НулевойПервыйВторойТретийЧетвертыйПятыйШестойСедьмойВосьмойДевятыйДесятыйОдиннадцатыйДвеннадцатыйТринадцатый

Имперский рубль. Денежная реформа Петра I продолжалась два десятилетия


Четвертый царь династии Романовых и первый русский император Петр I формально начал царствовать после смерти старшего брата, царя Федора Алексеевича, в 1682 году, в возрасте десяти лет. Но настоящую, реальную власть он получил лишь спустя десятилетие, после свержения им сводной сестры Софьи Алексеевны. Вместе с огромной державой Петру I достались расстроенная финансовая система и большое недоверие народа, сильно подмоченное попыткой царя Алексея Михайловича ввести новые, медные деньги. Как известно, закончилось это Медным бунтом и возвращением к прежней чеканке серебряных копеек из проволоки – легких «чешуек» с неровными краями, размером с арбузную семечку. Петр I со злостью называл их «старые вши», но был вынужден мириться с тем, что сразу избавиться от этих денег было невозможно.

Из «европейского окна»

Считается, что огромное влияние на взгляды Петра I и его политику оказала первая поездка в Европу в составе Великого посольства 1697–1698 годов. Он не афишировал свое участие в посольстве, но это был секрет Полишинеля, и русского царя везде принимали на высшем уровне, невзирая на его статус «урядника Петра Михайлова». В результате любознательный юноша получил доступ ко всему, что его интересовало в достижениях Европы конца XVII века. В частности, в Англии он среди прочего посетил Монетный двор и даже встречался с Исааком Ньютоном, который помимо занятий наукой исполнял должность смотрителя Монетного двора. Кстати, между Петром I и Ньютоном после этих визитов связь не прервалась: в 1713 году великий ученый отправил уже великому императору печатные экземпляры своего знаменитого труда «Математические начала натуральной философии».

А тогда, в 1698 году, Петр I, что называется, «почувствовал разницу» между Московским государством, где для крупных сделок приходилось тратить много времени для подсчета и пересчета вручную отчеканенных «старых вшей» и их бесчисленных частичек – половинок, четвертинок, и Англией, имеющей современное монетное дело, чеканящей на станках стандартные монеты самых разных номиналов. Англичанам удалось, наладив работу Монетного двора, добиться и большей сохранности монет: благодаря машинной обработке их ребер (гурчению) стала бессмысленной «обрезка монет», когда часть металла с боков монеты просто спиливалась преступниками. Известно, что царь Петр распорядился закупить в Англии оборудование для изготовления монет и доставить его в Москву.

Интерес русского царя к иностранным монетным дворам на этом не иссяк. Во время многочисленных заграничных поездок он каждый раз знакомился с организа- цией денежного дела, например, в 1717 году удостоил посещением Парижский монетный двор. Правда, к этому времени в Российской империи монетное дело было поставлено уже вполне по европейскому образцу. Мастеров пришлось вначале выписать из-за границы, с условием, что каждый ценный специалист в России в обязательном порядке обучит нескольких русских мастеров.

Зарубежные мастера с передачей опыта справились, во всяком случае, первый в России станок для гурчения, то есть обработки ребер монет по кругу, сделал в 1710 году московский мастер Федор Алексеев, которому за это Петр I лично поднял жалованье. До нас дошли монеты работы Алексеева: «московская копейка Монетного денежного двора» и «копейка Монетного денежного двора 1710». Гурчение стало использоваться в России повсеместно с 1718 года.

Еще одно новшество, принятое Петром I, состояло в том, что он приравнял отечественный рубль к западноевропейскому талеру, но не методом его отца, который себя не оправдал. При царе Алексее Михайловиче получилось так, что равный талеру рубль стоил… 64 копейки в соотношении веса серебра. Валютный обмен становился делом сложным. Петр I приказал понизить вес серебряной копейки и содержание в ней серебра так, чтобы равный европейскому талеру рубль стоил ровно 100 копеек.

Очевидно, что самодержец учел «русский менталитет» и печальный опыт денежной реформы родителя. Хотя во время дальнейших зарубежных вояжей в Европу Петр I узнал, что там уже практиковался выпуск банками (в частности, во Франции) бумажных ассигнаций, это нововведение в России император внедрять не рискнул. Он вообще удивительно аккуратно провел свою денежную реформу, что тем более поражает, если вспомнить резкий и взрывной характер царя, лично резавшего бороды и длинные полы одежды у придворных.

