ПервыйВторойТретийЧетвертыйПятыйШестойСедьмойВосьмойДевятыйДесятый

Всему свой срок. К чему приводят попытки заказчика игнорировать свои обязательства по контракту


Желание заказчика добиться завершения строительства в установленные контрактом сроки не должно входить в противоречие с невыполнением самим заказчиком своих обязательств по обеспечению возможности данное строительство завершить. Такое странное желание требовать от поставщика соблюдения сроков, не утруждая себя выполнением своих обязательств, неизбежно вызывает конфликт и приводит к судебным разбирательствам. Что получается в подобных ситуациях в итоге, рассмотрим на примере из судебной практики.

Публичное акционерное общество «Мостотрест» (истец) обратилось в Арбитражный суд Московской области с исковым заявлением к государственному казенному учреждению Московской области «Дирекция дорожного строительства» с учетом принятого судом уточнения о внесении изменений в пункт 3.2 государственного контракта № 3/2014-51 от 28.12.2014 на выполнение работ по объекту: «Строительство путепровода через железную дорогу г. Долгопрудного (платформа Водники) путем изложения его в следующей редакции: «Общая продолжительность работ по строительству и вводу в эксплуатацию объекта с учетом испытательных, пусконаладочных и иных работ, выполнение которых необходимо для ввода в эксплуатацию объекта, составляет 35 месяцев и 5 дней», а также изменения пункта 3.4 государственного контракта № 3/2014-51 от 28.12.2014 на выполнение работ по объекту: «Строительство путепровода через железную дорогу г. Долгопрудного (платформа Водники) путем изложения его в следующей редакции: «Работы по контракту должны быть завершены не позднее 35 месяцев и 5 дней с даты начала выполнения работ по контракту. В дату завершения строительства включены: сдача результата работ подрядчиком и приемка его заказчиком по акту приемки объекта капитального строительства, а также передача подрядчиком документов согласно пункту 4.2.2 контракта». Представитель ответчика передал в материалы дела отзыв, в котором возражал против удовлетворения заявленных требований. Полно и всесторонне исследовав материалы дела, Арбитражный суд Московской области установил следующее.

Гладко было на бумаге, да забыли про овраги...

Между Главным управлением дорожного хозяйства Московской области и открытым акционерным обществом «Мостотрест» (с 05.01.2015 публичное акционерное общество «Мостотрест») 28 декабря 2014 года был заключен государственный контракт № 3/2014-51 на выполнение работ по объекту: «Строительство путепровода через железную дорогу г. Долгопрудного (платформа Водники)». На основании соглашения о перемене заказчика по контракту № 56 от 09.10.2015, а также дополнительного соглашения № 1 от 30.10.2015 произошла замена стороны по контракту. Все права и обязанности заказчика по контракту переданы Главному казенному учреждению Московской области «Дирекция дорожного строительства» (далее ГКУ МО ДДС). Контракт был заключен по результатам открытого конкурса, проведенного в соответствии с положениями Федерального закона от 5 апреля 2013 года № 44-ФЗ «О контрактной сиcтеме в сфере закупок товаров, работ, услуг для обеспечения государственных и муниципальных нужд». В соответствии с условиями контракта истец принял на себя обязательства выполнить полный комплекс работ по строительству объекта – «Строительство путепровода через железную дорогу г. Долгопрудного (платформа Водники)» (объект строительства) в соответствии с нормами действующего законодательства и в соответствии с проектной и рабочей документацией и передать результат работ ответчику не позднее 27 месяцев с даты начала выполнения работ по контракту. Ответчик в свою очередь обязался создать истцу необходимые условия для выполнения работ по контракту, принять их результат и уплатить обусловленную цену.

В соответствии с п. 2.1. контракта и ведомостью объемов и стоимости работ цена контракта определена в сумме 2 509 651 523 (два млрд пятьсот девять млн шестьсот пятьдесят одна тыс. пятьсот двадцать три) руб. 42 коп.

Согласно п. 3.4. контракта, работы по нему должны быть завершены не позднее 27 месяцев с даты начала выполнения работ. Согласно п. 3.3. контракта датой начала работ по контракту является дата, наступающая по истечении 10 (десяти) рабочих дней с даты заключения контракта. Таким образом, датой начала работ является 21 января 2015 года, а датой окончания 20 апреля 2017 года. Срок действия государственного контракта в соответствии с п. 16.1 – с момента его заключения сторонами и до 31 декабря 2017 года.

Как закреплено в пункте 4.2.2.2. контракта, стороны пришли к соглашению, что ответчик не позднее, чем за 20 рабочих дней до даты начала работ обязуется передать истцу строительную площадку, пригодную для выполнения работ, предусмотренных контрактом. Приемка-передача строительной площадки оформляется актом приемки строительной площадки. Строительная площадка должна быть подготовлена для начала строительства надлежащим образом, в том числе освобождена от принадлежащего ответчику и другим лицам имущества, которое не связано с выполнением работ по контракту, и мусора. Кроме того, согласно приложению № 1 к контракту «График производства работ», в течение 30 календарных дней ответчик должен был провести все подготовительные работы и предоставить истцу фронт работ. До настоящего времени строительная площадка ответчиком истцу не передана и не освобождена от имущества третьих лиц, что приводит к невозможности проведения строительных работ на данных участках.

