НулевойПервыйВторойТретийЧетвертыйПятыйШестойСедьмойВосьмойДевятыйДесятыйОдиннадцатыйДвеннадцатыйТринадцатый

Ах, синема, синема,синема!..История Москвы в лучах кинематографа


Первый публичный показ фильма состоялся в Париже в 1895 году, до Москвы это новшество дошло стремительно – уже 6 мая 1896 года в театре Солодовникова (ныне Театр оперетты, Б. Дмитровка, д. 6/1) были показаны так называемые люмьеровские картины.
Основоположники современного кинематографа французы братья Луи и Огюст Люмьер сумели совместить все к тому времени сделанные изобретения в области «движущихся фотографий» и впервые показали «фильмы», которые мы сегодня назвали бы документальными. Кстати, сотрудник фирмы Люмьеров буквально сразу после первого сеанса кино в Москве сделал один из первых в мире исторических документальных фильмов с коронации императора Николая II, прошедшей 14(26) мая в Успенском соборе Кремля. Оказалось, что новый вид искусства нам необычайно близок, и в начале XX века любовь огромной российской аудитории была безоговорочно отдана «синема». Москва стала признанным центром создания кинолент, причем они быстро обрели национальный характер. Кинематограф входил в Москву практически одновременно с электричеством, которое тоже считалось тогда чудом века.


«Электрические театры»

Освещать Москву при помощи электрических ламп, изобретенных Павлом Николаевичем Яблочковым, стали с 1880 года. Новшество понравилось настолько, что в древней столице даже вошли в моду так называемые электрические балы, когда гости съезжались именно посмотреть, как большая зала будет освещена не свечами, а лампами накаливания. Многие дамы были недовольны – гримируясь перед зеркалом в освещении керосиновой лампы, они явно проигрывали соперницам, которые пользовались электрическим освещением.

Использовать электричество и электроприборы в Москве конца XIX – начала XX века было очень и очень престижно. Неудивительно, что места, где показывали первые фильмы, получили название «электрические театры».

Во всяком случае, 26 января 1897 года в Верхних торговых рядах на Красной площади открылся именно «Электрический театр», который и знакомил почтеннейшую публику с первыми кинолентами. Среди них была знаменитая люмьеровская «Прибытие поезда на вокзал», с которой началась эра публичных кинопоказов, комическая пантомима «Политый поливальщик», документальные фильмы фабрики Люмьеров. Объявление гласило: «В Верхних торговых рядах против памятника Минину и Пожарскому ежедневные представления Электрического театра. «Горное ущелье в Швейцарии днем, ночью, утром и вечером, во время грозы, дождя, бури и проч.» – самый усовершенствованный кинематограф. Программа увеличенная и составлена из лучших номеров. Идут новые картины: «Серпантин», «Буря на море», «Бой быков», «Акварий», а также и большая картина в трех отделениях – «Лаборатория Мефистофеля». Показываются также и исторические картины: «Юбилейные торжества королевы Виктории в Лондоне», «Нерон испытывает действие яда на своих рабах», и другие. Представления даются от 2 часов дня до 11 часов вечера. Часть всего сбора поступает в пользу «Красного Креста». Согласно обычаям, театр «электрический», как и все прочие театры, закрылся в конце театрального сезона, а именно 31 мая 1898 года. И больше не открылся. Не помогло даже то, что во время перемотки пленок публику развлекали прослушиванием граммофонных пластинок, что тоже не было тогда делом общедоступным.

То ли репертуар поднадоел, то ли дороговизна всех смутила – места-то стоили от 55 копеек до 1 рубля 10 копеек (для сравнения: ежемесячная заработная плата рабочего в Московской губернии в 80-х годах XIX – начале XX века составляла 12–20 руб.). Так что на широкую публику первые показы кино были явно не рассчитаны.

Вплоть до 1903 года в Москве собственно кинотеатров не было, с новинкой прогресса публика знакомилась после представлений в театрах-варьете. В начале просмотр кинолент был занятием по времени необременительным – показ длился 10–15 минут. Когда началась Англо-бурская война (1899–1902), оказалось, что москвичи охотно смотрят кинорепортажи с театра военных действий, которые показывали в самых разных местах – от музеев и увеселительных садов до театров.

В «Новом электрическом театре», открывшемся 1 января 1903 года на углу Рождественки и Театрального проезда в доме Хлудовых (д. 3 по Театральному проезду, здание к нашему времени значительно перестроено), обещали уже серьезный репертуар: «Исполнены будут полные оперы, оперетты, феерии, взятые со сцен парижских театров, а также все важнейшие события всех стран света, комические и фантастические картины вне конкуренции и много других интересных картин».

