НулевойПервыйВторойТретийЧетвертыйПятыйШестойСедьмойВосьмойДевятыйДесятыйОдиннадцатыйДвеннадцатыйТринадцатый

Солнце, воздух и вода… Московские пляжи в историю города вошли в XIX веке


Как хорошо в жаркий летний день поваляться на чистом песочке, искупаться в прохладной воде или отдохнуть под тентом на свежем ветерке! Эти пляжные удовольствия сегодня известны каждому. А вот с каких пор повелась эта привычка – отдыхать летом у воды? Прямо скажем, давным-давно. На археологических раскопках в Лондоне найдены остатки кожаных бикини, возраст которых – почти две тысячи лет. Это такие кожаные трусики с завязками на бедрах: их во времена Римской империи надевали на пляж вполне респектабельные дамы. Если кто не помнит: Лондон начала нашей эры – римский город.


Да, бикини – вовсе не изобретение 60-х годов XX века. Достаточно взглянуть на фрески и мозаики римского времени – там девушки вполне современного вида играют на пляже во вполне современных купальниках. Вообще, водные курорты римляне обожали, и каждое лето поток туристов отправлялся по отличным римским дорогам на пляжи, которых на просторах империи было великое множество. Кстати, на римских курортах имел место и вполне приличный сервис – на пляжах продавали прохладительные напитки и еду, убирали мусор, для удобства отдыхающих ставились лежанки и т.д. Как известно, Москва есть третий Рим. Однако римские «водяные» обычаи привились у нас прежде всего в образе бани, без которой всякий уважающий себя римлянин своей жизни не мыслил. Когда в Западной Европе уже основательно свели леса и топить стало нечем, а католическая церковь объявила бани местом греховным, на Руси даже самая бедная семья в баню ходила обязательно. Нашим священникам никакого греха в посещении бани не мерещилось: наоборот, чистота телесная всячески поощрялась. А после парилки конечно же нужно было окунуться в речку или пруд – даже если на дворе зима.


Без шляпы и туфель купаться запрещается!

Крах Римской империи постепенно привел в Европе и к отказу от римских обычаев – не только бани разрушались и закрывались, но и привычка организованно отдыхать на пляжах исчезла. Понятное дело, купаться люди не прекратили, однако делали это уже спонтанно – и, желательно, мужчины отдельно от женщин. Простой люд бесхитростно сигал в воду – либо нагишом, либо в рубашках, а уж обустраивать специальные места для купаний мало кому приходило в голову. В Московском государстве пляжные обычаи вообще завелись довольно поздно – и пришли из-за рубежа. Конечно, наши предки купание очень любили и никогда им не пренебрегали, но всерьез занялись пляжными делами только вслед за Европой. А там все начиналось весьма комично. Организованное купание вновь после многовекового перерыва вошло в моду, естественно, в век Просвещения, именно в XVIII веке появились первые пляжи. Для нас сегодня их посещение было бы, скорее, представлением в цирке – кавалеры лезли в воду в париках, рубашках и панталонах, а дамы – вообще в платьях, чепчиках, обуви и даже в перчатках. При таком «прикиде», естественно, плавать никто и не пробовал – в воду слегка погружались. Впрочем, это уже был прогресс по сравнению с веком XVII, когда даже при дворе «короля-солнце» Людовика XIV (1638–1715) купаться было вообще не принято. Сам монарх погрузился в воду пару раз по требованию врачей и остался крайне недоволен этой процедурой. Купальни XVIII века представляли собой смешные деревянные домики, которые лошади при необходимости завозили недалеко в воду. В этих домиках переодевались, то есть меняли платье обычное на купальное, и, в лучшем случае, плескались рядом. Дамы – в корсетах и шляпах, мужчины – в полностью закрытых купальных костюмах. При этом совместных пляжей не было: считалось, что вид женского тела, облепленного мокрой одеждой, слишком эротичен – впрочем, и это слово тогда упоминать было категорически неприлично. Чтобы ни в коем случае волны не поднимали купальные юбки вверх, к их краям привешивали грузики. Представить себе, что в наше время удалось уговорить девушку на такие страдания, просто невозможно. Хрестоматийной стала история о купании испанской герцогини де Бари, которая в 1825 году публично искупалась на пляже, – в черном платье, большой черной шляпе и в специальных сапожках. Ее светлость загораживали гвардейцы, но скандала избежать не удалось, хотя в глазах общества герцогиня слыла законодательницей моды. Однако вот так и продвигался пляжный прогресс. Русское общество, в котором с XVIII века поездки в Западную Европу постепенно становились делом обычным, не могло не заметить и растущую популярность пляжного отдыха. В московских поместьях стали появляться купальни, в той или иной степени повторяющие то, что господа наблюдали за границей.

