ПервыйВторойТретийЧетвертыйПятыйШестойСедьмойВосьмойДевятыйДесятый

Государственный приоритет. ФАС предлагает Владимиру Путину утвердить национальный план развития конкуренции


Федеральная антимонопольная служба предложила Президенту РФ Владимиру Путину объявить конкуренцию одним из государственных приоритетов. Данная инициатива содержится в проекте президентского указа об основных направлениях антимонопольной политики. Ведомство предлагает утвердить национальный план развития конкуренции на 2017–2018 гг. и поручить Правительству РФ обеспечить его исполнение. При этом координирующую роль ФАС хотела бы оставить за собой. Помимо главы государства документ был направлен в Генеральную прокуратуру, Министерство экономического развития, Министерство иностранных дел, Торгово-промышленную и Общественную палаты (предполагается, что все эти ведомства будут участвовать в его реализации). По мнению ФАС, в настоящее время реформа антимонопольного законодательства в целом завершена и теперь в этой области нужен единый программный документ для всех органов государственной власти.

Мегарегулятор просит новых полномочий


Проект указа пока не опубликован, однако его основные положения просочились в прессу. Если он будет одобрен, правительство должно к 1 февраля 2017 года установить ключевые показатели развития конкуренции, причем не только для экономики в целом, но также и в отраслевом, и в региональном разрезе. Отраслевым министерствам и ведомствам предложено составить «дорожные карты» развития конкуренции в курируемых ими секторах экономики. Естественным монополям и государственным компаниям, закупающим в соответствии с Законом № 223-ФЗ, предлагается разработать и утвердить программы повышения качества закупочной деятельности, направленные на развитие конкуренции среди поставщиков. В документе предложено реанимировать пока не реализованную идею обязать крупные частные компании отдавать часть своих закупок субъектам малого и среднего предпринимательства (МСП). На этот раз критерии такие: обязанность передать 10% заказов МСП будет возложена на все компании с годовой выручкой свыше 7 млрд руб., получающие господдержку. Кроме того, документ предлагает поручить правительству к 1 июля 2017 года выработать очередной блок предложений по снижению административных барьеров для бизнеса.

Вместе с тем документ предлагает пересмотреть правительственные программы, направленные на предоставление различных преференций, в частности, программы импортозамещения на предмет оценки их влияния на конкуренцию. К 1 июля будущего года правительству предложено выработать единый стандарт оценки таких программ.

Речь не идет об отказе от импортозамещения, но в дальнейшем его предлагается осуществлять исключительно в целях предотвращения угроз национальной безопасности (включая фармацевтическую и продовольственную). Есть и еще более радикальные предложения, направленные на резкое сокращение доли госсектора в экономике. В частности, речь идет о введении запрета на создание новых государственных и муниципальных унитарных предприятий и на покупку государственными органами акций компаний (за исключением акций предприятий в сфере обороны и безопасности). А до конца 2018 года государству предложено продать акции компаний в высококонкурентных секторах экономики.

В случае подписания указа в предложенном виде влияние антимонопольной службы на федеральные ведомства и на регионы должно резко возрасти. В соответствии с документом необходимо организовать проверку всех законопроектов на предмет возможного ограничения конкуренции. Руководителям субъектов Федерации предлагается направлять в ФАС ежегодные отчеты о реализации «дорожных карт» в своих регионах.

Кроме того, проект указа предлагает рекомендовать Генпрокуратуре наладить взаимодействие ФАС с правоохранительными органами, а Верховному Суду – изучать судебную практику и давать разъяснения по применению законодательства по антимонопольным делам, а также по делам, связанным с закупками и тарифным регулированием. В этой связи напомним, что еще в прошлом году, после того как в сферу ведения ФАС вошли государственный оборонный заказ и тарифная политика, ведомство стали называть мегарегулятором. Похоже, что теперь у него есть шанс превратиться в супермегарегулятор.

Что решит президент?

