ПервыйВторойТретийЧетвертыйПятыйШестойСедьмойВосьмойДевятыйДесятый

Полеты наяву. Российская космическая отрасль находится в системном кризисе


Поколение, выросшее в СССР, взахлеб читало советскую и зарубежную научную фантастику, и никто не сомневался, что на пыльных тропинках далеких планет обязательно останутся наши следы, а на Марсе зацветут яблони. Но уже больше двух десятилетий нет СССР, следы на Луне удалось оставить только американцам, яблони на Марсе до сих пор не цветут, зато на него недавно приземлился любопытный «марсоход» – тоже отправленный NASA. Торжество идей коммунизма, но уже в китайском варианте, на орбите демонстрируют космонавты из Поднебесной. А у нас – время «разбора полетов».


«Терпеть это дальше невозможно»

Целый комплекс неудач в российских космических делах за последние годы не мог остаться незамеченным на самом высоком уровне. Эмоциональное высказывание премьер-министра РФ Дмитрия Медведева на заседании Правительства РФ 9 августа никого не удивило. «Я не знаю, какие причины потери спутников: техническая неисправность или человеческое разгильдяйство, но терпеть это дальше невозможно. Мы теряем авторитет и миллиарды рублей», – заявил Медведев и назвал ситуацию в наших космических делах «неприемлемой».

На следующий день, 10 августа, уже Президент РФ Владимир Путин обсуждал неудачи космического масштаба на заседании Совета безопасности. Наконец, 14 августа было проведено специальное правительственное совещание, на котором говорили о положении дел в российской космической отрасли. Дмитрий Медведев отметил, что намечается наше отставание от ведущих космических держав. Только за последние полтора года 7 наших пусков оказались аварийными, потеряно 10 спутников.

В тот же день, 14 августа, вице-премьер Дмитрий Рогозин на совещании с руководством Роскосмоса нелицеприятно пообщался с главой Федерального космического агентства Владимиром Поповкиным и генеральным директором Центра им. Хруничева Владимиром Нестеровым. Позже стало известно, что Нестеров подал в отставку. Прозвучало сообщение, что отныне Рогозин лично готов следить за качеством продукции в ракетно-космической отрасли и буквально руководить ею «в ручном режиме».

При этом на финансирование «космонавтам» жаловаться не приходится. На программу ГЛОНАСС в прошлом году было израсходовано 19,3 млрд руб. «Космический бюджет» космически же и прирастает. В апреле Владимир Путин озвучил такие цифры: в 2011 году – на 3 млрд дол., в будущем году – на 5 млрд дол. В ближайшие три года инвестиции планируются на уровне 650 млрд руб.

Однако, как говорится, денег много не бывает. В апреле 2011 года тогда еще действующий глава Роскосмоса Анатолий Перминов, выступая в Совете Федерации, посетовал на то, что космическая отрасль финансируется недостаточно, и привел цифры: бюджет NASA – 18,7 млрд дол., бюджет Роскосмоса – 3,1 млрд дол. По его словам, Китай и США финансируют своих гораздо лучше. Но если сравнить зарплаты наших ученых и специалистов в космической области в США, то все-таки получается, что на выделяемые Роскосмосу средства можно было бы добиться вполне сопоставимых результатов. Может быть, слишком много из бюджета съедают зарплаты топ-менеджмента? Тем более что к менеджменту как раз есть множество претензий.


Космос как полигон для мусора

Удивительно, но на заре космической эры, когда, казалось бы, и должны были происходить всевозможные аварии и катастрофы, в СССР надежность обеспечения безопасности полетов была на высоте и неудачи случались гораздо реже, чем сейчас. Две трагические аварии, связанные с гибелью космонавтов, были в 1967 и в 1971 годах, в 1975 году произошла аварийная посадка в Алтайских горах, но космонавты остались живы. К моменту краха Советского Союза страна была признанным лидером в космосе – наши«Бураны» показали себя отлично, орбитальная станция «Мир» работала. И тут-то космос перевели на голодный паек.

