НулевойПервыйВторойТретийЧетвертыйПятыйШестойСедьмойВосьмойДевятыйДесятыйОдиннадцатыйДвеннадцатыйТринадцатый

Главное, чтобы костюмчик сидел. ФСИН использовала «серые» схемы для поставок армейской формы


Чуть больше двух лет назад Министерство обороны объявило непримечательный аукцион. Мало кто мог тогда подумать, что через некоторое время он станет причиной коррупционного скандала и привлечет внимание Счетной палаты, ФСБ и Генеральной прокуратуры.

Скромный камуфляж

Заказ № 0173100004512000698 Мин обороны разместило на федеральном сайте госзакупок 4 апреля 2012 года. Начальная цена контракта составляла чуть больше 17 млн руб. На эти деньги военное ведомство планировало приобрести 8 тыс. летних полевых костюмов нового образца. Они предназначались для филиала № 33 войсковой части 96131, которая располагается в Щелковском районе Московской области. Один комплект камуфляжа оценивался максимально в 2129,7 руб. Запомним эту цифру.

В прилагающемся к аукционной документации описании говорилось, что каждый костюм состоит из куртки и брюк. Первая должна быть прямого силуэта со стоячим воротником, центральной за стежкой на «молнию» и спинкой со складками в верхней части. Два нагрудных накладных кармана необходимо снабдить клапанами, застегивающимися на потайные текстильные застежки.

Втачные рукава рубашечного типа должны быть снабжены усилительными локтевыми накладками и объемными кармашками с клапанами и петлями для слива. На левом рукаве нужно также настрочить карман для карандашей. Объем рукава должен регулироваться при помощи застегивающейся паты. По краю воротника, пат, накладных карманов и клапанов нужно проложить отделочную строчку 0,1–0,2 см от края или сгиба.

Брюки должны быть прямого силуэта, иметь гульфик на трех потайных петлях и пуговицах, а также боковые наклонные карманы с отрезным бочком и усилительные накладки в области колена. Кроме то го, в области бедра необходимо нашить накладные карманы с клапанами. Притачной пояс должен застегиваться на одну петлю и пуговицу, а низ брюк регулироваться с помощью полиэфирной тесьмы шири ной 10 мм.

Для пошива костюмов использовать ткань камуфляжной расцветки, состоящей на 65% из хлопка и на 35% из полиэстера.

Аукцион должен пройти 25 апреля 2012 года.

Торги без торга

Несмотря на сжатые сроки, заказ являлся очень привлекательным. Дело в том, что даже сегодня летние полевые костюмы со всеми перечисленными выше характеристиками стоят в рознице не больше 1800 руб. Однако департамент Министерства обороны утвердил начальную цену, которая была на 300 с лишним рублей выше, сославшись на результаты изучения рынка, почерпнутые из Интернета.

На участие в аукционе было подано три заявки. Двум претендентам комиссия отказала. Первый потерял право участвовать в торгах из-за того, что включил в комплект фуражку, хотя в требованиях заказчика было написано: «Костюм состоит из куртки и брюк». Второй же соискатель указал в своей заявке, что для изготовления костюмов могут быть применены другие материалы, но при этом не ухудшающие качество и внешний вид изделия, – он сослался на требования УВДРО, которые допускают возможность такой замены. Все это выглядело странно, поскольку заказчик – Министерство обороны – не имеет никого отношения к структурам полиции.

В итоге из трех претендентов остался только один – ОАО «БТК групп». На сайте этой компании говорится, что она реализует различное обмундирование для военнослужащих, включая летние полевые костюмы нового образца, но сама их не шьет.

Рассмотрение заявки «БТК групп» состоялось 25 апреля 2012 года. Итоги торгов были подведены 2 мая. Стоимость контракта не была снижена ни на рубль. Цена каждого костюма осталась неизменной и составила 2129,7 руб. Это не вызвало вопросов у членов аукционной комиссии, которые единодушно признали поступившую от компании заявку соответствующей требованиям тендерной документации. Контракт подписан 6 июня и исполнен 31 октября.

Внимательный читатель без труда увидит здесь довольно грубое нарушение Закона о госзакупках. Ведь раз претендент на победу остался всего один, комиссии нужно было объявить аукцион несостоявшимся и только затем заключать контракт с единственным поставщиком, а этого сделано не было. Впрочем, подобные нарушения случаются в практике российских тендеров настолько часто, что регулирующие органы просто уже перестали обращать на это внимание.