В чем-то Россия оказалась впереди Европы – ввела десятичный принцип в денежные расчеты. В передовой Англии маялись с фунтами (20 шиллингов), шиллингами (12 пенсов), гроутами (4 пенса), пенсами (4 фартинга), фартингами (1/960 фунта!), а в России со времен Петра I денежный счет максимально упростился: рубль – 100 копеек, гривенник – 10 копеек, пятак – 5 копеек. Чтобы не травмировать трудящихся, привыкших к старой системе, в начале царской реформы никуда не девались алтыны, составлявшие 3 копейки, или 0,03333 от рубля, и только в 1721 году специальным указом Петр I просто приказал государственным учреждениям прекратить осуществлять подсчеты в них.

В 1743 году датский математик и путешественник Петер ван Хавен издал книгу «Путешествие в Россию» о том, как посетил нашу державу в 1736 году. Датчанин, в частности, писал, что был поражен удобством русской монетной системы, и выразил надежду, что по стопам России пойдет вся Европа, что в результате и произошло через полвека.

Царь-реформатор решил, что у новой системы сначала должен появиться «хороший пиар». Указ о том, что вскоре будут пущены в ход новые деньги, читался в 1698 году в самых людных местах, в храмах после богослужений, в торговых рядах. Царь гарантировал, что новые деньги будут иметь равную стоимость с серебряными. Так что монетные дворы Москвы продолжали вручную бить серебряные «чешуйки», просто слегка полегчавшие, а медные монеты нового образца появились только в 1700 году (пробные экземпляры датируются 1699 годом). Вначале новые деньги выпускали в небольших количествах, только для розничной торговли.

Номинал первых медных денег, сразу обративших на себя внимание лучшим качеством, был минимальным – в 1700 году начали выпускать медную денгу (1/2 копейки), медную полушку (1/4 копейки) и медную полуполушку (1/8 копейки). В серебряном эквиваленте та же полушка была практически невесомой, и обращаться с ней можно было разве что с помощью маникюрных щипцов, в медном – вполне удобная монетка. Тем не менее медную копейку запустили в ход только в 1704 году. И все это время, вплоть до 1718 года, выпуск привычных серебряных копеек – «чешуек» продолжался. Хотя серебро стоило дорого и его не хватало, Петр I воздержался от желания сэкономить и разом перевести всю мелкую монету в медь.

Зато серебро пришлось закупать, с 1701 года из европейских талеров чеканились полновесные серебряные монеты нового образца – полтины, полуполтины, гривенники и пятаки – десять денег. Тогда же было запущено производство золотых червонцев, прототипом для которых стал западноевропейский дукат, двойных червонцев и двухрублевиков. А вот основа основ – серебряный рубль – был отчеканен только в 1704 году, одновременно с медной копейкой и медным алтыном. Для удобства потребителя копейка была сделана максимально узнаваемой – с тем же изображением, что на копейках старого образца. Вот с этого времени и можно

было реализовывать идею «копейка рубль бережет» в русских деньгах современного образца. Накопил сто медных копеечек – пожалуйста, можешь обменять на серебряный рубль.

То, что после этого еще 14 лет царь терпел сосуществование производства денег европейского образца и образца прошлого века, говорит о государственной мудрости монарха. Постепенно народ привык к новым, удобным деньгам, тем более что казна строго придерживалась принципа равноценности копейки медной и старой серебряной. На рынок за покупками явно удобнее было идти с пригоршней медной мелочи, чем с несколькими серебряными «чешуйками», которые и потерять проще простого, недаром их такое количество находят археологи там, где когда-то шумели торговые ряды.