Впрочем, купаться в России все-таки предпочитали либо в исподнем белье, либо в длинных рубашках. Идея входить в воду в корсетах и париках у нас как-то не прижилась, поэтому весь XVIII век наши пляжи шли не в ногу с Европой. А вот «викторианские» модели пляжных костюмов конца XIX века в России уже пользовались спросом. Это такие комбинезончики из плотной шерсти или хлопка, закрывающие руки-ноги, для дам еще и с юбочкой. В рекомендациях для дам даже в это время предлагалось украшать такие костюмчики эполетами, кушачками, воланами, матросскими воротниками, но при этом все-таки надевать шляпки или чепчики, а также чулки и перчатки. Мужчины ни в коем случае не должны были оголять грудь. Знаменитые мужские полосатые купальные костюмы, которые нас смешат на фото и в фильмах конца XIX – начала XX века, делали в виде закрытого купальника с шортиками и короткими рукавами. Шортики, рукава и закрытая грудь исчезли только… в цирке, и, желая подражать знаменитым атлетам, мужчины постепенно «оголялись». Были споры и о том, полезно ли купание вообще. Так, в 1886 году в журнале «Новый русский базар» давали такие советы: «Очень холодная вода слишком раздражает тело, а всякое сильное раздражение вредно отзывается на организме и влечет за собой ослабление. Полезнее всего купаться, когда в воде не менее 18 градусов Реомюра (22,5 градуса по шкале Цельсия. – Примеч. ред.), хотя здоровые личности могут купаться на вольном воздухе и при 16 градусах Реомюра в воде». Даже наступление XX века не привело к созданию таких пляжных костюмов, которые не мешали бы плавать и загорать. Панталоны с кружевами, «морские» воротники, накидки и шляпки все еще царили на пляжах. Все изменила Первая мировая война, которая стремительно упрощала моду и удешевляла производство одежды. Одновременно с этим возник понятный дефицит мужчин, и, желая привлечь внимание оставшихся, дамы стремились показать в лучшем свете все свои телесные достоинства. Но общество изо всех сил цеплялось за явно устаревшие устои…


Пусть везде будет солнце!

