НулевойПервыйВторойТретийЧетвертыйПятыйШестойСедьмойВосьмойДевятыйДесятыйОдиннадцатыйДвеннадцатыйТринадцатый

Заповедник в стиле модерн. Москва сохранила богатейшее наследие блистательной эпохи


На заседании Правительства Москвы еще несколько зданий включено в единый государственный реестр объектов культурного наследия народов России. Среди них – особняк Н.Н. Медынцева в Померанском переулке, построенный в 1907 году по проекту мастера русского модерна архитектора Воскресенского. В этой связи можно говорить, что до сих пор архитектурное наследие Москвы должным образом не учтено и не сберегается – даже музея модерна и его наиболее ярких представителей нет. А можно и признать, что это наследие столь велико, что его учет и сохранение – задача не из легких. Блестящая, хотя и недолгая, эпоха модерна оставила в Москве такое количество прекрасных памятников, что даже краткий их обзор – тема для солидной монографии.


Стиль просвещенного купечества

Модерн как стиль появился в Европе во второй половине XIX века, в эпоху промышленной революции, становления новых технологий строительства и появления большого количества нуворишей. Новый класс, росший на становлении общества потребления, требовал иного художественного языка, соответствовавшего вкусу почувствовавшей свою власть буржуазии.

Пышность и помпезность зданий, строившихся для аристократии, часто были важнее удобств. «Жизнь напоказ» прежней элиты предполагала, что для представительских функций требовалось места гораздо больше, чем для личного пространства. А вот как совместить демонстрацию богатства и роскоши с комфортом проживания? Ответ и дал модерн, который в разных странах получил разные названия – «югендстиль», «ар-нуво», «тиффани» и т.д. С гордостью мы можем отметить, что и термин «московский модерн» полноправно вписался в историю архитектуры.

Прихотливые плавные линии, сменившие обязательные прямые углы, асимметрия, обилие декоративных элементов, широкое использование железобетона, стекла и железа, новые цвета (лиловый, розовый, нежно-серый, зеленый, кремовый), тщательная отделка в едином стиле всех элементов декора – все это отличительные особенности модерна в архитектуре.

Фасады зданий с округлыми эркерами и огромными окнами, фантастическими решетками и лепными фигурами, керамической отделкой поражали воображение.

Любимыми цветами того периода, расцветшими на фасадах, были ирисы, орхидеи и лилии. Но и внутренние помещения архитекторами эпохи модерна отделывались вплоть до дверных ручек – чаще всего с использованием растительных элементов. Все строительство планировалось от внутреннего пространства и его удобства.

При этом комфорт новых зданий был на высоте. Здесь использовались все достижения цивилизации – электричество, центральное отопление и водоснабжение.

Все помещения рассчитывались индивидуально, с учетом нужд семьи заказчика.

После отмены в России крепостного права (1861 год) за пару десятилетий многие потомки бывших крепостных смогли стать состоятельными людьми, получить хорошее образование, в том числе и за границей. Русская буржуазия стала считать хорошим тоном ездить на промышленные выставки в Европу и перенимать привычки европейских буржуа. Внуки бородатых купцов, которых так ярко описал Александр Островский (1823–1886), а Белинский назвал «темным царством», уже непринужденно носили фраки, разговаривали на иностранных языках, держали погреба тонких вин и коллекционировали предметы искусства. Модерн непременно должен был прийти в Россию, и это случилось. А Москва стала самым «модерновым» городом Российской империи.

К моменту строительства первого здания в стиле модерн в Москве (1896) в Европе классические формы модерна еще не застыли. Новое направление активно развивалось, вбирая в себя национальные особенности разных стран. Так и московский модерн получил возможность самостоятельного развития, которую и использовал блестяще.

В этот период стремительно богатевшие предприниматели скупали старые московские особняки и усадьбы, перестраивали их по своему вкусу или сносили. Московские улицы, где традиционно селилась аристократия, например Пречистенка или Малая Никитская, становились местом обитания нуворишей.

Москва быстро меняла свой облик, и это радовало далеко не всех. Это сегодня мы восхищаемся зданиями в стиле модерн, а тогда утрата «домиков старой породы» вызывала неприятие у многих. Марина Цветаева (1892–1941) называла доходные дома в стиле модерн «уродами», «грузными, в шесть этажей». Валерий Брюсов (1873–1824) горевал, что «на месте флигельков восстали небоскребы и всюду запестрел бесстыдный стиль модерн...». В наше время эти здания назвать небоскребами язык не повернется, но каково было москвичам той эпохи, привыкшим к уютным на вид малоэтажным особнячкам, не склонным к излишней декоративности? Но, невзирая ни на какие возражения, модерн победно встраивался в Москву. Возводились частные особняки богатых промышленников и купцов, доходные дома для «среднего класса», общественные и административные здания. Специалисты утверждают, что ни в каком другом столичном городе Европы не было такого масштабного строительства эпохи модерна, как в Москве.