Полученные в результате сотрудничества с NASA примерно 340 млн дол. разве что помогли американцам получить доступ к нашим разработкам почти «на халяву». «Мир» затопили, хотя он еще далеко не исчерпал свои возможности, «Бураны» забросили, началась совместная с NASA программа МКС. Запас прочности, полученный в наследство от СССР, позволил в 90-‑е годы избежать аварий (46 пусков с 1990 по 1999 год прошли в штатном режиме), но нехватка средств и общее настроение сделали свое дело. Российский космос как будто потерял «драйв», специалисты потянулись за рубеж, фундаментальные исследования резко сократились. Последствия не заставили себя ждать.

Уже в 2007 году пришлось выплачивать компенсацию Казахстану за падение ракеты «Протон-М», при котором на земле оказалось высокотоксичное топливо. В декабре 2010 года ракета-носитель «Протон-М» с тремя спутниками «Глонасс-М» взлетела с «Байконура», отклонилась от курса и спустя несколько часов упала в Тихом океане. Оказалось, что неправильная формула в технической документации привела к сбою в работе разгонного блока ДМ-‑03, который заправили лишними двумя тоннами топлива. Тогда ущерб оценили в 2,5 млрд руб.

В феврале 2011 года после запуска с космодрома «Плесецк» геодезический аппарат «Гео-‑ИК‑-2» оказался на нерасчетной орбите. Август 2011 года оправдал свою славу месяца катастроф – 18‑-го числа из-за потери спутника связи «Экс‑пресс-‑АМ4» не удалось перевести на цифровое вещание 19 отдаленных регионов России, 24 августа впервые за 30 лет подвела ракета-носитель «Союз». Население Горного Алтая, где упали обломки, долго успокаивали, что нет опасности отравления, а космонавтам на МКС пришлось отложить возвращение на Землю.

Мы лишились 9 ноября 2011 года межпланетной станции «Фобос-Грунт», которая была самым дорогим проектом последних лет, – ущерб составил 5 млрд руб. В декабре 2011 года отказ в работе двигателя третьей ступени ракеты «Союз» привел к потере спутника двойного назначения«Меридиан».

Наконец, опять же в августе, уже 2012 года, 7-‑го числа, случился несколько раз переносимый запуск ракеты-носителя «Протон-М», который закончился потерей двух спутников связи – «Экспресс-‑МД2»и Telkom‑-3. Первый из спутников был нужен для обеспечения круглосуточной ретрансляции информации на территории России вместо утраченного год назад «Экспресс-АМ4». А Telkom-‑3 был призван для решения тех же проблем в Индонезии. Что особенно неприятно: этот аппарат в России делали после победы на международном тендере. Репутация России как надежного партнера в космических проектах становится все более уязвимой.


Главное – получить страховку

Особое возмущение Дмитрия Медведева, высказанное им на совещании 14 августа, вызвало то, что в результате страхования рисков Роскосмос формально не несет убытков за неудачные пуски. Страдает престиж России, отрасль погружается в системный кризис, а по бухгалтерской отчетности – пока все благополучно. «Я тут выяснял, получается, что после выплаты страхового возмещения, последствия выплаты страховой премии даже никоим образом не перераспределяются на виновных. Значит, можно спокойно выпускать некачественную продукцию, с ней происходит страховой случай, а после этого сами предприятия, которые виноваты в происшедшем, никакой финансовой ответственности не несут. Не говоря уже о другой ответственности». Получается, что до поры до времени, пока наши заказчики не разбежались по нашим конкурентам (а такое в обозримом будущем вполне может произойти), деятельность космической отрасли на уровне сведения баланса вполне успешна.

Так, за «Экспресс-МД2» «Ингосстрах» выплатит 1,177 млрд руб., а за Telkom‑-3 «Альфастрахование» заплатит около 240 млн руб. Недаром ситуацию в космической отрасли премьер назвал «порочной». Старая бюрократическая ситуация –«я отвечаю не за всю жизнь, а за каждый квартал в отдельности».

На самом высоком уровне заявлено: в нашем космосе – системные проблемы, и их много. Производственная база устарела, девять десятых мощностей имеют возраст более 20 лет. В сфере высоких технологий это просто недопустимо. «Бедой для космической промышленности» Дмитрий Медведев назвал слабую электронную компонентную базу. Это значит, что комплектующие мы получаем из разных стран, их качество также может быть разным. А собственную промышленность для таких нужд еще только предполагается создать к 2020 году. Сегодня же, как утверждают специалисты, для наших космических аппаратов требуются импортные микросхемы или даже модули из них, собранные в иностранных фирмах. Когда расследовали причины падения «Фобос-Грунта», оказалось, что некоторые микросхемы, использованные в электронике станции, были предназначены для эксплуатации в земных условиях, а не в космосе.