Показывали французские фильмы, такие как «Путешествие на Луну», «Золушка», «Гулливер». Стоимость билетов была уже скромнее – от 30 копеек до рубля, причем детей и учащихся пускали за полцены.

Следующий адрес кинематографа в Москве – Неглинный проезд (сегодня – Неглинная улица), дом Ганецкой, напротив Петровских линий (сегодня д. 14). Здесь капитан в отставке Аксюк открыл семейное дело – вместе с женой он владел «Электро-космографическим театром». Впрочем, скоро супруги Аксюк выкупили «Новый электрический театр», закрыли «Электро-космографический», а на месте «Нового» открыли «Электрический и механический театр».

С 1904 года в Москве началась эпоха открытия кинотеатров. В названиях часто упоминалось слово «электро»: «Электро-оптический театр», «Новейший электрический синематограф», «Электротеатр Карла Ивановича Алксне», «Электро-театр Паризьен», «Гранд-электро», «Современный электротеатр», «Сретенский грандэлектро», «Большой Елоховский электротеатр» и т.д.

Впрочем, и без упоминания об электричестве новейшие заведения могли похвастаться громкими именами, например «Граммофизиоскоопофон» (это еще выговорить нужно!), «Тауматограф», «Патеграф»… Но этом фоне названия вроде «Сфинкса», «Прогресса» или «Волшебных грез» казались вполне скромными-К концу дореволюционной России только на Тверской улице Москвы располагался добрый десяток кинотеатров. Первые помещения имели несколько десятков мест, а в 1913 году кинофирма Ханжонкова на Триумфальной площади открыла кинотеатр «Пегас» на 1500 мест, но к концу года и этот рекорд был побит – на Серпуховской площади заработал кинотеатр «Великан», куда могли одновременно попасть на сеанс 2000 зрителей.

Некоторые здания, построенные в ту пору для кинопоказов, дошли до наших дней. Например, в комплексе Театра на Таганке – фасад построенного в 1911 году кинотеатра «Вулкан», а театр «Современник» сегодня располагается в неоклассическом здании, построенном архитектором Романом Ивановичем Клейном в 1912–1914 годах для кинотеатра «Колизей».

Ни одного свободного места!

Пожалуй, самый знаменитый из всех московских кинотеатров – «Художественный» на Арбатской площади, которому уже больше 100 лет. Это один из старейших кинотеатров мира и самый старый кинотеатр России, а также единственный в нашей стране кинотеатр, постоянно работавший по прямому назначению.

Мало того, здание «Художественного» впервые в России было построено именно для кинотеатра, когда даже специальных нормативов для такого строительства не было.

Об открытии «Художественного» в ноябре 1909 года было сообщено в выходящей в Москве газете «Русское слово»: «На днях последует открытие «Художественного электро-театра» в специально выстроенном здании на Арбатской площади. Зрительный зал на 400 мест и фойе со светящимся фонтаном художественно отделаны. Грандиозный экран в светящемся гроте. Оркестровые симфонические антракты под управлением И.Г. Лескес».

Заказывал строительство предприниматель Альберт Людвигович Брокш, архитектором проекта стал Николай Николаевич Благовещенский. Первый сеанс состоялся 11 ноября 1909 года: показывали французскую драму «Жоржетта».

Несмотря на то что роскошный кинотеатр посещала в основном состоятельная публика, его популярность росла столь быстро, что перестраивать и расширять здание пришлось уже в 1912–1913 годах. Архитектор Федор Осипович Шехтель не только совместил в новом облике кинотеатра модерн и классицизм, но и увеличил зрительный зал с 400 до 900 мест, а также оснастил здание паровым отоплением и вентиляцией.

Публика наслаждалась фильмами самого разного содержания – от научно-популярных, вроде «Развалины Древнего Египта» или «В Греции», до документальных, комических и, разумеется, мелодрам.

«Художественный» более полувека считался самым престижным и комфортным кинотеатром Москвы, вплоть до открытия киноконцертного зала «Россия» на Пушкинской площади. Сегодня Москва с нетерпением ждет завершения реконструкции «Художественного», который продолжит работу как подлинный, проверенный историей храм Большого Кино.

