НулевойПервыйВторойТретийЧетвертыйПятыйШестойСедьмойВосьмойДевятыйДесятыйОдиннадцатыйДвеннадцатыйТринадцатый

Игра на понижение. Почему цена контракта может опуститься с 6 млн руб. до 75 копеек


Тендеры на капитальное строительство, ремонт и реконструкцию различных объектов скоро можно будет проводить в виде не только открытых аукционов, но и конкурсов. Какую именно форму выбрать, станут решать заказчики. Поправки в закон о госзакупках, которые вводят этот порядок, были приняты Госдумой в первом чтении в конце минувшего года. Однако Национальное объединение строителей, которое пролоббировало эти изменения, не хочет останавливаться на достигнутом. Сейчас оно борется уже за полный запрет открытых аукционов как формы госзакупок в строительстве. В качестве аргумента нередко упоминаются два тендера, один из которых является откровенно анекдотическим, а другой… Его трудно охарактеризовать одним словом. Лучше присмотримся к обоим.


Тендерный гринмейл

Руководители НОСТРОЙ, в частности его председатель Ефим Басин и руководитель аппарата Михаил Викторов, нередко вспоминают прошедшие два года назад торги, на которых произошло снижение стоимости контракта с 6 млн руб. до 75… коп. Мол, вот до чего могут доводить аукционы на понижение! Надо их немедленно отменить.

На первый взгляд может показаться, что это чистый вымысел. Конечно, история мировой экономики знает примеры, когда целые заводы продавались новым собственникам всего за одну дойчмарку, как это было во время объединения Германии и проведения приватизации социалистической собственности. Но то были политические решения…

Тем не менее электронный аукцион, о котором любят говорить строители, не является плодом их воображения. Он прошел в Новокузнецке осенью 2010 года. Правда, начальная цена контракта составляла не 6, а 4,6 млн руб. Но то, что в процессе торгов она упала до 75 коп., соответствует действительности, как, впрочем, и то, что ФАС признала тендер состоявшимся. Организаторы данных торгов в полном соответствии с ФЗ-94 заключили договор с участником, предложившим анекдотичную цену, но на том все и закончилось: никто никаких строительных работ не планировал вести изначально.

Аукцион-то проводился показательный. Настоящей его целью был не поиск подрядчика на строительство дороги, а выявление «дыр» в ФЗ-94. Фирма, которая предложила провести все работы за 75 коп., разумеется, была подставной. То, что такой контракт оказался юридически возможным и действительно был заключен, а у антимонопольщиков не нашлось возражений, заставило многих задуматься над сущностью построенной в России системы закупок. Однако дальше раздумий дело не пошло.

Очередная «дыра» была выявлена, но до сих пор ее так и не залатали. По-прежнему практикуется демпинг на аукционах, который бывший начальник управления Правительства Москвы по экономической безопасности, а ныне заведующий кафедрой экономики, менеджмента и маркетинга ГЭИТИ Александр Корсак в интервью автору назвал «тендерным рейдерством».

Конечно, рейдерство – слово громкое. Оно не очень точно отражает суть явления. Правильнее было бы говорить о шантаже. В большинстве случаев все проходит по несложной схеме. Какая-либо фирма заявляет о своем участии в электронном аукционе и предлагает провести все необходимые работы… не за 75 коп., конечно, но за заведомо заниженную сумму. Ни один добросовестный участник не может выставить более «выгодного» для заказчика предложения, поэтому «тендерный гринмейлер» либо получает деньги от конкурентов за отзыв своей заявки, либо побеждает и… умывает руки.

Ответственность участника торгов за срыв государственного контракта подробно прописана в Гражданском кодексе РФ. Предприятию, не исполнившему госзаказ, приходится несладко. По закону, ему грозят и включение в реестр недобросовестных поставщиков, и выплата неустойки, и возмещение убытков… Но все эти меры никак не помогают бороться с демпингом.

Создатели фирм-однодневок на ГК смотрят обычно в соответствии со знаменитой фразой Льва Толстого: «Он пугает, а мне не страшно». Их не пугает ни перспектива включения компании в реестр недобросовестных поставщиков, ни неустойки. С кого их взимать, если ООО с 10 тыс. руб. уставного капитала растворяется в воздухе, даже не приступив к исполнению контракта?