А ведь нашему модерну было отведено всего-то менее двух десятилетий


«Львиная» подпись

Невозможно даже кратко описать хотя бы наиболее выдающихся архитекторов московского модерна и их творения. Поэтому попытаемся обратить внимание на тех, чьи фамилии известны не только знатокам.

Элегантная вычурность линий и обилие декора – визитная карточка этого архитектора, поклонника «весны» модерна и одного из его родоначальников – бельгийца Виктора Орты (1861–1947). Но никакого копирования образцов Орты в творчестве нашего героя не было. Здания этого пионера московского модерна с интерьером, продуманным до светильников и дверных ручек, приводили в восторг заказчиков. Украшали эти творения фигуры львов или барельефы с их изображениями – так мастер ставил свою подпись. Его звали Лев Николаевич Кекушев (1862–1917).

Варсонофьевский переулок, дом 6, – адрес первого дома в Москве, построенного Кекушевым в 1896 году. Через три года он выиграл конкурс на проект гостиницы «Метрополь». Знаменитый предприниматель и меценат Савва Мамонтов (1841–1918), на чьи средства этот проект должен был осуществиться, предпочел другую работу, занявшую лишь четвертое место. Но в конечном итоге «Метрополь» все!таки строил Кекушев. После ареста Мамонтова, в том же году, Льва Николаевича пригласили новые владельцы.

А с возведенным Кекушевым в 1899 году домом № 8 по Глазовскому переулку произошла совсем интересная история. Зодчий делал его для себя. Кстати, мозаика на фасаде, по мнению экспертов, принадлежит другому архитектору – Вильяму Валькоту (1874–1843), который так приглянулся Мамонтову с проектом «Метрополя».

Первый в Москве частный особняк в стиле модерн (или один из первых, мнения есть разные) так понравился промышленнику Густаву Листу (1835–1913), что он немедленно выкупил его у Кекушева, предложив баснословные деньги. Сегодня здесь располагается посольство Аргентины.

Для своей семьи Кекушев в 1900–1903 годах построил другое здание, официально принадлежавшее его супруге – Анне Ионовне. Особняк Кекушевой на Остоженке, 21, – настоящий маленький замок. Семья с комфортом устроилась в нем, но в 1906 году супруги расстались, и Лев Николаевич переехал, оставив дом жене. Через три года особняк был продан.

Судьба первого архитектора московского модерна сложилась трагически. Кекушев много зарабатывал, но часто выходил за пределы сметы и, по свидетельству его жены, даже вкладывал в строительство собственные деньги, лишь бы не нарушать целостность проекта.

А после революции 1905 года вкусы заказчиков изменились. В моду вошел «северный модерн», отличавшийся сдержанностью декора и большей правильностью линий. Кекушев же не стал менять свои взгляды – и постепенно о нем стали забывать. Ходили слухи, что архитектор сошел с ума, что он много пьет… В 1917 году Лев Николаевич Кекушев умер в больнице. Но даже дата его смерти и место захоронения не установлены достоверно. Писали даже, что он просто пропал в революционных событиях. Но с нами остались его великолепные здания, которые так украшают сегодня Москву.

Одно из них – дом Миндовского на Поварской, 44, где сегодня находится посольство Новой Зеландии. Московское Торгово-строительное акционерное общество заказало Кекушеву этот проект, и построенное в 1904 году здание вскоре стало образцом московского модерна. Основатель общества Яков Рекк (1867–1913) был человеком, которого заботила не только прибыль.

Как говорил он сам, наш город должен украшаться «стильными домами, которые, имея технические удобства западноевропейских городских строений, в то же время не убивали бы национального колорита Москвы». В 1909 году дом купил промышленник Иван Миндовский (1836–1912), чье имя этот особняк во всех справочниках носит и поныне.

На Пречистенке стоит дом 28, еще называемый доходным домом Исакова. Он построен по проекту Кекушева в 1904–1906 годах и по окончании строительства продан петербургскому предпринимателю И.П. Исакову. Дом предназначался для богатых квартиросъемщиков – здесь всего по две квартиры на этаже. Роскошный фасад со скульптурными украшениями, изящные балконные решетки, вычурные оконные переплеты – «фирменные» приемы Кекушева.