За период с 1698 по 1711 год за счет снижения веса серебряных монет, понижения пробы серебра в них и перехода на новые медные и серебряные деньги российская казна получила доход более 7 млн руб. – огромную по тем временам сумму. Конечно, расходы государства, 21 год находившегося в состоянии войны со Швецией (1700–1721), не шли ни в какое сравнение с предыдущей эпохой, потому приходилось постоянно изыскивать все новые способы сбора средств. Когда к 1718 году прекратилось использование серебра для изготовления мелких монет, доходы казны опять возросли. Петр неоднократно прибегал к «порче» монет, поддерживал поиск золотых и серебряных руд на Урале и в Сибири, запрещал вывоз отечественной монеты, вводил новые налоги, делал иностранные займы, привлекал иностранных инвесторов. Одним словом, император всю историю своего правления лично занимался отечественной финансовой системой так, как после него явно не трудился на этом поприще ни один другой русский самодержец. Всего в результате денежной реформы Петра I, как подсчитали специалисты, казна «заработала» примерно 10 млн руб.

Петру удалось создать централизованную денежную систему и понятную иерархию платежных средств. От полушки до двойного червонца все монеты (кроме алтына, о судьбе которого уже сказано) легко соотносились между собой. Двойной червонец, червонец и двухрублевик были золотыми, рубль, полтина, полуполтина и гривенник – серебряными, прочие монеты – медными. Впрочем, еще долгие десятилетия XVIII века в русской провинции крестьяне в расчетах между собой предпочитали старые серебряные копейки – «старые вши». После смерти Петра I монетное дело перешло в руки «полудержавного властелина» Александра Меншикова, и тот уж развернулся во всей красе – такой «порчи» монеты до него Россия не знала. Но это отдельная история.

Монетные дворы в Москве

Далеко не все сподвижники Петра I отличались столь развитым корыстолюбием, как «светлейший князь». Глава приказа Большой казны, князь Петр Прозоровский, долгое время фактически был министром финансов при Петре I, которым он и был назначен на эту должность еще в 1695 году. Именно Петр Прозоровский строил в Китай-городе новый Красный монетный двор.

Строительство продолжалось два года, и с 1697 года Красный двор начинает массовый выпуск проволочных копеек. В 1704 году в одной из его палат устанавливают два чугунных стана для тиснения мелкой монеты. На них печатают крупные тиражи гривен в 1704–1705 и 1709 годах, алтынов – в 1704 и 1711 годах, серию низкопробных пятикопеечных монет, алтынов и копеек в 1713–1714 годах, червонных – в 1712–1716 годах.

Обособленно от денежных дворов приказа Большой казны стоит монетный двор, построенный в Кадашевской слободе Замоскворечья на хамовном (ткацком) дворе. Его устройство царь Петр поручает своему ближайшему сподвижнику, генерал-адмиралу Федору Головину, активному стороннику реформ, участнику Великого посольства 1697–1698 годов.

Доход от деятельности двора идет на нужды активно создающегося в эти годы флота, а производством управляет приказной дьяк Яков Борин, присланный из приказа Воинских морских дел. По указу Петра I, в 1700 году для учреждения монетного дела против прочих иностранных дворов в Москву прибыли минцмейстер Иоганн Беер и пробирный мастер Дитерик Лефкен (Тимофей Левкин). Наряду с традиционной чеканкой проволочных копеек в первые три года на Кадашевском дворе осваивается машинная выделка золотых червонных и серебряных полтин, полуполтин, гривенников и десяти денег, хотя и в не существенных по сравнению с копейками количествах. В 1704 году ряд выпущенных двором номиналов замыкает рубль. В этом же году начинает работать особое отделение, специализирующееся на выпуске медной монеты. Уже в 1705 году количество изготовленной двором круглой серебряной монеты превышает объем выпуска проволочных копеек. Но в 1706 году умершего Головина сменяет адмирал Федор Апраксин, родственник царя, человек более консервативных взглядов. С этого времени и до 1711 года чеканка крупной монеты ведется нерегулярно, малыми тиражами и с тенденцией к сокращению.

В июне 1711 года Петр I учреждает Правительствующий Сенат, и все монетные дворы переходят в его подчинение. Указом от 16 октября этого года проба «чешуек» снижается до 70/96. В 1712 году следует более крупный выпуск рублей и полтин, в 1713 году – небольшие серии полуполтин и гривенников, а в 1714 году – самый маленький тираж рублей. С июня 1714 года монетные дворы вновь переподчиняются приказу Большой казны. На этом выпуски крупных серебряных монет прекращаются, и до 1718 года все поступающее на монетные дворы серебро переделывается исключительно в проволочные копейки.