Даже много лет спустя не всегда удается разобраться, с кем имел дело заказчик – с мошенником или жертвой обстоятельств, которая в критической ситуации повела себя неадекватно. Яркий пример тому – конфуз, случившийся с питерским ООО «Флора». А ведь городу тогда потребовалось более трех лет, чтобы исправить последствия скандальных торгов.


Чисто российский выход из положения

В июле 2008 года прошел открытый тендер на строительство участка Кольцевой автомобильной дороги вокруг Санкт-Петербурга от улицы Пионерстроя до поселка Бронка. Город на эти работы готов был выделить 7,7 млрд руб. Объект нужно было сдать к следующему декабрю.

За получение заказа развернулась беспрецедентная для тех времен борьба. Ее непривычная ожесточенность была связана с тем, что проведение тендера совпало по времени с изменением предквалификационных требований к участникам торгов. Подающим заявки компаниям больше не нужно было иметь опыт строительства по федеральным программам и исполненные в городе крупные заказы.

Благодаря этим послаблениям число претендентов на получение госзаказа выросло в несколько раз, конкуренция усилилась и началось бездумное сбивание стоимости контрактов.

Схватку выиграло ООО «Флора», предложившее фантастически выгодные условия. Оно бралось выполнить все работы всего за 4 месяца – к маю 2009 года, при этом снизив цену контракта примерно на 1 млрд руб. и предложив наибольший гарантийный срок – аж 7 лет!

Генеральный директор ООО «Флора» Александр Коростовцев потом не раз объяснял, что не собирался обманывать заказчика. Снизить стоимость контракта экономисты предприятия планировали как раз за счет сокращения срока строительства и, таким образом, снижения инфляционных издержек.

Однако деньги из бюджета выделялись строго по графику, согласно лимитам финансирования, поэтому, чтобы уложиться в короткий срок, фирма предполагала брать кредиты в банках и привлекать свои оборотные средства. По расчетам специалистов ООО «Флора», таким образом можно было сэкономить даже до 12% бюджетных денег.

– Наши расчеты убедительно показали, что КАД можно строить дешевле. И главное, это никоим образом не скажется на качестве дороги, – пообещал тогда Александр Коростовцев.

И ему поверили. Хотя имя «Флора» не было известно в городе, фирма пришла не совсем с улицы. Она входила в состав строительного холдинга «Корпорация «Согласие», неплохо зарекомендовавшего себя в Северо-Западном административном округе.

Сейчас трудно сказать, насколько были правильны расчеты специалистов «Флоры».

Возможно, в других условиях схема и сработала бы. Однако в конце 2008 года начался экономический кризис, который, в числе прочего, выразился и в изменении поведения банков: они стали давать предприятиям кредиты намного осторожнее, чем прежде. Собственных же оборотных средств, достаточных для воплощения описанного выше плана, у предприятия не было. А ведь компания имела обязательства не только по упомянутому выше контракту.

«Флора» выиграла в 2008 году еще два тендера, связанных со строительством КАД, – по участкам между автодорогами «Россия» и «Нарва» и от Ржевки до Шафировского проспекта. Договоров компания подписала в общей сложности на 12,7 млрд руб.

«Флора» под разными предлогами отодвигала сроки сдачи участков КАД, и город неизменно шел ей навстречу. Мало того, фирма продолжала выигрывать тендеры. В 2009 году она заключила контракт на реконструкцию набережных Обводного канала под Американскими мостами за 3,3 млрд руб.

Как же фирма собиралась справляться с такими обязательствами, не имея возможности получать банковские кредиты? А никак… Поняв, что нормально исполнить контракты не удастся, «Флора» начала строить дорожное покрытие с максимально возможной степенью халтурности, а «сэкономленные» деньги либо уводила в неизвестном направлении, либо… приобретала на них шикарные авто, включая «роллс ройс» за 22,5 млн руб. Трудно сказать, сколько бы эта веревочка вилась, если бы не два не зависящих друг от друга события.

В 2010 году кортеж Владимира Путина проследовал по участку КАД, который строила «Флора». Премьер-министр обратил внимание на отвратительное качество покрытия и множество недоделок.