Первую женщину, надевшую облегающий и не закрывающий конечности купальник на пляже, осудили за «безнравственное поведение» незадолго до Первой мировой войны– в 1907 году. Спортсменка, чемпионка мира по плаванию Анна Келлеман была попросту арестована после появления на пляже в купальном костюме, который мы сочли бы проявлением ханжества! Но тогда уже знаменитую во всем мире даму обвинили в развращении общества. Достоинства изобретенного ею костюма все-таки позже оценили – он уже вполне позволял принимать солнечные ванны. О пользе загара долгое время говорить в «хорошем обществе» было не принято. Достаточно прочитать воспоминания жены императора Николая I (1796–1855), Александры Федоровны (1798–1860), о том, как ее встретили при дворе, когда она приехала в Санкт-Петербург как невеста великого князя. «Только что я уселась пред зеркалом, чтобы заняться туалетом, как вошла ко мне без церемоний какая-то пожилая женщина и промолвила по-немецки: «Вы очень загорели, я пришлю вам огуречной воды умыться вечером». Эта дама была пожилая, почтенная княгиня Ливен, которую я впоследствии искренно полюбила, но признаюсь, эта первая фамильярная сцена показалась мне весьма странной». Мода на «томную бледность», державшаяся весь XIX век и плавно перешедшая в век XX, явно не способствовала популярности солнечных ванн. Однако врачи, которых становилось все больше, по мере развития образования постепенно приучали общественность к мысли о пользе солнца, в частности, для профилактики туберкулеза, который вплоть до середины XX века считался неизлечимой болезнью и косил людей не хуже рака. Хотя вначале общение с солнцем для прекрасных дам ограничивалось прогулками под солнцем с раскрытым солнечным зонтиком, но, как говорится, капля камень точит! Возникшая в середине XIX века «гелиотерапия», то есть лечение воздействием солнца, постепенно вошла в моду. Целые институты во многих странах мира пропагандировали загар на пляже и в специальных соляриях – и русское общество не устояло. Появились дамы, не боящиеся «плебейского» загара. Однако переломный момент в отношении к солнечным ваннам случился все-таки не благодаря борьбе за здоровье, а в результате победного шествия новой моды. После Первой мировой войны «золотые 20-е» годы стали временем, когда моду диктовал культ здорового тела, культ молодости. Люди, выжившие в страшной войне, хотели подтвердить свое право на жизнь. Мир танцевал «непристойные» танцы. Аргентинское танго, до этого считавшееся музыкой аргентинских борделей, захватило Париж, платья стали короткими, купальники – открытыми, и на пляжи хлынули миллионы людей. Есть мнение, что моду на загар определила Великая Мадемуазель Коко Шанель (1883–1971), в начале 1920-х высказавшая предпочтение загару перед «лицом цвета аспирина» и даже выпустившая в продажу масло для загара. Но Шанель была не единственной поклонницей солнца, воздуха и воды, ее коллеги неустанно пропагандировали тот же образ моды – для спортивных и загорелых. В России, ставшей к тому времени Союзом Советских Социалистических Республик, новые веяния пришлись ко двору – занятия спортом и посещение пляжей становились образом жизни. Солнце победило буквально во всем мире. И Москва не была исключением – ее пляжи заполнили москвичи и «гости столицы», загорелые и подтянутые комсомольцы и комсомолки стали героями газетных фото и полотен художников.


