ПервыйВторойТретийЧетвертыйПятыйШестойСедьмойВосьмойДевятыйДесятый

Не цель, а средство. В РСПП не поддержали проекты ФАС по развитию конкуренции и антимонопольной политики


Российский союз промышленников и предпринимателей (РСПП) дал отрицательный отзыв на разработанные Федеральной антимонопольной службой (ФАС) проекты Национального плана развития конкуренции и президентского указа об основных направлениях антимонопольной политики на 2017–2018 гг. Соответствующий официальный документ, подписанный президентом РСПП Александром Шохиным, был направлен в антимонопольное ведомство. По мнению представителей бизнеса, ряд предложений ФАС ограничивает закрепленную в Конституции РФ свободу предпринимательской деятельности; другие инициативы ведомства сформулированы неконкретно и допускают неоднозначные трактовки. Но главное, с точки зрения РСПП, неверна сама идея, заложенная в основу упомянутых проектов: конкуренция должна быть не самоцелью, а средством стимулирования экономического роста.

Напомним, что инициативы ФАС содержат целый ряд предложений, направленных на сокращение государственного сектора экономики, ограничение политики импортозамещения, снижение административных барьеров для бизнеса, поддержку малого и среднего предпринимательства (МСП) и т.д.

Помимо мер чисто экономического характера документы предусматривают расширение взаимодействия антимонопольного ведомства с Генеральной прокуратурой и силовыми структурами, усиление контроля развития конкуренции в регионах, оценку вносимых законопроектов с точки зрения их влияния на конкуренцию. Все это привело бы к радикальному расширению и без того сильно увеличившихся за последние годы полномочий антимонопольного ведомства. Кроме того, принятие предложений ФАС означало бы насаждение конкуренции жесткими методами (с использованием силовиков), а к подобным инициативам в экономическом блоке правительства относятся настороженно. По данным прессы, согласование проектов ФАС в Правительстве РФ идет с большими сложностями, в частности, ряд возражений поступил от Минэкономразвития. Однако в Белом доме против самого Национального плана развития конкуренции не возражают, и речь идет лишь о критике отдельных инициатив ФАС. Что же касается позиции РСПП, то он высказался гораздо более жестко: здесь заявили, что не поддерживают саму идею антимонопольщиков в целом, то есть предложенные ими документы вообще принимать не следует.

Что не устраивает бизнес?

Первое и главное возражение: бизнес не хочет усиления вмешательства госчиновников в свою деятельность и мотивирует данную позицию закрепленными в Конституции экономическими свободами. В этой связи они не поддерживают идею так называемого антимонопольного комплаенса (выработку компаниями внутрикорпоративной системы мер контроля соблюдения антимонопольного законодательства) и ряд инициатив в сфере закупок. Так, например, ФАС давно предлагает обязать крупные, в том числе частные, компании, отдавать часть своих закупок субъектам МСП. Речь может идти о 10%-ной обязательной доле МСП в закупках компаний, с ежегодной выручкой от 7 млрд руб. в год. Напомним, что прошло уже больше года, как эта инициатива была публично озвучена первым вице-премьером Игорем Шуваловым, однако, несмотря на огромное аппаратное влияние вице-премьера, она до сих пор не принята. Позиция крупного бизнеса понятна: одно дело, когда государство на правах собственника диктует правила закупок своим компаниям; совсем другое, когда речь идет о частной фирме, которая, в принципе, может покупать так, как захочет. Между тем даже госкомпании не слишком хотят строиться под общегосударственные закупочные правила, предпочитая сохранение возможности принимать собственные стандарты. Так, давно намеченная радикальная реформа рамочного закона № 223-ФЗ тоже до сих пор не состоялась.