Также премьер-министр обратил внимание на то, что ракетно-космическая техника не в полной мере обеспечена необходимыми конструкционными материалами.

Особая проблема – кадры. На производстве нашей космической техники сегодня более половины сотрудников – люди, переступившие пенсионный возраст. На смену им молодежь идет неохотно, престиж этих профессий упал, а получившие соответствующее образование молодые ученые часто предпочитают применить свои знания за рубежом.

Объясняя причины серии аварий, руководители космической отрасли ссылались еще и на отсутствие современных автоматизированных средств контроля технологических процессов. Как прокомментировал эту ситуацию бывший глава Роскосмоса Анатолий Перминов, единая система контроля исчезла в результате упразднения управления в Роскосмосе, которое занималось ракетами-носителями и разгонными блоками. По его словам, теперь при подготовке к пускам не проводится весь комплекс необходимых мероприятий, ответственность «размыта» и виновных в случае не удачи найти трудно. Перминов считает, что к авариям чаще всего приводит не техника, которая может быть вполне надежной, а человеческий фактор.

По мнению вице-премьера Дмитрия Рогозина, системный кризис в отрасли выражается дублированием функций рядом предприятий, отсутствием единых технических стандартов и универсальной технической политики. Вице-премьер даже заявил, что у российской космической программы нет стратегической цели, к которой она двигалась бы. Чтобы устранить причины, ведущие к развалу отрасли, Рогозин намерен ежемесячно собирать руководство Роскосмоса и ведущих предприятий вплоть до коренного изменения в положении дел.

В СМИ были и другие предположения о причинах наших космических неудач, например, о том, что наши аппараты «сбивает» радар американцев. Но большинство все-таки сошлись на том, что все намного проще – отсутствие должного контроля и коррупция.


От тюрьмы и от луны…

Свое ноу-хау для решения космических проблем предложила Генеральная прокуратура: «запустил, уронил – в тюрьму». Однако инновации от Генпрокуратуры внедрять не станут. Пока еще Россия каждый год производит примерно 40% всех космических запусков в мире. Страшно сказать, что будет, если опять случатся неудачи. Разве что образовательный уровень заключенных серьезно повысится.

Как еще в октябре 2011 года заявил глава Роскосмоса Владимир Поповкин, будет увеличиваться доля России в мировом космическом бизнесе – с 3 до10–12%. При этом основные усилия должны быть направлены на системы связи и навигации, а также на автоматические межпланетные станции. Систематические полеты на Луну планируются к середине 2020х годов, к 2030 году там будет построена научная база, а в 2050 году наши космонавты полетят на Марс. Один из важнейших проектов в космической области – космодром «Восточный» в Амурской области, строительство которого поможет избавиться от зависимости от казахстанского «Байконура». Как в апреле 2012 года сообщил Владимир Путин, «до 2015 года с «Восточного» планируется провести первый пуск, к 2018 году будет завершено строительство второй очереди космодрома. Запуск пилотируемого корабля должен состояться в2018 году». Как пообещал президент, Россия должна получить «национальный космодром, отвечающий самым высоким международным требованиям и стандартам». Будет также модернизирован космодром «Плесецк», где уже в 2013 году должны быть созданы все условия для проведения испытаний ракет-носителей «Ангара» – легкого и тяжелого класса. Проект «Стратегии развития космической деятельности России до 2030 года и на дальнейшую перспективу» уже разработан, одобрен в марте 2012 года на заседании коллегии Федерального космического агентства и представлен в Правительство Российской Федерации. В Бюджетном послании Президента РФ на 2013–2015 годы, представленном Владимиром Путиным в июне 2012 года, сказано, что до конца текущего года необходимо утвердить государственную программу Российской Федерации «Космическая деятельность России». Возможно, что после августовского «разноса» и «работы над ошибками» в космической отрасли наметятся перемены к лучшему, тем более что других вариантов нет – или к моменту запланированного полета на Луну космической отрасли может у нас и не быть.


Текст: Алиса Бецкая



Назад в раздел
КростТеплоцентрстройЭнергокомплексКапитал
СтройИнвест-3РоссийскийДоркомэкспо