В Москве осталось немало зданий, построенных по проектам Кекушева. Среди них железнодорожный вокзал в Царицыне, которому в 2007 году вернули исторический облик, Иверские торговые ряды на Никольской улице, доходные дома и особняки. Но одно, сохранившееся до наших дней с интерьером здание заслуживает особого внимания. Это единственный дом в стиле модерн в Москве, построенный из дерева. Созданный для владельца ткацкой фабрики Василия Носова как загородная дача, он стоит по адресу Электрозаводская улица, 12. Удивительной красоты и гармонии домик открыт для посещений – здесь располагается хранилище Российской государственной юношеской библиотеки и работает Молодежный историко-культурный центр.


А Горький был недоволен

Федор Осипович Шехтель (1859–1926) в Москве строил много. Одного его наследия хватило бы, чтобы полноправно объявить наш город заповедником модерна. Но самый известный проект Шехтеля – относительно небольшой особняк на Малой Никитской улице, дом 6/2. Недавно во Владимире, в самом центре, где активно ведется строительство частных особняков, мне показалось, что где-то я этот свежепостроенный домик уже видела. И вдруг поняла: это же копия (правда, сильно упрощенная и искаженная) знаменитого особняка Рябушинского! Светлая плитка, причудливые ирисы на фасаде…

Степан Павлович Рябушинский (1874–1942), миллионер и меценат, хотя и происходил из старообрядческой семьи, был представителем той самой новой элиты, желавшей творить историю и покровительствовать искусствам. Это он заказал Федору Осиповичу строительство особняка на Малой Никитской и результатами был очень доволен. Классический дом в стиле раннего модерна построен как будто на одном движении морской волны. Особенно поражала посетителей особняка лестница из зеленоватого искусственного мрамора, как будто струившаяся морской пеной. Строил Шехтель этот шедевр в 1900–1902 годах.

Много лет спустя, когда Рябушинский жил уже за границей, а в стране установилась советская власть, особняк был предоставлен в распоряжение Горького (1868–1936). Здесь Алексей Максимович прожил пять лет, здесь и умер. Говорят, что Горькому его роскошное жилье… не нравилось. Он даже называл этот замечательный особняк нелепым домом. Но вот мемориальный музей Горького через три десятилетия после его смерти открыли именно в этом здании.

Гений русского модерна, Федор Шехтель не повторялся в своих приемах, и построенный примерно в то же время, в 1901–1903 годах, и не менее известный особняк Дерожинской в Кропоткинском переулке, дом 13, вовсе не похож на дом Рябушинского. Он сдержанный, элегантный, как будто предваряющий зарождение «северного модерна». Александра Ивановна ДерожинскаяЗимина, единственная дочь и наследница богатейшего текстильного промышленника Бутикова, первым браком была замужем за братом Степана Павловича Рябушинского. Благодаря этому она и познакомилась с Шехтелем, много строившим для этой семьи. Когда-то в особняке Дерожинской собирались представители театральной элиты Москвы. Брат ее третьего мужа, Сергей Иванович Зимин (1876–1942), основал частную оперу – сегодня это Московский театр оперетты.

Среди творений Шехтеля – гостиница «Боярский двор» на Старой площади, собственный особняк на Большой Садовой, 4, Ярославский вокзал, здание кинотеатра «Художественный» на Арбатской площади, театр «Парадиз» (современный Театр имени Маяковского) на Большой Никитской и еще множество прекрасных зданий, одно перечисление и краткое описание которых заняло бы весь объем статьи. А умер Федор Осипович в коммунальной квартире – его семью из собственного особняка после революции выселили.


Первый из равных

Славу первого частного особняка в стиле модерн у творения Кекушева в Глазовском переулке оспаривает не менее знаменитый особняк Марии Федоровны Якунчиковой!Мамонтовой (1863–1952) в Пречистенском переулке, дом 10. В 1899 году его построил Вильям Францевич Валькот, да-да, тот самый, по чьему проекту Лев Кекушев строил «Метрополь». Среди работ Валькота – и соседний особняк, принадлежавший владельцу музыкально-издательской фирмы Карлу Гутхейлю (1851–1914), который архитектор возвел в 1902–1903 годах по адресу: Пречистенский переулок, дом 8. Сегодня здесь посольство Королевства Марокко.

В Спиридоньевском переулке, дом 9, Валькот в 1903–1904 годах построил общежитие американских и английских гувернанток. Сегодня это гостиница «Марко Поло Пресня». Совместно с Иваном Кондратенко (1856–1916), также признанным мастером московского модерна, он построил доходный дом Московского торгово-строительного акционерного общества в Мясницком проезде, дом 4. Сегодня здесь находятся Международный институт экономики и финансов Высшей школы экономики и Сберегательный банк РФ. Если Кекушев любил в отделке зданий использовать львиные головы, Валькот предпочитал лепнину с изображением изящных женских головок – это его «личная подпись».