Почти в это же время субподрядчики подали на компанию иск в арбитражный суд, и тут выяснилось, что у нее нет никаких активов, за исключением офисной мебели. Итогом стало банкротство «Флоры», которая к тому моменту переименовалась в «Еврострой». Она осталась должна 1,3 млрд руб. 31 кредитору.

По факту исчезновения бюджетных миллиардов началось следствие. На официальном сайте Генеральной прокуратуры РФ говорится, что весной 2011 года прокуратура Санкт-Петербурга и ГУВД провели совместную проверку расходования денежных средств, выделенных «Флоре» на строительство кольцевой автомобильной дороги. Выявлено хищение более 211 млн руб. Кроме того, генеральный директор компании был заподозрен в хищении более 54 млн руб. Их необходимо было перечислить на адрес ЗАО «Гефест» по договорам страхования строительно-монтажных рисков, однако документы оказались поддельными. В итоге были возбуждены два уголовных дела по ст. 159 УК РФ (мошенничество в особо крупном размере).

Это была не последняя проверка. Сейчас общий ущерб, нанесенный «Флорой» бюджету при строительстве КАДа и реконструкции набережных Обводного канала, оценивается уже в 2,6 млрд руб.

Итоги тендеров были оспорены в суде дирекцией по строительству транспортного обхода Петербурга. «Флору»–«Еврострой» от работ на КАД отстранили.

Любопытно, что у компании-банкрота хватило смелости разместить 30 ноября минувшего года на своем сайте короткую заметку «Флора» – возвращение на рынок», якобы опубликованную агентством РИА Новости: «После скандально известного строительства автодороги КАД прошло некоторое время, и госслужба признала свою ошибку. Три миллиарда были возвращены компании «Флора», и компания смогла продолжить работу». Лично я потратил немало времени на поиски данной новости на сайте ria.ru. Увы, усилия успехом не увенчались.

В другой заметке, якобы напечатанной «Комсомольской правдой в Санкт-Петербурге» 23 июля минувшего года, говорится о том, как замечательно «Флора» строит Ржевскую развязку и вантовый мост через Большую Охту на КАД. Приведены восторженные отзывы вице-премьера Сергея Иванова и губернатора Валентины Матвиенко.

Как видите, и здесь несложно заметить подлог. Статейка-то хоть и опубликована на самом деле, но только не в июле 2012-го, а в октябре 2008 года.


Хвост вытащишь – нос увязнет

Ну а теперь задумаемся над пожеланиями руководителей Национального объединения строителей, касающимися запрета аукционов и введения обязательных конкурсов. Много ли даст эта мера?

Безусловно, конкурсы способны возвести барьер на пути таких фирм, как «Флора», и уберечь нас от случаев, подобных описанному выше, но лишь при одном условии: члены сформированной заказчиком комиссии должны быть людьми честными… А с этим у нас есть определенные проблемы.

Можно пойти и по другому пути. В российском законодательстве, регулирующем проведение торгов, до сих пор отсутствует такое понятие, как «демпинг». Этого слова, например, совсем нет в тексте ФЗ-94. Компания, опускающая планку стоимости контракта даже вдвое ниже начальной цены, не обязана представлять заказчику расчеты.

Нет у последнего и права расторгнуть договор в том случае, если снижение не будет иметь экономического обоснования. Видимо, именно в этом (наряду с коррупцией и низкой культурой бизнеса) и коренится зло.

Эти недочеты вполне можно исправить, но и здесь мы упираемся в ту же проблему: поставить заслон демпингу удастся лишь в случае, если сотрудники организаций-заказчиков окажутся людьми честными и компетентными.

У нас же заказчики сплошь и рядом «химичат», сильно завышая начальную цену контракта. Ярчайший пример – закупка многими регионами томографов по 90 млн руб.

при цене производителя 18 млн руб. (вместе с доставкой, установкой и обучением персонала). Пожелай компании-изготовители участвовать в таких тендерах, их точно обвинили бы в демпинге. И чего мы добились бы?

Вот и получается как в сказке: хвост вытащишь – нос увязнет. Трудно пока сказать, какой будет найден выход из положения. Как говорится, поживем – увидим…


Текст: Андрей Хворостов




Назад в раздел
МосводоканалМоскапстройЭнергокомплексКрост
ВКАбсолютРоссийскийКапстройсити