Между тем критики работы ФАС утверждают, что ведомство и сейчас не слишком эффективно использует свои полномочия. Так, например, в сфере закупок ведомство делает упор на строжайший процедурный контроль, причем очень часто речь идет о торгах на незначительные суммы, которые, к примеру, в США или Евросоюзе вообще считаются мелкими закупками и не проверяются контролирующими органами. В то же время очень крупные и высококоррупциогенные тендеры, где формально процедуры соблюдены, не попадают в сферу внимания мегарегулятора. Предложения ФАС по ограничению импортозамещения также уязвимы для критики. Так, например, некоторые эксперты указывают на монополизацию российского рынка информационных технологий крупнейшими иностранными фирмами при попустительстве ФАС, которая в то же время возбудила ряд дел против российских компаний, налаживающих импортозамещающее производство. Можно также напомнить, что в конце 2012 года Правительство РФ утвердило план мероприятий «Развитие конкуренции и совершенствование антимонопольной политики», а в конце 2014 года Владимир Путин подписал указ, обязавший региональных руководителей руководствоваться выработанным ФАС стандартом развития конкуренции в субъектах РФ. Реализованы ли эти документы в полном объеме и почему возникла потребность в еще одном указе? Быть может, антимонопольному ведомству нужен политический карт-бланш от главы государства, чтобы более уверенно реализовывать свою линию?

Так что же в итоге решит президент? Хотя прогнозы на ближайшее будущее – вещь неблагодарная, попробуем высказать свои соображения на этот счет. По-видимому, указ об антимонопольной политике в том или ином виде будет подписан. Важность этого направления признается президентом и правительством, поэтому новый руководящий документ, учитывающий последние политико-экономические тенденции, явно не помешает. Другой вопрос, насколько он будет совпадать с пожеланиями ФАС, а насколько скорректирован в рамках согласования с другими ведомствами? Произойдут ли с его вступлением в силу реальные, знаковые изменения или это будет еще один формальный документ «для галочки»? Наверняка что-то будет сделано в плане снижения административных барьеров для предпринимателей, однако пока ниоткуда не следует, что будет сделано что-то действительно прорывное. Стоит ожидать и новых шагов по повышению конкуренции в закупках по № 223-ФЗ: все-таки это важнейшая проблема российской закупочной системы на данном этапе ее развития. Можно прогнозировать, что обязанность крупных частных компаний отдавать 10% закупок субъектам МСП все же будет установлена: во-первых, это инициатива не только ФАС, но и первого вице-премьера Игоря Шувалова; во-вторых, если частная компания получает господдержку, это, очевидно, дает государству право ставить ей дополнительные условия. Что касается отраслевых и региональных «дорожных карт», экспертизы законопроектов и госпрограмм, то это наверняка в том или ином виде будет, однако пока нет конкретики, очень трудно прогнозировать, каким будет реальное значение всей этой работы.

Гораздо более спорным является предложение ФАС по ограничению импортозамещения. Возьмем ту же IT-отрасль: формально она не относится к сфере национальной безопасности, однако на ней держится львиная доля современной техники (включая военную) и практически все коммуникации (в том числе между органами власти, армией и спецслужбами). Рассчитывать, что иностранные компании при любых раскладах будут выполнять свои обязательства, не приходится: в 2014 году после введения санкций российским компаниям было отказано в западных кредитах и во ввозе ряда категорий оборудования. Следовательно, иметь свои собственные сильные компании в IT-отрасли (а также в ряде других стратегически значимых секторов экономики) совершенно необходимо, если Россия намерена проводить независимую внешнюю политику. В этой связи напомним, что в октябре прошлого года руководитель ФАС Игорь Артемьев отмечал, что курс на импортозамещение стал императивом, вопросом национальной безопасности и что в ближайшие 3–5 лет негативное влияние санкций на конкуренцию будет продолжаться. Не слишком много шансов и на то, что государство резко сократит свою долю в экономике. В принципе, из ряда высококонкурентных секторов действительно можно уйти, продав акции эффективно работающим частным компаниям. Однако в условиях экономического кризиса госсектор может оказаться более стабильным, чем бизнес. Заметим, что в прошлом году валовый внутренний продукт – ВВП страны снизился, а объем закупок компаний, работающих по № 223-ФЗ, вырос по отношению к 2014 году. Кроме того, если уж продавать государственные акции, то лучше делать это, когда они выросли, а не когда упали в цене. В итоге можно дать такой прогноз: президент примет многие предложения ФАС, но не все.


Назад в раздел