Валькот в 1908 году покинул Россию, но и в родной Англии его судьба оказалась трагичной – в начале Второй мировой войны архитектор остался без заказов и покончил с собой.


Дом на колесах

В 1979 году Тверская улица, тогда улица Горького, переживала невиданное событие – от угла Пушкинской площади до Настасьинского переулка было передвинуто и поставлено на новый фундамент здание, построенное в 1904–1906 годах. Архитектор Адольф Эрнестович Эрихсон (1862–после 1917), признанный мастер московского модерна, вряд ли предполагал, что с его детищем случится такая оказия.

Построенное для издательства Сытина (1851–1934) – издателя-подвижника, много сделавшего для просвещения народа, выпускавшего массовым тиражом недорогие, но качественные книги русских и иностранных классиков, – здание стало настоящим украшением Тверской. Сам Сытин, которому принадлежали журнал «Вокруг света» и газета «Русское слово», жил тут же, на четвертом этаже. То, что при расширении улицы было решено не сносить великолепный образец модерна, а передвинуть, – большое счастье для всех нас.

Множество историй связано в Москве с эпохой модерна. Ведь это был период бурного развития промышленности, культуры, образования и науки. Строили дома в стиле модерн и снимали в них квартиры те, кто как раз и двигал эпоху. Что владельцы этих зданий, что жильцы доходных домов, что названия фирм, работавших в творениях модерна, – все это строки нашей истории.

Доходный дом Зинаиды Перцовой (Пречистенская набережная, дом 35) известен как «Дом-сказка». Украшенный мозаиками, художественной ковкой и деревянной резьбой, он как будто вышел из русских былин. Мастера московского модерна вообще очень любили применять в своей работе мотивы русских сказок.

Успешно работали керамические мастерские в Абрамцеве и в Бутырках, художественное руководство которыми осуществлял Михаил Врубель (1856–1910), чье влияние на развитие московского модерна трудно переоценить. Мозаики и керамические плитки с «палитрой Врубеля» украсили множество домов. Идея создавать из керамики на фасадах домов «картины без рам» и тем самым прививать людям вкус к прекрасному приобрела настоящий московский колорит.

В подвале дома Перцовой с 1908 по 1910 год работало знаменитое кабаре «Летучая мышь» – своеобразный театр миниатюр актеров МХТ, где выступали московские театральные знаменитости того времени. Здесь же «жила» героиня «Чистого понедельника», знаменитого рассказа Ивана Бунина (1870–1953). А после революции в дом Перцовой, видимо прельщенный роскошными и необычными интерьерами, вселился один из пролетарских вождей, Лев Троцкий (1879–1940), дававший здесь роскошные приемы.

Строили же этот замечательный дом архитекторы Николай Жуков (1874–1946) и Борис Шнауберт (1852–1917), используя эскизы художника Сергея Малютина (1859–1937). Они выиграли конкурс, который объявил в 1906 году железнодорожный предприниматель Петр Перцов (1857–1937). До революции этот дом любили художники: здесь были их квартиры и мастерские.

Еще один знаковый адрес московского модерна – Кузнецкий мост, дом 3. Здесь стоит построенный Иваном Машковым (1867–1945) доходный дом М.В. Сокол. В отделке этого пятиэтажного здания использовалась керамика Бутырского завода. Фасад оформлен рельефными изразцами в виде рыбок по рисункам Врубеля, а мозаика по эскизам Николая Сапунова (1880–1912) изображает парящего над горами орла.

Панно на здании символически как будто общается с врубелевской «Принцессой Грезой» с фасада «Метрополя». Если посмотреть на оба эти здания с Театральной площади, этот «диалог» станет заметен.

Монография доктора Марии Нащокиной (р. 1953) «Архитекторы московского модерна. Творческие портреты», выдержавшая уже три издания, дает нам 104 фамилии мастеров московского модерна. И каждый раз при переиздании автор добавляет новую информацию. Эта блистательная эпоха в полной мере еще не оценена и не исследована. Тема московского модерна неисчерпаема. Чтобы обойти пешком и объехать московский заповедник модерна, не хватит и года. Может быть, пора действительно открывать музей «Московский модерн»? Наш город этого более чем достоин.


Текст: Алиса Бецкая



Назад в раздел
Вся информация о торгах, аукционах и конкурсах
"Бюллетень Оперативной Информации "Московские Торги" 11/2020

Читать свежий номер

ГераГеопроектизысканияГлавУПДКОЭК
ШколаСоюзСбербанк