Период 1700–1717 годов можно рассматривать как преддверие реформы. Его итогом стало успешное введение в обращение медной монеты, ее общий выпуск превысил 2 млн руб. За это время проволочных денег было выпущено более чем на 20 млн руб. Количество изготовленной круглой монеты – серебряной и золотой – не стало существенным для денежного обращения. Хотя переход к выпуску новой монеты взамен чеканки проволочных копеек технически был возможен уже после 1705 года, в действительности выпуск «чешуек» продолжает расти, тиснение монет сокращается, а затем и прекращается вовсе. Проволочная чеканка давала казне огромную прибыль. Таможенные сборы устанавливались в рублях, но принимались талерами (ефимками) из расчета 50 копеек за талер. Купцы сдавали на монетные дворы талеры по цене 90 копеек и ниже, хотя при равном с рублем весе их проба была на 20% выше указной 1711 года.

Отказ от чеканки проволочных денег происходит только после именного указа от 24 января 1718 года, установившего для рублей, полтин и гривенников ту же 70/96 пробу, по которой с 1711 года чеканятся «чешуйки». Указ от 14 февраля 1718 года обязывает принимать новые монеты с прежними монетами и с мелкими серебряными и медными копейками без всякого прекословия. Кроме того, указ устанавливает 38/96 пробу для алтынов и копеек машинной выделки, 75/96 пробу для золотых двухрублевиков и сорокарублевую из пуда стопу для медных полушек. Вот теперь производство монет машинной выделки полностью вытесняет проволочное, но лишь за счет снижения монетных проб серебра и золота.

В 1719 году монетные дворы переходят в подчинение недавно созданной Камер-коллегии. Два двора – Набережный и медный Кадашевский – в огромных количествах чеканят легковесную полушку «против поданных образцовых резного штемпельного дела мастера Федора Подуруя». Серебряные рубли и полтины, как и прежде, делаются на серебряном Кадашевском. Там же начинается золотой передел двухрублевиков. Красный двор на имеющихся у него двух печатных станах для мелкой серебряной монеты чеканит гривенники новой, 70/96 пробы и низкопробные – алтынники и копейки 38/96 пробы. На освободившихся после прекращения чеканки проволочных копеек мощностях Красного двора начинается освоение выделки крупной серебряной монеты. С Кадашевского двора передаются печатные станы – полтинный и рублевый, а также необходимый инструмент, включая монетные штемпели. В 1718 году двор начинает выпуск полтин, а в следующем году и рублей.

С 1720 года все монетные дворы переподчиняются Конторе монетного правления при Берг-коллегии, ведающей горнометаллургическими делами. Президент коллегии Яков Брюс, сподвижник Петра I, человек больших знаний и организаторских способностей, считает целесообразным перевод монетного дела в столицу – Петербург (указ о строительстве двора в Петропавловской крепости выходит еще в 1719 году, но на его исполнение потребуется еще пять лет). Брюс выявляет, что надзирающие на монетных дворах бурмистры допускают великие несходства и неисправности (больше для своей корысти). Контроль сплавки серебра, как и учреждение в пробах, и все отправление монет возлагается на Тимофея Левкина. Деятельность Красного двора с 1720 года останавливается, и до 1727 года он находится в замороженном состоянии. Весь передел серебра и золота сосредоточивается на Кадашевском дворе.

Значение монетной реформы Петра І в истории России трудно переоценить. С помощью нее удалось ликвидировать денежный кризис внутри страны путем введения разменной медной монеты и крупной серебряной. Реформа положила конец обособленности денежного обращения Украины, решила вопрос о быстрейшем включении экономических ресурсов Прибалтики в единую экономику Русского государства.

Денежная реформа Петра І дала России монетную систему, просуществовавшую без изменений почти 40 лет, когда новая денежная реформа понизила в рубле содержание серебра и сделала его меньше размером. В короткий срок коренной перестройке подверглось все денежное хозяйство России. Денежная система, созданная в процессе реформы Петра I и основанная на десятичном принципе, доказала свою жизнеспособность.

Текст: Борис Лившиц



Назад в раздел
ИНАСаториЭнергокомплексКапитал
АБЗАКСИТЕХФУД