НулевойПервыйВторойТретийЧетвертыйПятыйШестойСедьмойВосьмойДевятыйДесятыйОдиннадцатыйДвеннадцатыйТринадцатый

В нынешнем мире сложно ударить по одной России. Асимметричный ответ


Для России наступает время новых социально-политических и экономических вызовов. США и Евросоюз угрожают нашей стране все новыми и новыми санкциями самого различного характера. Насколько серьезно это может отразиться на нашей жизни, экономическом развитии Российской Федерации? Об этом наш разговор на страницах «МТ» с депутатом Государственной Думы, заместителем председателя комитета по экономической политике, инновационному развитию и предпринимательству Виктором Климовым.

– Насколько серьезными для нас могут стать экономические последствия санкций Запада?

– Знаете, здесь сразу нужно внести небольшую, но очень существенную поправку. В нынешнем мире сложно ударить по одной России. Уже не только политики, но и многие серьезные экономисты говорят, что сегодня в международной интеграции значимы все участники, потому что все взаимосвязано. Поэтому сейчас ввести санкции против отдельной страны и ее предприятий в одностороннем порядке и при этом сделать это так, чтобы не пострадал бизнес и экономические интересы других стран, на мой взгляд, практически нереально. И дело не только в зависимости многих европейских стран от экспорта российских углеводородов – уже образовалась масштабная система международной финансовой, производственной, социальной кооперации. Россия достаточно серьезно интегрирована со странами Евросоюза, причем в большей степени, чем с США. Поэтому, кстати, Евросоюз занимает гораздо более осторожную позицию в применении санкций, нежели его американские партнеры.

– Получается, что для стран Евросоюза эти санкции могут быть столь же невыгодными, как и для России?

– Это совершенно очевидно. Ведь Россия – не только поставщик, это и огромный рынок, на котором работает большое число зарубежных компаний. Международный европейский бизнес у нас очень серьезно зарабатывает. Поэтому большой вопрос: экономика каких стран больше пострадает, если санкции шагнут дальше запрета въезда отдельных категорий лиц в страны ЕЭС и США.

– А насколько серьезными могут быть, например, экономические потери для государства и частных российских компаний из-за понижения рейтинга России международным рейтинговым агентством Standard - Poor's (S-P)?

– Мир, конечно, в какой-то мере ориентируется на разные рейтинги, но следует признать, что они лишь отчасти объективны и часто определяются политической конъюнктурой, а не реальным положением дел. Вопросы рейтингов – это вопросы состояния экономики, рынков, рисков, платежеспособного спроса и других показателей, которые в России никак не изменились в связи со сложившейся ситуацией на Украине. И что же получается: ситуация не менялась, а рейтинги, тем не менее, быстро пересчитали.

И это наводит на мысль о политизированном характере таких оценок, их объективность сомнительна. Конечно, так или иначе понижение рейтинга России нам аукнется. Это выразится в усложнении, скажем, того же инвестиционного климата, так как негативное информационное поле вокруг России рождает страхи возможных финансовых потерь для бизнеса в нашей стране. Такие моменты присутствуют, к сожалению, и многие политики, выполняя определенный заказ, приложили и прилагают к этому, что называется, свою руку. Деньги, как известно, любят осторожность и безопасность, поэтому инвесторы чутко реагируют на тревожный фон, даже если он отчасти создан искусственно. Хотя люди, профессионально связанные с экономикой и бизнесом, понимают реальную ситуацию. Ведь они пользуются различными источниками информации, а не только берут ее из СМИ.

Резюмируя вышесказанное, добавлю: потери от негативных рейтингов возможны, но я бы не оценивал их как критические.

– Стоит ли в качестве ответных мер на санкции отказываться от внутреннего хождения иностранной валюты в России для физических лиц?

– Не думаю, что запрет станет эффективным механизмом. Мы уже имели опыт запрещения обращения в стране иностранной валюты. Он ничего, кроме спекуляций и развития черного рынка, не стимулирует. Международное положение рубля следует укреплять, развивая экономику, налаживая все более и более четкое взаимодействие банков, корректируя условия продажи нефти и газа, например, за рубли, и т. д. Нужно двигаться в сторону укрепления национальной валюты, а не запрещения иностранной. И потом, обращение иностранной валюты в России среди физических лиц не столь уж и велико, как может показаться, и влияет на экономику незначительно. А вот возникновение черного рынка точно негативно скажется на функционировании отечественной экономики.

– Стоит ли ограничить филиалам иностранных компаний репатриацию прибыли, которую они здесь получают, в том числе и дивидендов?

– Думаю, что такого рода грубые вмешательства в действия компаний здесь – это путь к еще большей потере инвестиций и сворачиванию деятельности западного бизнеса в России. На мой взгляд, это не очень оправданно.

– Есть ли смысл в том, чтобы ограничить валютные заимствования российских компаний за рубежом? Если да, какие механизмы здесь наиболее уместны?

– Необходимость такой меры тоже вызывает у меня сомнения. Если есть возможность пользоваться финансами на выгодных условиях, почему бы этого не делать? Да, есть распространенная практика, когда иностранную валюту используют, скажем, для покупки оборудования за рубежом: это другие проценты, это выгодно. Не думаю, что нашим компаниям нужно создавать дополнительные проблемы и закрывать возможности в привлечении заемных ресурсов.

– Экономические санкции Запада могут позволить России более эффективно и масштабно задействовать внутренние ресурсы для экономического развития?