Приготовления к купанию… лучше самого купания

А начинался пляжный отдых москвичей очень по-русски – давным-давно и без лишних удобств, то есть прямо сразу, как появились город и горожане, на берегах Москвы-реки в хорошую погоду прибегали поплескаться все, кому не лень. Тем более что летом топить частные бани было запрещено – либо иди в баню торговую, либо бесплатно мойся в реке. Пожары для деревянного города были столь страшны, что именно поэтому великий князь Иван III Васильевич (1440–1505) и решил за год до смерти, в 1504 году, издать столь грозный запрет. Специальные «объезжие головы» следили за исполнением указа – до начала осенних дождей все домашние мыльни были опечатаны. Исключения полагались лишь для больных и рожениц, которым, как считалось, без бани было не обойтись. А все прочие либо платили владельцам торговых бань, которых было немало, судя по поступлению от них налогов в великокняжескую казну, либо шли к реке. Сохранились документы, согласно которым царь Борис Годунов получал от бань и купален в Москве доход по полторы тысячи рублей ежегодно – серьезная сумма, если учитывать, что налог с бань был небольшим. Впрочем, и те, кто раскошеливался на торговую баню, все равно после парилки выбегали к реке – не искупаться после бани было как-то странно. Тем более что строить бани вдалеке от речки или пруда было не принято. Вот и располагались вдоль Москвы-реки такие «пляжи», где купались и посетители бань, и прочий люд. Устьинские бани, названные так потому, что находились в устье впадения Яузы в Москву, у Большого Устьинского моста, работали три века – и купание рядом с ними не прекращалось. Правда, к XIX веку посещали эти бани только те, кому более дорогое удовольствие было не по карману, поскольку репутация Устьинских бань от века к веку почему-то портилась. Не блистали уровнем обслуживания и топившиеся по-черному старейшие Каменновские ба ни, находившиеся у Каменного моста, недалеко от того места, где сегодня стоит храм Христа Спасителя. Это место считалось прибежищем всякого сомнительного люда, зато летом по специальному ходу можно было выйти на реку в купальни. С петровских времен у Каменного моста, только на другом берегу реки, рядом с Болотной площадью, стояли Суконные бани, любимые купечеством, – их посетители тоже не забывали окунуться в реку. Зимой во льду рядом с банями делали прорубь, и такой вот зимний «пляж» пользовался неизменным успехом. Конечно же купались в Москве-реке и посетители бань у Бабьегородской плотины, которую каждое лето сооружали у Бабьего городка – здесь сегодня находятся Центральный дом художника и парк искусств «Музеон». С конца XIX века московские власти всерьез задумались об организации пляжного отдыха горожан. Места, которые предполагалось обустроить для купаний, осматривала Комиссия санитарного врача Москвы. Коммерческие купальни – деревянные домики, выдвигавшиеся на середину реки, – в летнее время работали чаще всего рядом с мостами. Помимо уже упомянутых Каменного и Устьинского купальни были у Бородинского, Крымского, Москворецкого, Краснохолмского мостов. Позже (в 1901 году) появились «Обязательные постановления Московской городской думы об устройстве и порядке содержания торговых купален». В частности, там содержалось требование прекращать купание после 11 часов вечера до 8 утра. Это объяснялось заботой о безопасности посетителей купален – ведь несчастные случаи были нередки. С этим явлением боролось Императорское российское общество спасания на водах, созданное в 1872 году, а также энтузиасты. Предприниматель Лакин, содержавший купальни у Бородинского моста, организовал бесплатное обучение плаванию для учащихся московских гимназий. Он же 15 марта 1901 года просил Городскую управу разрешить ему создать напротив Фалеевского переулка, между Большим Каменным и Москворецким мостами, первую в Москве Школу плавания, для чего предлагалось открыть «грандиозные ванны-купальни». Судя по всему, этот проект одобрения не получил – Московское общество любителей плавания было организовано в Москве лишь в 1912 году. Коммерческие купальни делились не только на мужские и женские отделения, но и на простонародные и дворянские. Правда, чтобы пройти в дворянское отделение, не нужно было предъявлять выписки из гербовых книг. Достаточно было заплатить от 10 до 20 копеек за отдельный номер, чтобы попасть в более чистое и просторное помещение для подготовки к купанию. Общие же, простонародные отделения, стоили от 3 копеек с человека. Существовали и семейные отделения – для пар с детьми. Однако сколько бы ни платили посетители за приготовления к омовению в реке, сама река была общей для всех и очень грязной. Комиссия санитарного врача, проводившая в начале XX века обследование возможных мест для купания, отмечала, что в воды Москвы-реки сливаются краски и химикаты с фабрик, нефть, нечистоты, стоки бань и прачечных. В выводах комиссии содержалась рекомендация построить бесплатные бассейны с душевыми, поскольку население «не имеет возможности обмываться и освежаться в течение знойного лета в водах городского течения Москвы-реки». Тем не менее горожане все равно купались, даже рискуя получить отравление или кожные заболевания – и получали, кстати! А вот некий крестьянин, попытавшийся в 1910 году искупаться в Чистых прудах, раздевшись до исподнего, был немедленно задержан полицией. Его объяснения, что просто стало слишком жарко, понимания не нашли – на нарушителя порядка завели дело.