С другой стороны, отечественный бизнес совсем не против господдержки и конкурентных преимуществ перед иностранными компаниями. Отказаться от этого ради высоких идей о свободной конкуренции ему совсем не хотелось бы. Одно дело – свою собственную экономическую свободу защищать, совсем другое дело, когда речь идет о свободе конкурентов. Впрочем, объяснять позицию РСПП одним лишь эгоизмом тоже нельзя: все-таки вводить санкции начала не Россия, от их ввода российский бизнес серьезно пострадал, а принятые в ответ ограничения на ввоз и господдержка политики импортозамещения стали не только своего рода компенсацией отечественному бизнесу, но и решением задач национальной безопасности. В этой связи представители РСПП критически оценили присутствующие в проектах ФАС, но не конкретизированные тезисы о недопустимости дискриминации, заподозрив в них запрет на ограничения для импортных товаров.

Наконец, вернемся к тезису о том, что конкуренция должна быть не целью, а средством развития экономики. Исходя из этого, представители РСПП полагают, что развивать ее нужно не везде, а в тех отраслях, где это ведет к экономическому росту. В других же секторах гипертрофированное внимание к конкуренции может пойти вразрез с другими государственными приоритетами (например, с тем же импортозамещением). В качестве весомого аргумента против излишнего вмешательства представители РСПП приводят поручение президента увеличить число успешных компаний в различных отраслях, высказанное в прошлогоднем послании к Федеральному Собранию. В этой связи они считают, что вместо общего плана развития конкуренции было бы эффективней принять отраслевые программы – для машиностроения, автомобилестроения, строительства, легкой промышленности и т.д.

Возможен ли компромисс?

Между тем сложившуюся в стране экономическую ситуацию довольно трудно назвать благоприятной для развития конкуренции. Логика выхода из экономического кризиса диктует необходимость опираться прежде всего на те компании, которые хорошо работают сейчас, а не ограничивать их с целью создания условия для тех, кто, может быть, хорошо заработает в будущем. Кроме того, продолжение политики санкций и твердая позиция Президента РФ в деле отстаивания государственного суверенитета говорят в пользу того, что политика импортозамещения будет продолжаться независимо от того, как она повлияет на конкуренцию. В этом отношении интересы государства и отечественного бизнеса совпадают, и попытки плыть против течения обречены на провал. Вряд ли именно сейчас возможно радикальное сокращение госсектора экономики. Не исключено, что это было бы эффективно в других условиях, но в нынешний сложный для экономики период госсектор скорее даже более стабилен, чем частный бизнес.

Вместе с тем хоронить идею ФАС было бы явно преждевременно. Важнейший аргумент в его пользу – это решение Правительства РФ о необходимости разработки Национального плана развития конкуренции на 2017–2018 гг., принятое в конце сентября. Это значит, что, скорее всего, документ в том или ином виде появится. Правда, что в нем останется от ключевых предложений ФАС, непонятно. По некоторым сведениям, в рамках согласования уже смягчена позиция по импортозамещению и устранено требование анализа законопроектов по степени их воздействия на конкуренцию. Вполне возможно, что может возобладать позиция Минэкономразвития: конкуренцию развивать надо, но в рамках существующих схем работы и нынешнего объема полномочий ФАС.

Однако и принимать полностью выхолощенный документ также было бы не лучшим решением. Все же он содержит целый ряд здравых идей, способных оказать позитивное влияние на экономику в любой, в том числе и в кризисной, ситуации. Речь идет в первую очередь о снижении административных барьеров для бизнеса, поддержке субъектов МСП и повышении уровня конкурентности закупок по 223-ФЗ. Это помогло бы стимулировать экономическую активность, не нанося ущерба ни государственным приоритетам, ни стабильности крупных компаний. Было бы очень неплохо, если бы ФАС, найдя союзников и в Минэкономразвития, и в бизнес-объединениях, сделал упор именно не эти аспекты развития конкуренции. А вопросы приватизации унитарных предприятий и условия участия иностранных компаний в госзакупках были отложены до лучших времен – до выхода экономики на устойчивое развитие, не зависящее от внешней конъюнктуры.


Назад в раздел