НулевойПервыйВторойТретийЧетвертыйПятыйШестойСедьмойВосьмойДевятыйДесятыйОдиннадцатыйДвеннадцатыйТринадцатый

Судьба рублей и копеек Временного правительства. А также марок-денег, облигационных займов и кредитных билетов


Военные неудачи России, начинающиеся разруха и голод подвели черту под 300-летним монархическим режимом династии Романовых. Февральская буржуазно-демократическая революция, главным «чернорабочим» которой стали и плохо организованный пролетариат, и одетые в солдатские шинели крестьянские массы, привела к власти буржуазию.

Временное правительство, представляющее интересы крупного промышленного и помещичьего капитала, кровно заинтересованного в продолжении войны, в самый кратчайший срок углубило и перевело на новый уровень процесс крушения русской валюты.

«Уже в марте Временное правительство разрешило Государственному банку увеличить денежную эмиссию до 8,5 млрд руб., – отмечал в своей работе «Рубль в эпоху войн и революций» доктор исторических наук Юрий Бокарев. – Этого оказалось недостаточно. К началу октября разрешенная эмиссия достигла уже 16,5 млрд руб.».

Пополняя финансовый рынок новыми эмиссионными купюрами, Временное правительство не столько укрепляло этот рынок, сколько использовало его в своих агитационных целях. Примером тому служат блоки самых ходовых в обращении денег – марок, первая эмиссия которых была осуществлена еще в 1915 году для использования их в качестве разменных денежных знаков.

От имени Петроградского совета Временное правительство разместило на оборотной стороне блока, состоящего из восьми пятнадцатикопеечных марок, следующий информационный текст: «Отречение от престола. Депутат Караулов явился в Думу и сообщил, что Государь Николай II отрекся от престола в пользу Михаила Александровича. Михаил Александрович, в свою очередь, отрекся от престола в пользу народа. В Думе происходят грандиозные митинги и овации. Весть эта не поддается описанию». Еще один блок, но уже из четырех марок, был украшен надпечаткой, напоминавшей символику парижских коммунаров, суть которой сводилась к революционному лозунгу «Свобода. Равенство. Братство».

Начав свою деятельность с губительного для страны лозунга ведения войны до победного конца, Временное правительство сразу же попыталось повлиять на темпы инфляции, резко возросшей после первой денежной эмиссии. Тогда же с необычной пропагандистской помпой было объявлено о выпуске внутреннего государственного займа с весьма популистским названием «Заем свободы. 1917 год». О лозунговой его направленности говорит и сам текст воззвания, помещенный на оборотной стороне этой ценной бумаги: «Нужна затрата многих миллиардов, чтобы спасти страну и завершить строение новой России на началах равенства и правды. Не жертвы требует от нас родина, а исполнения долга. Одолжим деньги государству, поместив их в новый заем, и спасем этим от гибели нашу свободу и достояние».

Кроме разрекламированного внутреннего государственного займа «министры-капиталисты» были вынуждены пойти и на непопулярные меры, введя монополию на группу товаров народного потребления: сахар, махорку, чай, спички. Начался резкий рост цен. Если перед Февральской революцией покупательная способность рубля по сравнению с 1913 годом составила 26–27 копеек, то уже в октябре 1917 года эта планка опустилась до 6–7 копеек.

В конце апреля 1917 года финансовый рынок страны начал пополняться государственными кредитными билетами достоинством 250 руб. и 1000 руб., которые сразу же стали именоваться «думскими» деньгами благодаря изображению на оборотной стороне банкноты.

«На первой купюре был изображен двуглавый орел, лишенный корон и атрибутов царской власти, – описывает иконографию новых денег доктор исторических наук Юрий Бокарев. – На второй – Таврический дворец, где заседала Государственная дума».

Примечательная особенность новых бумажных денежных знаков заключалась еще и в том, что на лицевой стороне кроме наименований знака и достоинства купюры был помещен текст, информирующий о размене ее на золотую монету. Содержание этого текста явно противоречило существующему положению: с первых дней войны Государственным банком был прекращен размен бумажных денег на золото.

Еще одна новая купюра – кредитный билет достоинством 5 руб. – начала свое хождение на финансовом рынке в конце мая 1917 года. Напоминая царские деньги аналогичного достоинства, новый расчетный знак отличался наличием серии, состоящей из двух букв, и трехзначного номера. Царская же купюра имела шестизначный номер.

После вступления в июле 1917 года на пост премьер-министра Александра Керенского, Временное правительство (это был его второй созыв) значительно увеличило эмиссию денежных знаков. Уже в сентябре начали хождение государственные казначейские знаки достоинством 20 руб. и 40 руб., которые в честь очередного премьер-министра стали называться «керенками». Новые деньги имели упрощенную иконографию и напоминали десятирублевые царские марки, которыми пользовались при оплате консульских пошлин. На них отсутствовали традиционные для бумажных денежных знаков обозначения серии, номера и года выпуска.