Кстати, в 2012 году в интервью газете «Ведомости» президент «БТК групп» Таймураз Боллоев назвал свою компанию «единственным исполнителем заказов на поставку одежды и обмундирования для Минобороны», заметив при этом, что значительная часть заказа военного ведомства шьется в учреждениях Федеральной службы исполнения наказаний.

Исправительная система нуждается в реформе

Интерес же ФСБ и Генеральной прокуратуры вызвали более серьезные прегрешения, которые были выявлены во время аудиторской проверки финансово-хозяйственной деятельности ФСИН, проведенной Счетной палатой. Нарушения касались упомянутого выше аукциона и нескольких ему подобных, хотя и не имели отношения ни к процедуре их проведения, ни к исполнению контрактов. Формальным поводом для ревизии послужили многочисленные жалобы заключенных и их родственников на рабский труд в исправительных колониях.

Проверка велась почти шесть месяцев. Полный отчет о результатах этого масштабного мероприятия был утвержден коллегией СП в марте минувшего года. Первое, что обращает на себя внимание, – это чрезвычайно низкие заработки заключенных, которые недотягивают до официально утвержденного МРОТ.

Проверка Счетной палаты показала, что работавшие на производствах ФСИН люди в 2011 году получали 3,9 тыс. руб., а в 2012м – 4,1 тыс. руб. в месяц, в то время как МРОТ в эти годы составлял 4,6 тыс. руб. В некоторых колониях заключенным не выдавались даже эти гроши.

Также существует внутриведомственное распоряжение ФСИН, согласно которому на модернизацию материально-технической базы необходимо тратить не менее 40% по лученной прибыли, однако оно не выполняется. В лучших колониях на эти цели расходуется до 30% прибыли, а во многих – вообще ничего. Как выявила комиссия Счетной палаты, 65% станков в цехах ФСИН сохранилось еще с советских времен, оборудование уже полностью выработало свой ресурс и стало опасно для работающих людей.

Нарушения были обнаружены в самых разных сферах хозяйственной деятельности ФСИН, включая производство и реализацию военной одежды. Не случайно себестоимость ее производства крайне низка: изготовление одного летнего полевого костюма в 2012 году обходилось в 684 руб. Отпускная же цена для подразделений ФСИН и дружественных посреднических фирм составляла чуть больше 1000 руб. Иначе говоря, ФСИН получала очень скоромную прибыль от своих производств, несмотря на нищенскую зарплату швей.

Зато какие барыши были у посредников! Министерство обороны, как мы помним, заплатило посреднику в лице «БТК групп» 2129,7 руб. за каждый полевой костюм. Это втрое больше, чем себестоимость производства комплекта, и вдвое – чем их отпускная цена. Таким образом, посредническая компания получала стопроцентную прибыль, не неся почти никаких затрат.

Посредники в системе ФСИН появились сравнительно недавно. В начале минувшего десятилетия ФСИН напрямую продавала обмундирование силовым структурам, включая Минобороны. Однако ближе к концу «нулевых» эта практика прекратилась, и закупки стали производиться через торги, на которых, по идее, должны были конкурировать за заказ посреднические фирмы. Как выяснили аудиторы Счетной палаты, схема размещения заказов на пошив формы в исправительных колониях изменилась лишь в последние годы, когда в силовых структурах стала распространяться мода на аутсорсинг.

Тендер, о котором здесь шла речь, был отнюдь не единственным в своем роде. Таких аукционов в 2011–2012 годах прошло несколько. По их итогам Минобороны заключило контракты на приобретение почти 2 млн летних полевых костюмов, сшитых на производствах ФСИН. Специалисты Счетной палаты утверждают, что федеральный бюджет потерял около 722 млн руб. из-за деятельности коммерческих структур, занимающихся поставками Министерству обороны сшитых во ФСИН полевых костюмов.

А ведь в исправительных колониях производится отнюдь не только военная форма: осужденные изготавливают разнообразную продукцию на общую сумму более 30 млрд руб. в год. Какая часть этой суммы перекочевывает в карманы посредников? Этим вопросом как раз и задались Генеральная прокуратура и ФСБ, изучая используемые во ФСИН схемы. Коррупционный скандал подтолкнул власти к форсированию реформы исправительных учреждений, на которую Госдума согласна выделить из бюджета 1,9 трлн руб. в течение ближайших семи лет.

Текст: Андрей Хворостов



Назад в раздел
МосводоканалКапиталМосинжпроектОЭК
АктивКапиталСоюзАКСИТЕХФонд