НулевойПервыйВторойТретийЧетвертыйПятыйШестойСедьмойВосьмойДевятыйДесятыйОдиннадцатыйДвеннадцатыйТринадцатый

Реестр субъектов естественных монополий — не закон

Хозяйствующий субъект фактически осуществляет деятельность в сфере естественной монополии в области связи — предоставление услуг местного телефонного соединения. Однако его наименование отсутствует в реестре субъектов естественной монополии в данной области.
Согласно п. 1 ч. 1 ст. 93 Федерального закона от 05.04.2013 № 44-ФЗ, закупка у единственного поставщика (подрядчика, исполнителя) может осуществляться заказчиком в случае закупки товара, работы или услуги, которые относятся к сфере деятельности субъектов естественных монополий.
Возможно ли в данных условиях заключение контракта на основании вышеуказанной нормы?

Заключение контракта на основании указанной в запросе нормы может и должно осуществляться в тех случаях, когда приобретаются товары, работы или услуги, фактически поставляемые, выполняемые, оказываемые в условиях естественной монополии, даже если поставляющий, выполняющий, оказывающий их хозяйствующий субъект не внесен в реестр субъектов естественных монополий.

В обоснование своей позиции предлагаем следующие доводы. Согласно п. 1 ч. 1 ст. 93 Федерального закона от 05.04.2013 № 44-ФЗ «О контрактной системе в сфере закупок товаров, работ, услуг для обеспечения государственных и муниципальных нужд» (далее — Закон № 44-ФЗ), закупка у единственного поставщика (подрядчика, исполнителя) может осуществляться заказчиком в случае закупки товара, работы или услуги, которые относятся к сфере деятельности субъектов естественных монополий в соответствии с Федеральным законом от 17.08.1995 № 147-ФЗ «О естественных монополиях». Как видим, напрямую Закон № 44-ФЗ говорит только об отнесении товара, работы, услуги к сфере деятельности субъектов естественной монополии, требования о том, чтобы этот субъект был внесен в реестр субъектов естественной монополии, п. 1 ч. 1 ст. 93 этого Закона не содержит.

Заметим также, что и согласно абз. 3 ст. 3 самого Закона № 147-ФЗ субъект естественной монополии — хозяйствующий субъект, занятый производством (реализацией) товаров в условиях естественной монополии (под «товаром» понимается объект гражданских прав (в том числе работа, услуга, включая финансовую услугу), предназначенный для продажи, обмена или иного введения в оборот (абз. 6 ст. 3 Закона № 147-ФЗ, п. 1 ст. 4 Закона РСФСР от 22.03.1991 № 948-I «О конкуренции и ограничении монополистической деятельности на товарных рынках» в редакции, действовавшей до 26 ноября 2006 года, а также п. 1 ст. 4 Федерального закона от 26.07.2006 № 135-ФЗ «О защите конкуренции»).

Иными словами, и в данном случае признание хозяйствующего субъекта субъектом естественной монополии ставится в зависимость от факта осуществления им деятельности в сфере естественной монополии, а не от внесения в реестр таковых субъектов.

Безусловно, Закон № 147-ФЗ предусматривает, что органы регулирования естественных монополий формируют и ведут реестр субъектов естественных монополий, в отношении которых осуществляются государственные регулирование и контроль (абз. 2 ст. 10 Закона № 147-ФЗ), однако не предусматривает наступление каких-либо правовых последствий в зависимости от такого включения в реестр или исключения из него. Более того, заметим, что буквальное прочтение вышеприведенной нормы приводит к выводу, что закон предусматривает включение в реестр только тех субъектов естественных монополий, в отношении которых применяются меры государственного регулирования, не указывая, что они применяются в отношении всех без исключения субъектов естественных монополий, относя решение вопроса о применении таких мер к компетенции органов регулирования естественных монополий (ч. 1 ст. 6, абз. 3 ст. 10, абз. 1 п. 1 ст. 11 Закона № 147-ФЗ).

Вместе с тем должны заметить, что нормы действующего Положения о Реестре субъектов естественных монополий в области связи, утвержденного приказом МАП РФ от 15.11.2001 № 1184, фактически предусматривают включение в него любого субъекта, фактически осуществляющего деятельность в области связи, если такая деятельность относится к сфере естественной монополии (сравните п. 5, 13 указанного Положения). Однако же следует заметить и то, что такие включения в реестр и исключения из него не могут осуществляться «по своей воле», «в силу самого факта», и соответствующие решения в любом случае принимаются органами регулирования естественных монополий на основании собираемой ими информации (п. 7 указанного выше Положения).

Соответственно, возможна ситуация, когда тот или иной субъект не внесен в реестр субъектов естественных монополий по той причине, что органы регулирования естественных монополий не имеют информации о том, что товарный рынок, на котором этот субъект осуществляет ту или иную деятельность, находится в состоянии естественной монополии (абз. 2 ст. 3 Закона № 147-ФЗ) или что данный хозяйствующий субъект осуществляет такую деятельность в данный период времени. В этой связи возможна и ситуация, когда хозяйствующий субъект на какое-то время приостанавливает деятельность в сфере естественной монополии, что в силу вышеуказанных причин является основанием для исключения его из реестра субъектов естественных монополий, заключение же с ним заказчиком контракта на оказание соответствующих услуг как раз приведет к возобновлению такой деятельности и, как следствие, к включению этого субъекта в реестр субъектов естественных монополий.

Отсюда можно сделать вывод, что п. 1 ч. 1 ст. 93 Закона № 44-ФЗ может и должен применяться в тех случаях, когда приобретаются товары, работы или услуги, фактически поставляемые, выполняемые, оказываемые в условиях естественной монополии, даже если поставляющий, выполняющий, оказывающий их хозяйствующий субъект не внесен в реестр субъектов естественных монополий. Однако это является нашим экспертным мнением, официальных разъяснений или правоприменительной практики по данному вопросу нам обнаружить не удалось.

Аркадий Серков
эксперт службы правового консалтинга компании «ГАРАНТ»


Назад в раздел

МОЭКСаториГеопроектизысканияГлавУПДК
ВКПНС