НулевойПервыйВторойТретийЧетвертыйПятыйШестойСедьмойВосьмойДевятыйДесятыйОдиннадцатыйДвеннадцатыйТринадцатый

Правомерно ли заключение дополнительного соглашения о замене стороны договора в случае ликвидации поставщика?

Поставщик по договору, заключенному по результатам конкурса, проведенного в соответствии с положением о закупке и Федеральным законом от 18.07.2011 № 223-ФЗ «О закупках товаров, работ, услуг отдельными видами юридических лиц», прислал заказчику уведомление о своей ликвидации, сообщив при этом о необходимости подписать дополнительное соглашение к договору поставки о замене стороны — поставщика на другое лицо. Положение о закупке заказчика и сам договор не содержат запрета на такие действия.

Правомерно ли подписание указанного соглашения с точки зрения закона?

Рассмотрев вопрос, мы пришли к следующему выводу: заключение указанного в вопросе соглашения не противоречит закону.

Обоснование вывода

Возможность и порядок перемены стороны в договоре определяются нормами гл. 24 ГК РФ, на положениях которого основывается Федеральный закон от 18.07.2011 № 223-ФЗ «О закупках товаров, работ, услуг отдельными видами юридических лиц» (п. 1 ст. 2 этого закона). В случае одновременной передачи стороной всех прав и обязанностей по договору другому лицу (передача договора) к сделке по передаче применяются правила об уступке требования и о переводе долга (ст. 392.3 ГК РФ). Уступка неденежного требования допускается, если она не противоречит закону и не запрещена договором (ст. 388 ГК РФ). Перевод должником своего долга на другое лицо допускается с согласия кредитора (ст. 391 ГК РФ).

В отличие от Федерального закона от 05.04.2013 № 44-ФЗ «О контрактной системе в сфере закупок товаров, работ, услуг для обеспечения государственных и муниципальных нужд» (ч. 5 ст. 95 этого закона), Закон № 223-ФЗ не ограничивает возможность перемены поставщика (подрядчика, исполнителя) в договоре, заключенном в соответствии с положениями этого закона. Не вытекает такой запрет и из п. 7 ст. 448 ГК РФ, поскольку Закон № 223-ФЗ не содержит положений, которые обязывали бы заказчиков осуществлять закупки исключительно путем проведения торгов.

Следовательно, если запрет на передачу прав по договору не был предусмотрен документацией о закупке и самим договором поставки, права и обязанности поставщика по этому договору могут с согласия покупателя (заказчика) быть переданы третьему лицу. Такая передача договора, будучи основана на соглашении между старым и новым поставщиками, не может рассматриваться как новая закупка. Это связано с тем, что заказчик стороной соглашения о передаче договора не является.

В заключение отметим, что, безусловно, заказчик не обязан давать согласие на перемену стороны в договоре. Принимая соответствующее решение, заказчику следует исходить и из принципа разумной осмотрительности. В частности, если в конкретных обстоятельствах к лицу, с которым заключен указанный в вопросе договор, в соответствии с законом или положением о закупке предъявляются какие-либо специальные требования, то представляется, что давать согласие на перемену поставщика заказчику следует только после проверки потенциального контрагента на соответствие таким требованиям. При ином подходе, как нам представляется, возрастает риск неблагоприятных последствий для заказчика в связи с передачей договора. Однако, повторим, что сама по себе упомянутая в вопросе замена контрагента законодательству не противоречит.

Алексей Александров, Татьяна Чашина, эксперты службы правового консалтинга ГАРАНТ


Назад в раздел

МосгазМД-группМосинжпроектГлавУПДК
ШвабеФУД