Возможно, такая же судьба ждет построенный еще в 1914 году и сохранившийся до наших дней, пусть и в полуразрушенном виде, кинотеатр «Форум» на Садово-Сухаревской улице. Почти через 100 лет, в 2013 году, он был признан памятником истории и культуры, и власти Москвы приняли решение восстановить «Форум», сохранив его прежнее назначение.

«Театр заново отделан»

Когда «синема» стала в Москве популярной, редкий предприниматель не решился попробовать себя в этом деле. Тем более что затраты на первом этапе были, скажем прямо, несущественными. Как писал Александр Ханжонков, буквально «сделавший» русское кино, было время, когда показы фильмов осуществляли в любых подсобных помещениях, наспех оснащенных экраном, будкой для кинопроектора, разбитым пианино для тапера или граммофоном и разномастными местами для сидения. Устроить это можно было даже в помещении склада, амбара, в жилом доме или магазине, отгородив часть торгового зала. Главное, чтобы название было почуднее, а реклама – погромче. Обещали смену репертуара буквально каждые три дня (часто обманывали!) и небывалые впечатления. Большей частью такие заведения на пару десятков мест прогорали.

К моменту открытия «Художественного» и строительства других крупных кинотеатров ситуация качественно изменилась. В подвал почтеннейшую публику заманить было уже трудно, тем более что и стоимость билетов стала по карману не только обеспеченным москвичам.

Новые кинотеатры блистали всевозможной роскошью, в которой буквально соревновались. Электрическое освещение – да, обязательно, но еще и с внешними эффектами, с зазывной электрической рекламой на фасадах. В фойе с великолепными люстрами, где мраморные колонны чередовались с кадками с пальмами, до сеанса и в антракте на специально оборудованных эстрадах играл оркестр, выступали популярные артисты, для услуг публики работал гардероб ну и, разумеется, буфет.

А также можно было посмотреть и картинные вернисажи, которые устраивали некоторые кинотеатры.

Не жалея средств на рекламу в газетах, владельцы кинотеатров сообщали, что «театр заново отделан», причем «элегантно» и по лучшим зарубежным образцам.

Залы кинотеатров все больше походили на роскошные театральные – с креслами в партере, ложами и, само собой, с галеркой для публики попроще. Экран закрывали тяжелые бархатные портьеры – что не сделаешь ради престижа!

Постепенно были выработаны и правила для работы кинотеатров. Период, когда можно было устроить кинопоказы без лишних хлопот, закончился довольно быстро.

Одна из главных причин этого – повышенная пожарная опасность, ведь кинопленка тех времен отличалась редкостной горючестью, крайне опасной для человека. Несколько пожаров, приведших к массовым жертвам, заставили принять жесткие правила, из-за которых процесс открытия кинотеатра мог растянуться на много месяцев и уже не позволял обойтись минимальными затратами.

«Обязательные правила устройства и содержания синематографа в Москве», принятые в 1908 году, оказались даже более жесткими, чем те, которые позже были разработаны для всей Российской империи. Показывать кино можно было только в каменных зданиях, в помещениях не выше второго этажа, оборудованных вентиляцией и запасными выходами, отделенными от прочих каменными стенами и несгораемыми потолочными перекрытиями. Нельзя было располагать кинотеатр рядом с помещениями, где находились потенциально горючие материалы. Целая комиссия от градоначальства в лице инженеров-электриков, пожарных, врачей, архитекторов и т.д. должна была решить, возможно ли открытие новой «синема». За работой кинотеатра должен был наблюдать участковый пристав – надо полагать, эти полицейские всегда были в курсе новинок кино!

Кстати, приставы должны были исполнять и приказ московского градоначальника от 1908 года о запрете показа картин «парижского жанра», то есть покушающихся на нравственность. Чтобы решать понятные в та--ких ситуациях споры, при канцелярии градоначальника с конца 1908 года работал цензор, просматривающий кинокартины. Он должен был также учитывать рекомендации церкви, запрещавшей, в частности, показывать церковные обряды. Одним словом, кино полноправно в начале XX века вошло в жизнь Москвы и уже больше никогда из нее не уходило.

От ателье к «Мосфильму»

Конечно, долгое время в московских кинозалах царили импортные киноленты. Впрочем, в истории кино «долго» – это, как мы видим, всего лет десять с хвостиком. Кстати, с самого начала московского кинематографа особой популярностью пользовались документальные съемки царской семьи, которые исправно поставляли придворные кинооператоры.

