце июня прошлого года. Омской областной клинической больнице потребовалось 2000 энергосберегающих ламп для освещения палат и кабинетов. Максимальная цена не вызывала удивлений. Она равнялась 222 000 рублей, то есть за каждую лампочку учреждение было готово заплатить 111 рублей. Примерно столько эти изделия стоят и на оптовом рынке.

В общем, на первый взгляд ничего криминального, однако составители аукционной документации учли не все.

В табличке с обоснованием начальной цены содержится шесть строк, где значатся разные оптовые цены – от 96 до 135 рублей. Говорится, что это коммерческие предложения неких поставщиков, а вот каких конкретно, не указывается. Поступали ли в больницу предложения от каких-то фирм? Нет. Цены были взяты, что называется, с потолка. Едва ли здесь стоит подозревать какую-то коррупцию. Скорее, причиной было незнание изменений в законодательстве.

К тому же приблизительные цены медикам были и так известны, а время поджимало. Тратить его на работу с поставщиками, ждать, пока придут документы, видимо, им совсем не хотелось… Заявка выигравшего аукцион общества с ограниченной ответственностью «Вектор» числилась под порядковым номером 3. Значит, как минимум два конкурента у этой компании имелись. Их юристы не упустили возможность добиться отмены результатов тендера, благо сделать это оказалось совсем несложно.

Извещение было размещено на федеральном сайте госзакупок 28 июня минувшего года, а сам аукцион был назначен на 15 июля. Однако за одиннадцать дней до этой даты по приказу Омского УФАС России началась внеплановая камеральная проверка соблюдения областной клинической больницей законодательства о госзакупках. Мероприятие шло на удивление быстро, и уже 7 июля появились на свет акт о выявленных нарушениях и предписание комиссии регионального антимонопольного органа о том, что их необходимо устранить. Однако руководство больницы не подчинилось. Сбор заявок продолжался, и в назначенное время прошел аукцион, где победила фирма «Вектор», снизившая цену контракта на 1110 рублей. Контракт с ней был заключен 19 числа того же месяца.

Однако омские медики не только проигнорировали предписание УФАС, но еще и обратились в Арбитражный суд области с заявлением о необходимости признать незаконными акт и предписание комиссии Омского УФАС России. Причина столь строптивого поведения сотрудников больницы заключалась в том, что они не знали о принятом 21 апреля 2011 года законе № 79-ФЗ «О внесении изменений в Федеральный закон «О размещении заказов на поставки товаров, выполнении работ, оказании услуг для государственных и муниципальных нужд». Этот документ внес в 94-ФЗ, и в частности в статью 19.1, жесткое требование обосновывать максимальную цену контракта. Раньше его в российском законодательстве не содержалось.


И лампочки счет любят

Заседание Арбитражного суда Омской области состоялось 29 августа минувшего года, более чем через месяц после заключения договора областной больницы с фирмой «Вектор». Решение оказалось неприятным как для настаивающей на своей правоте больницы, так и для коммерческого предприятия, которое подрядилось поставить 2000 энергосберегающих лампочек и внесло 11 100 рублей в качестве обеспечения заявки. Одно отрадно: до декабря, когда контракт необходимо было исполнить, оставалось немало времени, поэтому предприятие еще не приступило к закупке оптовой партии товара для ее поставки в непокорную лечебницу.

Итак, суд, внимательно выслушав доводы сторон, полностью согласился с аргументами УФАС, комиссия которой установила, что работники областной больницы, готовившие аукционную документацию, нарушили статьи 19.1 и 41.6 Закона о госзакупках. В документации об аукционе не содержались ссылки на источники использованной информации, в частности, не было указано, коммерческие предложения каких именно поставщиков использовал заказчик для обоснования начальной цены.

Кроме того, не были размещены сами коммерческие предложения поставщиков, которые заказчик использовал для установления максимальной стоимости контракта. Наконец, не говорилось, каким именно способом вычислена последняя, представляет ли она собой среднее арифметическое от предложенных цен или нет.

Конечно, ответить на последний вопрос совсем несложно, если взять в руки калькулятор. Максимальная цена одной лампочки, равная 111 рублям, действительно представляет собой среднее арифметическое шести чисел, якобы предоставленных поставщиками: 96,62, 127,3, 83,9, 135,59, 123,00 и 100,00. Однако по закону методику расчета надо было четко указать, что составители документации не сделали, чем и нарушили новую версию статьи 19.1 Закона о госзакупках.

И вот еще один важный момент: сейчас по закону источники информации, использованные для обоснования максимальной цены контракта, должны быть общедоступными для всех заинтересованных лиц и проверяемыми. Все необходимые для этого ссылки надо разместить на федеральном сайте госзакупок вместе с тендерной документацией. Сотрудники Омской областной клинической больницы этого не сделали.

Ну а поскольку в документации аукциона отсутствовал необходимый перечень сведений о том, каким путем была получена начальная цена контракта, суд не удовлетворил просьбу заказчика о признании недействительным предписания комиссии Омского УФАС.