– Знаете, какое-то время назад мы осуществляли серьезный проект, связанный с будущим малого предпринимательства «Форсайт Малый бизнес 2020–2040».

И один из любопытных (хотя вроде и очевидных) выводов заключался в том, что самый большой рост предпринимательства и малого бизнеса в России в ее новейшей истории был как раз сопряжен с кризисами. Первый вал предпринимательства возник в конце 80 – начале 90-х годов, когда был полный развал экономики и страну нужно было одевать и кормить, когда не платили зарплаты и огромное количество людей могли добывать себе средства к существованию одним способом: купить подешевле – продать подороже. Я это отмечаю при всем огромном уважении к предпринимательству и предпринимателям, которые сделали этот шаг, создали свое дело и т.д. Но надо смотреть правде в глаза: тот подъем предпринимательства был не оттого, что люди захотели проявить свой творческий потенциал, у них просто не было выбора, не было иного источника дохода – они вынуждены были становиться бизнесменами. Вторая волна развития малого предпринимательства возникла в связи с кризисом 1998 года. Статистика – упрямая вещь, и она фиксирует существенный рост бизнеса после 1998 года, когда в России в связи с изменением курса иностранной валюты оказалось выгодно производить и продавать отечественные товары, и это способствовало экономическому укреплению страны.

Очередной подъем бизнеса случился в кризис 2008–2009 годов, он был не столь значителен, как два предыдущих, и достаточно специфичен – ориентировался в основном на Интернет – сферу, в которой был возможен новый рост рынков, доходов.

Вывод из этого «лирического отступления» можно сделать следующий: кризис помимо проблем несет в себе и новые возможности развития. Когда происходит некое изменение стандартной экономической конструкции, то меняются рынки, конкурентные условия. И бизнесмены, как люди гибкие и предприимчивые, смотрят на ситуацию не только как на источник проблем, но и как на возникновение новых перспектив. Поэтому не будем забывать, что кризис предполагает разные сценарии развития, и позитивные среди них тоже имеются.

– Значит, развитие внутренних ресурсов может произойти?

– Думаю, да. Если поставки западных товаров и услуг на российский рынок будут ограничены, то это сделает наши российские товары более конкурентоспособными. Я также уверен, что усилит нашу экономику и создание отечественной платежной системы. Так что из любой кризисной ситуации можно извлечь конструктив, и задача законодателей, правительства – увидеть сейчас эти возможности и предложить их бизнесу. А бизнесу, соответственно, правильно ими воспользоваться.

– Есть мнение, что замораживание США и ЕС поставок оружия и военных технологий в Россию не ухудшит обороноспособность нашей страны. То, что Россия не сможет купить на Западе, она купит на Востоке или сделает сама. Как вы оцениваете такую точку зрения? Как отразятся санкции Запада в военной сфере на обороноспособности России?

– Не могу сейчас точно сказать, какое количество вооружения мы закупаем, но основная часть военной техники, которая стоит на вооружении в нашей армии, создается в России. У нас в этой сфере достаточно серьезная кооперация с Украиной, с предприятиями, работающими на космос и оборонно-промышленный комплекс.

Вот это сотрудничество сейчас находится в определенном смысле под угрозой.

И, на мой взгляд, эти связи нужно сохранить, утрачивать их не стоит. А вот поставки из стран западного мира не так существенны, чтобы их утрата стала решающей для нашей обороноспособности.

– И последний вопрос. Если санкции продолжатся, то какими представляются пути экономического развития России в контексте новых политических реалий?

– Знаете, я думаю, что и без санкций, и без обострения ситуации на Украине у России было и есть достаточно много экономических вызовов. И это связано в первую очередь не с вооружением, не с оборонно-промышленным комплексом, а с необходимостью подъема сельского хозяйства, развития несырьевых секторов экономики. Это курс, которого на протяжении уже ряда лет придерживается Правительство РФ. Возможно, не так быстро, как хотелось бы, но это направление так или иначе реализуется. Да, какая-то корректировка сейчас возможна, если санкции усилятся, но у нас и без этого масса работы, причем связанной не только с международной кооперацией, но и подъемом экономики внутри страны. И мы понимаем, куда двигаться.

Важно не забывать о том, что к ключевым ресурсам России помимо углеводородов относится и земля. У нас огромная территория, которая пригодна не только для добычи полезных ископаемых, но и для развития сельского хозяйства, выращивания продуктов питания, а сегодня это один из серьезнейших вызовов всему миру – как прокормить быстро растущее население земли. Еда – это то, что дорожает из года в год. Поэтому развитие агропромышленного комплекса – первоочередная задача для нас. Необходимо запускать новые программы, вводить земли в оборот, чтобы эта сфера заработала более эффективно, чем сейчас. Ну и, конечно, помнить и про другие отрасли, связанные с переработкой, производством и т.д.

Заметьте, все эти важные вещи, по сути, мало связаны с санкциями. Мы понимаем, что зависимость экономики от экспорта углеводородов сформировалась не сегодня и проблемой, несущей в себе потенциальные риски и тормозящей развитие страны, стала не сегодня и не в связи с санкциями. Так что нужно последовательно, всесторонне развивать свою экономику, и тогда мы будем меньше зависеть от капризов политической, социальной и экономической конъюнктуры окружающего нас мира.

Текст: Владимир Лихварь



Назад в раздел
КапиталТеплоцентрстройМОЭКОЭК
Коминвест-АКМТФонд