Навстречу друг другу

Истец 23.11.2015 письмом проинформировал ответчика о неисполнении последним своих обязательств по контракту, а именно о том, что не решены вопросы по освобождению строительной площадки от строений и предоставлению земельных участков для строительства ни по одному из объектов недвижимости, попадающих в зону застройки.

Далее истец 07.07.2016 письмом в очередной раз поднял вопрос о неисполнении ответчиком своих обязательств по контракту, что приводит к невозможности его реализации в предусмотренные сроки. По состоянию на 07.07.16 строительная площадка оставалась не переданной истцу и не освобожденной от имущества третьих лиц в полном объеме. После этого 28.10.2016 письмом истец обратился в адрес ответчика с претензией о неисполнении последним своих обязательств по передаче строительной площадки, освобожденной от имущества третьих лиц, и потребовал подписания дополнительного соглашения к контракту о переносе срока окончания строительства.

Ответчик 14.11.2016 письмом отказал истцу в удовлетворении претензии и изменении срока окончания строительства и заявил о необходимости окончания строительства в установленные контрактом сроки.

Представитель истца пояснил в исковом заявлении, что в настоящее время его доверителем выполняются работы на участках, свободных от имущества третьих лиц, при этом масть строительной площадки остается неосвобожденной, в связи с чем невозможно проводить часть строительных работ, а именно: переустройство кабелей связи; переключение газопровода низкого давления диаметром 108 мм; переключение газопровода высокого давления диаметром 426 мм; сооружение ливневой канализации; сооружение дорожного полотна; возведение шумозащитных экранов.

Таким образом, представитель истца утверждал, что в срок до 20.04.2017 года исполнить государственный контракт не представляется возможным по не зависящим от истца причинам. По состоянию на 27.01.2017 просрочка со стороны ответчика по исполнению своих обязательств составляет 774 дня (с 15.12.2014 по 27.01.2017).

Таким образом, материалами дела подтверждается, что ответчиком были существенным образом нарушены условия государственного контракта № 3/2014-51 от 28.12.2014, в связи с чем истец не имеет возможности завершить работы в полном объеме в установленный контрактом срок. По состоянию на 27.01.2017 истец выполнил работы по указанному контракту на общую сумму 1 704 181 210,65 руб., что подтверждается справками о стоимости выполненных работ и затрат (унифицированная форма КС-3) и актами о приемке выполненных работ (унифицированная форма КС-2), что составляет 67,9% от суммы контракта. Все работы, выполненные истцом, приняты и оплачены ответчиком в полном объеме, споров по объему и качеству работ между истцом и ответчиком не имеется. Несмотря на невозможность ответчика в полном объеме и в установленные контрактом сроки выполнить взятые на себя обязательства по передаче строительной площадки, освобождению территории строительства от имущества (объектов недвижимости) третьих лиц, истец и ответчик совместными действиями продолжают реализацию контракта. Представитель истца также пояснил суду, что в настоящее время ответчиком предпринимаются действия по решению вопроса по освобождению строительной площадки от имущества третьих лиц для предоставления ее истцу, а истцом выполняются строительно-монтажные работы в тех местах, где имеется такая возможность.

Оптимальный вариант для всех - перенос сроков завершения работ

В ст. 450 ГК РФ законодателем закреплено, что по требованию одной из сторон договор может быть изменен или расторгнут по решению суда только при существенном нарушении договора другой стороной. Существенным признается нарушение договора одной из сторон, которое влечет для другой стороны такой ущерб, что она в значительной степени лишается того, на что была вправе рассчитывать при заключении договора.

В силу статьи 451 ГК РФ существенное изменение обстоятельств, из которых стороны исходили при заключении договора, является основанием для его изменения или расторжения, если иное не предусмотрено договором или не вытекает из его существа. Изменение обстоятельств признается существенным, когда они изменились настолько, что, если бы стороны могли это разумно предвидеть, договор вообще не был бы ими заключен или был бы заключен на значительно отличающихся условиях.

Если стороны не достигли соглашения о приведении договора в соответствие с существенно изменившимися обстоятельствами или о его расторжении, договор может быть расторгнут, а в случаях, когда расторжение договора противоречит общественным интересам либо повлечет для сторон ущерб, значительно превышающий затраты, необходимые для исполнения договора на измененных судом условиях, изменен судом по требованию заинтересованной стороны при наличии одновременно следующих условий:

1) в момент заключения договора стороны исходили из того, что такого изменения обстоятельств не произойдет;

2) изменение обстоятельств вызвано причинами, которые заинтересованная сторона не могла преодолеть после их возникновения при той степени заботливости и осмотрительности, какая от нее требовалась по характеру договора и условиям оборота;

3) исполнение договора без изменения его условий настолько нарушило бы соответствующее договору соотношение имущественных интересов сторон и повлекло бы для заинтересованной стороны такой ущерб, что она в значительной степени лишилась бы того, на что была вправе рассчитывать при заключении договора;

4) из обычаев делового оборота или существа договора не вытекает, что риск изменения обстоятельств несет заинтересованная сторона.