Купюры обоих достоинств имели размер 55х43 мм и печатались блоками по 40 штук на листе.

На лицевой стороне государственного казначейского знака был размещен герб России в виде двуглавого орла, узаконенный Государственной думой накануне выпуска новых денежных единиц. Кроме того, иконография купюры была представлена названием самого знака, его номиналом, обозначенным цифрами и словами, а также текстом следующего содержания: «Обязательна к обращению наравне с кредитными билетами». Оборотная сторона знака состояла из обозначения номинала и текста, предупреждающего об ответственности за подделку.

Для мелких платежей в том же 1917 году Временное правительство выпустило в обращение также маркиденьги достоинством 1, 2 и 3 копейки. Отпечатаны они были блоками на полукартоне по 100 штук на листе. Эти новые платежные средства изготавливались с использованием клише марок-денег царского правительства образца 1915 года, посвященных 300-летию дома Романовых, но отличались от них отсутствием на оборотной стороне герба Российской империи и водяных знаков, вместо которых обозначался только номинал марки.

Клише марок-денег царского правительства использовались для печати лицевых сторон новых платежных средств, на которых были размещены портреты Петра I (1 копейка), Александра II (2 копейки) и Александра III (3 копейки). Все три номинала марок-денег отличались друг от друга еще и по цвету.

Несмотря на широко разрекламированную кампанию «Займа свободы», облигации которого продавались значительно ниже номинала, внутренний государственный заем не пользовался особым доверием у населения и принес казне не более 4 млрд руб. С большой настороженностью отнеслись люди и к новым денежным знакам Временного правительства, отдавая предпочтение купюрам последнего российского самодержца, которые моментально исчезли из обращения, подобно тому как скоропостижно финансовый рынок России лишился золотых и серебряных монет в 1916 году.

С каким бы недоверием ни относилось большинство населения России к «реформаторской» деятельности Временного правительства, финансовый рынок страны, захлебнувшийся от инфляции и роста цен, требовал гораздо больших объемов денежной массы, чем могла дать единственная бумажная «кухня» России – Экспедиция заготовления государственных бумаг. Резкое увеличение потребности в наличных деньгах, стопроцентное повышение цен на хлеб осенью 1917 года, растущие расходы на войну – все это вынудило Временное правительство запустить в обращение 4%-ные билеты государственного казначейства, краткосрочные обязательства государственного казначейства, облигации «Займа свободы» и военного займа, а также купоны ряда ценных бумаг. Краткосрочные обязательства государственного казначейства использовались Временным правительством для частичных платежей по казенным подрядам и поставкам.

Временным правительством был разработан и ряд проектов по выпуску новых денежных знаков, которые должны были появиться на финансовом рынке в 1918 году.

Но этим планам сбыться было не суждено. Так, клише для печати кредитных билетов Государственного банка было использовано гораздо позже рабоче-крестьянским правительством Советской России.

Иная судьба ждала еще один проект Временного правительства: в 1917 году в США должны были отпечатать кредитные билеты достоинством 50 копеек, 25, 50, 100, 250, 500 и 1000 руб. Новые платежные средства, выполненные на плотной бумаге, были лишены водяных знаков, а их первая партия, состоящая из номиналов 50 копеек, 25 и 100 руб., в 1918 году была доставлена во Владивосток. В обращение эти кредитные билеты пустили правительство Колчака, Временное правительство Дальнего Востока, Приморская земская управа, Временная земская власть Прибайкалья, а также правители Дальневосточной республики. Каждый из этих временных «хозяев» того или иного региона Сибири и Дальнего Востока «украсил» кредитные билеты американского производства своей собственной надпечаткой.

Коллекционерам известны и образцы пробных государственных кредитных билетов Временного правительства достоинством 25, 50, 100 и 500 руб., выпуск которых, по проекту консорциума 30 петроградских и московских банков, планировалось осуществить в 1918 году. Также предполагался выпуск еще одной разновидности денежных знаков – чеков достоинством 50 и 100 руб., обеспечение которых гарантировалось всем имуществом банков. Срок хождения чеков ограничивался определенным периодом – до 2 января 1919 года. По истечении этого срока чеки предстояло обменять в банках на государственные кредитные билеты.

Иконография этих платежных средств была аналогична оформлению государственных кредитных билетов номиналом 25, 50, 100 и 500 руб., которые были ранее предложены консорциум петроградских и московских банков. После того как 27 декабря 1917 года было обнародовано решение советского правительства о национализации частных банков, чеки и заготовки кредитных билетов были уничтожены.

Текст: Борис Лившиц



Назад в раздел
МД-группГлавУПДКЭнергокомплексМосинжпроект
Коминвест-АКМТФондВКШкола