Роковые два дня

Этот случай, как уже было сказано, далеко не единственный в практике торгов последнего времени. К примеру, в апреле прошлого года в Республике Саха – Якутия прошел открытый аукцион на поставку в республиканскую больницу № 2 расходных материалов для рентгенэндоваскулярного лечения пациентов, страдающих сосудистыми заболеваниями. Заказчик вообще никак не обосновал начальную цену контракта, равную 30,7 млн рублей. Заявку подали две компании – ООО «Евростар+» и ООО «МедХолдингГрупп», которое указало торговую марку, не соответствующую предложенному товару по техническим и функциональным характеристикам. Последней компании было отказано в праве участвовать в тендере, и она решила сорвать торги, благо сделать это оказалось совсем несложно.

Внеплановую проверку по жалобе ООО «МедХолдингГрупп» проводила республиканская УФАС. Было выявлено нарушение статей 41.6 и 19.1 Закона о госзакупках, где говорится, что в документацию об открытом аукционе обязательно должно быть включено обоснование максимальной цены контракта или стоимости отдельных лотов. Антимонопольщики 8 июня минувшего года выдали заказчику – государственному учреждению «Республиканская больница № 2 – Центр экстренной медицинской помощи» – предписание об устранении нарушений. Почему же подобные ошибки, за которыми явно не крылось никакого коррупционного умысла, допускались в минувшем году так часто? Ответ прост: готовящие документацию чиновники работают по накатанной колее. Юристы организаций-заказчиков, которые должны вовремя предупреждать их о возможных ошибках, плохо следят за последними изменениями в законодательстве о торгах, пропуская важные новшества.

Упомянутый выше 79-ФЗ, который внес изменения в Закон о госзакупках , в частности в его статью 19.1, был опубликован 27 апреля и тогда же вступил в силу. Все торги, извещения о которых были размещены до этой даты, могли не содержать обязательного обоснования максимальной цены аукциона. Совсем другое дело, если они появлялись на федеральном сайте госзакупок позже. Извещение о проведении республиканской больницей открытого аукциона появилось на сайте госзакупок 29 апреля, всего через двое суток после вступления в силу 79-ФЗ. И эти два дня оказались роковыми…


ФАС тоже ошибается

Впрочем, в тендерных законодательных новеллах могут запутаться не только заказчики, но и антимонопольщики. Они тоже порой принимают решения, которые впоследствии отменяются арбитражными судами. Один такой случай произошел не так давно в Хабаровском крае.

Краевому правительству потребовалось создать информационный портал, для чего в мае прошлого года оно объявило торги. Одно из его подразделений, комитет по информационным технологиям и связи, обратилось к известным в России московским компаниям, которые специализируются на поставках информационных технологий, с вопросами об их ценах на услуги, связанные с созданием интернет-портала.

Откликнулись три фирмы, которые в течение 12 и 13 мая направили в комитет письма о предполагаемой стоимости работ. Она оказалась равной 28, 25 и 26 млн рублей. Заказчик в качестве цены контракта выбрал самую низкую из предложенных – 25 млн рублей. Это было отражено в документации конкурса, так же как и номера писем, полученных от поставщиков IT-услуг. Однако названия самих фирм не были приведены в информационной карте. Комиссия краевого УФАС сочла это нарушением законодательства о торгах и выдала предписание о его устранении.

Тогда комитет государственного заказа правительства Хабаровского края подал в краевой Арбитражный суд заявление с просьбой признать решение УФАС незаконным. Судьи, изучив материалы дела, выяснили, что антимонопольный орган не учел некоторые важные обстоятельства.

Еще до размещения заказа комитет по информационным технологиям и связи правительства Хабаровского края изучил рынок цен поставщиков на услуги, связанные с созданием веб-порталов. Поскольку в Интернете и других общедоступных источниках отсутствовали сведения и прайс-листы поставщиков, самостоятельный расчет заказчиком начальной цены контракта оказался невозможным, поэтому он и был вынужден обратиться в московские фирмы. Право же разглашать их названия ему дано не было, потому что эти компании планировали участвовать в торгах. Судьи сочли, что если бы структуры краевого правительства назвали фирмы, представившие информацию о стоимости услуг, то был бы нарушен принцип добросовестной конкуренции. Таким образом, заказчик полностью выполнил условия статьи 19.1 Закона о госзаказе.

Обнародование наименований поставщиков IТ-услуг, по мнению судей, могло привести к сговору возможных участников конкурса перед подачей заявок. Ведь каждый из них заранее, еще до процедуры вскрытия конвертов, был бы осведомлен о ценовых предложениях конкурентов. Поэтому суд счел требования Хабаровского УФАС незаконными.

Эта история лишний раз подтверждает простое правило: законодательные новации должны отслеживать не только организаторы торгов, но и те, кто контролирует ход последних.


Текст: Андрей Хворостов



Назад в раздел
ГеопроектизысканияТеплоцентрстройКростОЭК
СбербанкАктивКапитал