Течет время, течет Москва-река…

Сегодняшний вид Москвы-реки, ставший для нас уже привычным, к моменту смены политического строя в России, то есть к 1917 году, мог только присниться в блаженном сне. Город в начале XX века почти убил реку: ведь для питьевых и прочих нужд он забирал ровно столько воды, сколько могла дать Москва-река. Дошло до того, что средняя глубина реки не превышала полтора метра, и концентрация всяких мерзостей в воде практически делала невозможным для мало-мальски брезгливого человека добровольное купание. Всевозможные инфекции подстерегали всякого, кто рискнул поплескаться в мутных волнах зловонной Москвы-реки. А питьевую воду вообще везли с окраин города, где выше по течению еще можно было позволить себе зайти в воду. Рост населения Москвы с каждым днем только ухудшал ситуацию. Спасло положение дел строительство канала «Москва – Волга», предпринятое советской властью в 30-е годы XX века. Открытый в 1937 году канал позволил поднять уровень воды в реке и обеспечить население столицы приличной по качеству питьевой водой. Снизилась и концентрация вредных веществ. Так что веселые загорелые спортсмены предвоенных лет, купающиеся на пляжах города и распевающие «солнце, воздух и вода нам полезны» на фоне полноводной Москвы-реки, стали приметой новой жизни в конце 30-х годов. Изменились и любимые места отдыха москвичей. В частности, после начала работы канала «Москва – Волга» Серебряный Бор превратился в огромный остров. Многочисленные дачи советской элиты и дипломатического корпуса как будто «задавали тон» популярности этих мест. Сегодня три пляжа, находящиеся в Серебряном Бору, «специализируются» каждый по своей тематике. Есть пляж для семейного отдыха – Серебряный Бор № 2, молодежный – № 3 и тот, что в Строгино, на другом берегу реки, он же № 1. В Серебряном Бору нашлось специальное место и для любителей позагорать и поплавать вообще без купальников, здесь с 90-х годов XX века обосновались нудисты. А предложенная в начале XX века идея Комиссии санитарного врача открыть в Москве бассейны для купания населения была реализована… через 100 лет. Так, в ЦПКиО им. А.М. Горького работает «Gorky пляж», а в Крылатском – «Суперпляж», где купаться можно как раз в бассейне. Правда, о бесплатных услугах речь не идет – это проекты сугубо коммерческие. На коммерческой основе работает и бассейн «Чайка», которому уже полвека. А вот знаменитый бассейн «Москва», ставший символом достижений советской власти, исчез с карты города ради восстановления храма Христа Спасителя. Каждый год Роспотребнадзор Москвы обследует пляжи города и принимает решение, где разрешить водные процедуры, а где запретить. В текущем году приняты 11 пляжей – это зеленоградские «Большой городской пруд», «Озеро Черное», «Школьное озеро», пляжи «Серебряный Бор-2» и «Серебряный Бор-3», зоны отдыха «Мещерское», «Пляж», «Левобережный», «Пляжный комплекс», «Бич-клаб», «Озеро Белое», «Тропарево». А вот Большой Садовый пруд, находящийся по адресу: улица Большая Академическая, дом 38а, к началу купального сезона оказался не готов. Кроме мест, где позволено погружаться в воду, Роспотребнадзор разрешил отдыхать без водных процедур в расположенных у водоемов 35 зонах на территории Москвы. Еще 47 мест массового отдыха рядом с водными объектами также готовы принять желающих получить летний загар, но и здесь в воду не пустят. Конечно, всегда находятся любители поплавать там, «где нельзя», невзирая на любые запреты. А еще в последние годы появилось движение энтузиастов – любителей подводного плавания, которые добровольно очищают московские водоемы от мусора, чтобы сделать их безопасными. Остается надеяться, что с каждым годом в нашей столице будет все больше благоустроенных мест для купания и загара, куда можно добраться без лишних временных затрат. Приятного отдыха, дорогие москвичи!


Текст: Алиса Бецкая



Назад в раздел
Вся информация о торгах, аукционах и конкурсах
"Бюллетень Оперативной Информации "Московские Торги" 11/2020

Читать свежий номер

МосгазСаториГлавУПДКМОЭСК
ФондАКСИТЕХ