Но уже в 1896 году, когда, напомним, в Москве впервые был проведен киносеанс, актер московского театра Владимир Сашин после спектаклей в театре стал показывать свои любительские фильмы. Этот энтузиаст кино и стал первым московским режиссером и кинооператором. К счастью, пресса того времени уделила его деятельности должное внимание. Так, газета «Новости дня» в разделе «Театральная хроника» от 1 (13) сентября 1896 года писала: «В театре Корша водевиль заменен «витаграфом». Витаграф – тот же синематограф, быть может, с некоторыми отличиями в конструкции механизма, но не в результате работы, и работает очень «чисто», давая полную иллюзию. Публика по-прежнему с большим интересом и вниманием следит за этими «витаграфными представлениями», и некоторые сцены, вроде выхода работниц с фабрики, где перед зрителями суетная толпа, или юмористические сценки в саду – имеют шумный успех.

Говорят, артист С., заведующий витаграфом, думает воспользоваться этим аппаратом-чудодеем, чтобы показать ряд сценок из закулисной жизни коршевского театра. Публика увидит своих любимцев на репетиции, в уборных, на сцене перед поднятием занавеса, увидит и самое себя – в антракте в буфете, при разъезде и т. д.».

Газета «Русский листок» называла Сашина «Это наш московский «Люмьер». К сожалению, судьба Сашина сложилась трагически, в период расцвета кинематографа в Москве он был забыт, на слуху оказались другие имена.

В 1908 году в Петербурге был снят первый русский фильм «Понизовая вольница», он же – «Стенька Разин», где методом спецэффектов было показано, как бравый атаман кидает персидскую княжну в Волгу. Фильм оказался необычайно популярен. Но уже в начале 1910-х годов российскому кинопроизводству тон задавало московское ателье Александра Алексеевича Ханжонкова. Великие звезды немого кино, чьи имена дошли до наших дней – Вера Холодная, Вера Коралли, Иван Мозжухин, режиссеры Петр Чардынин, Александр Гончаров, Владислав Старевич, – были связаны с работой в ателье Ханжонкова. Именно Ханжонков построил в Москве первую полноценную, способную работать круглый год русскую кинофабрику на Житной улице. Справедливости ради нужно сказать, что французская фирма «Патэ» сделала это на месяц раньше около Брестского (ныне Белорусского) вокзала.

«Ермак – покоритель Сибири», «Ванька-ключник», «Оборона Севастополя», «Боярин Орша», «Пиковая дама», «Маскарад», «Идиот» – перечислять все фильмы, созданные ателье Ханжонкова, бесполезно: 429 художественных фильмов и 272 документальных и учебных, первый мультфильм – «Прекрасная Люканида, или Война усачей с рогачами». Многое у Ханжонкова было впервые не только в России, но и в мире. «Оборона Севастополя» была снята на 100 минут экранного времени.

Колоссальную по тем временам сумму – 40 тыс. руб. – на ее производство дал сам Николай II, он же распорядился, чтобы съемкам помогали военные для создания батальных сцен. К началу революционного 1917 года Ханжонков контролировал треть российского кинорынка.

Но достойную конкуренцию ему составлял Иосиф Николаевич Ермольев, в киноателье которого были сняты такие шедевры немого кино, как «У камина», «Молчи, грусть, молчи», «Отец Сергий». В 1910-х годах Москва стала одним из признанных киноцентров мира, и киноателье здесь открывались одно за другим, однако именно фабрики Ханжонкова и Ермольева стали после революции тем самым «Мосфильмом», которым мы сегодня по праву гордимся.

Архивы сохранили только часть кинонаследия Российской империи, а ведь всего было создано около 3 тыс. только художественных картин. Если в 1908 году было снято всего восемь фильмов, то в 1916 году 52 кинокомпании сняли уже 499 фильмов. Ко времени Октябрьской революции в Москве работало больше 100 кинотеатров. Как писал известный советский историк кино Семен Сергеевич Гинсбург, «в 1916 году в России было продано не менее 150 миллионов билетов в кинотеатры. Из этого следует, что в среднем на каждую прочитанную книгу приходилось пять-шесть посещений кинематографа, а на каждый проданный театральный билет – десять – двенадцать проданных кинематографических билетов. Можно, таким образом, утверждать, что в дореволюционной России, во всяком случае в годы Первой мировой войны, кино в деле удовлетворения эстетических запросов населения играло большую роль, чем театр и даже литература». Москва дала огромный импульс развитию отечественного и мирового кинематографа, что она продолжает делать и в наши дни. Такая вот столичная традиция.

Текст: Алиса Бецкая



Назад в раздел
МосводоканалКапиталОЭКМосгаз
АбсолютКапстройсити