Таким образом, для применения данного нормативного положения существенное изменение обстоятельств, позволяющее корректировать условия договора, предполагает собой наличие объективных причин, не зависящих от воли участников соответствующих правоотношений. Истец в исковом заявлении пояснил суду, что, по его мнению, стороны по государственному контракту не могли предвидеть указанные выше обстоятельства, и изменение обстоятельств вызвано причинами, которые истец не мог преодолеть после их возникновения, при этом проявив необходимую степень заботливости и осмотрительности, какая требовалась по характеру договора и условиям оборота.

Очевидно, что исполнение истцом договора без изменения его условий приведет к значительным нарушениям имущественных интересов истца – невозможности сдачи объекта в эксплуатацию в установленный контрактом срок, и, как следствие, применению штрафных санкций со стороны ответчика за нарушение условий контракта. Расторжение договора также приведет к нарушению интересов сторон, со стороны заказчика – к привлечению дополнительных бюджетных средств, организации новых торгов, значительному увеличению срока строительства, со стороны исполнителя – неполучению ожидаемой прибыли, возможному возникновению убытков. Кроме того, считаем, что расторжение договора противоречит общественным интересам в связи с тем, что объект имеет высокую социальную значимость.

Суд встал на сторону истца

Представитель истца пояснил суду, что необходимый срок для выполнения незавершенных работ и завершения строительства объекта «Строительство путепровода через железную дорогу г. Долгопрудного (платформа Водники)» составляет 284 календарных дня. Указанный срок рассчитан ОАО «Институт Гипростроймост» в соответствии с перечнем незавершенных работ по состоянию на 16.03.2017, согласованного сторонами, а также с учетом календарного графика строительства, утвержденного заказчиком в составе проектной документации, учитывающий четкую последовательность работ, необходимый срок для выполнения незавершенных работ и завершения строительства объекта в целом. Это подтверждается письмом ОАО «Институт Гипростроймост» № С-1539 от 31.03.2017 и календарным графиком выполнения незавершенных работ по строительству указанного объекта, полученным в ответ на обращение истца № 1291/ПТО от 17.03.2017 с приложением перечня незавершенных работ по состоянию на 16.03.2017 подписанным истцом и ответчиком. Представитель ответчика не представил суду доказательств, опровергающих заявленные истцом до воды.

В соответствии с положениями ст. 65 АПК РФ каждое лицо, участвующее в деле, должно доказать обстоятельства, на которые оно ссылается как на основание своих требований и возражений. Каждое лицо, участвующее в деле, должно раскрыть доказательства, на которые оно ссылается как на основание своих требований и возражений, перед другими лицами, участвующими в деле. Лица, участвующие в деле, вправе ссылаться только на те доказательства, с которыми другие лица, участвующие в деле, были ознакомлены заблаговременно.

Согласно положениям статьи 70 «Освобождение от доказывания обстоятельств, признанных сторонами» АПК РФ, обстоятельства, на которые ссылается сторона в обоснование своих требований или возражений, считаются признанными другой стороной, если они ею прямо не оспорены или несогласие с такими обстоятельствами не вытекает из иных доказательств, обосновывающих представленные возражения относительно существа заявленных требований.

Руководствуясь статьями 167–170, 176 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, Арбитражный суд решил:

1. Заявление публичного акционерного общества «Мостотрест» с учетом принятого судом уточнения удовлетворить.

2. Изменить пункт 3.2 государственного контракта на выполнение работ по объекту: «Строительство путепровода через железную дорогу г. Долгопрудного (платформа Водники) и изложить его в следующей редакции: «Общая продолжительность работ по строительству и вводу в эксплуатацию объекта с учетом испытательных, пусконаладочных и иных работ, выполнение которых необходимо для ввода в эксплуатацию объекта, составляет 35 месяцев и 5 дней».

Изменить пункт 3.4 государственного контракта на выполнение работ по объекту: «Строительство путепровода через железную дорогу г. Долгопрудного (платформа Водники) и изложить его в следующей редакции: «Работы по контракту должны быть завершены не позднее 35 месяцев и 5 дней с даты начала выполнения работ по контракту. В дату завершения строительства включены: сдача результата работ подрядчиком и приемка его заказчиком по акту приемки объекта капитального строительства, а также передача подрядчиком документов согласно пункту 4.2.2 контракта».

3. В соответствии с ч. 1 ст. 259 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации решение может быть обжаловано в 10-м Арбитражном апелляционном суде в течение месяца после принятия Арбитражным судом первой инстанции обжалуемого решения.


Назад в раздел