ПервыйВторойТретийЧетвертыйПятыйШестойСедьмойВосьмойДевятыйДесятый

Денежные знаки последователей Петра Великого. Как осуществлялся переход на бумажные деньги – ассигнации


Никаких особых новшеств в монетное обращение государства не внесло двухгодичное царствование Екатерины I (1725–1727). По мнению патриарха российской нумизматики Ивана Георгиевича Спасского, пробная «полполтина» 1726 года привлекает внимание пирамидкой из 25 жирных счетных точек, сложить которую удалось не без ухищрений. Крупные монеты Екатерины I возродили первоначальный «петровский» тип – сочетание подгрудного портрета с государственным гербом. Портрет на них по большей части обращен не вправо, как на других монетах, а влево. Коллекционеры нумизматы окрестили такие монеты «оборотниками». Отметим, что на ранних «оборотниках» 1725 года находится наиболее «интимный» портрет: императрица изображена «по-домашнему» – без короны и других регалий; у любителей нашлось название и для этих рублей – «траурные». При Екатерине I были отчеканены задуманные еще Петром I медные, квадратные по форме «платы», клейменные оттисками штемпелей по всем четырем углам квадрата и в центре.

Недоброй памятью в историю денежного обращения России вошла монета, известная под именем фаворита царицы, – «меншикова монета». Попытка светлейшего князя Александра Даниловича Меншикова довести со держание серебра в монете с 64-й пробы до 42-й, да еще в сплаве с мышьяком, закончилась конфузом: практически весь тираж монеты на сумму более 57 тыс. руб. был изъят и уничтожен.

Денежное обращение при Петре II (1727–1729) вернуло Россию к иконографическому типу монеты – «крестовику». Таковыми стали при новом царе серебряные рубли. По определению профессора МГУ Г.А. Федорова-Давыдова, «накопив резервы меди и серебра, правительство предприняло в 1730 году попытку как-то упорядочить денежное дело, расстроенное порчей монеты. Выпустили повышенной пробы серебряную монету. Увеличен был вес медных денег». Этот не очень продолжительный подъем монетного дела в России выпал на десятилетний период правления Анны Иоанновны (1730–1740), короткое царствование царя младенца Иоанна Антоновича (1740–1741) и частично на годы правления Елизаветы Петровны (1741–1761).

«Хорошо известны, – отмечая этот период, писал И.Г. Спасский, – медные деньги Анны Иоанновны со следами перечеканки из копеек 1704–1718 годов: вес медной монеты был увеличен сразу вчетверо. В 1730 году из пуда меди стали чеканить монеты только на 10 рублей».

Трагическая судьба императора Иоанна VI, который в истории государства Российского больше известен как Иоанн Антонович, с определенным художественным домыслом описана в романе Григория Данилевского «Мирович». Царский престол был им унаследован в двухмесячном возрасте 17 октября 1740 года. И по воле регентши Анны Леопольдовны безымянный художник медальер уже через несколько месяцев украсил серебряную монету портретом нового императора, но в более старшем возрасте – семи или восьми лет. После дворцового переворота 25 октября 1741 года, когда на российский престол взошла дочь Петра Великого Елизавета, гривенники с условным портретом Иоанна Антоновича были отправлены в переплавку, а на полтинах и рублях перечеканивали портрет и имя новой царствующей особы.

Царствуя, по образному выражению известного российского историка В.О. Ключевского, в «золотой нищете», Елизавета Петровна оставила после себя гардероб из 15 тыс. платьев, два сундука шелковых чулок, многочисленные неоплаченные счета и недостроенный великим Растрелли Зимний дворец. Лучшая в России исполнительница менуэта и русской кадрили, императрица Елизавета Петровна регулировала огромные расходы на войну с Пруссией и затраты на содержание двора, как это уже было и до нее, монетами облегченного веса. В результате «елизаветинские» пятаки, двухкопеечные монеты, копейки, деньги и полушки стали приносить казне значительный доход. За годы ее правления (1741–1761) серебряных, а также неполновесных медных монет было выпущено почти на 50 млн руб. Эта цифра включает в себя миллион с небольшим рублей, на которые были выпущены при Елизавете Петровне и золотые монеты.

Также был осуществлен выпуск специальных серебряных монет для прибалтийских провинций – «ливонезов», которые шли на содержание расквартированной там армии. К концу 1756 года Московским монетным двором была начата чеканка серебряных монет номиналом 2, 4, 24, 48 и 96 копеек. Для содержания русских войск, занявших Восточную Пруссию, чеканились серебряные гроши, солиды и монеты других номиналов.

При Елизавете Петровне была предпринята, хотя и вялая, попытка изменить финансовое состояние государства за счет эмиссии бумажных денег. Но это предложение одного из клевретов императрицы – генерал бергдиректора Б. Миниха было отвергнуто членами рутинного российского Сената, которые с нескрываемым презрением отнеслись к каким-то бумажкам, предлагаемым вместо «настоящих» денег. Представляя феодально-крепостническую Россию с ее преобладающим натуральным хозяйством и грабительским ростовщическим капиталом, они, конечно, «предпочитали» громоздкое монетное обращение. Оставшаяся до сей поры без кредитных учреждений, Россия пользовалась неким подобием банковской структуры – Санкт-Петербургской монетной конторой, осуществлявшей еще и при Петре II, и при Анне Иоанновне мелкие банковские операции, ограниченные выдачей ссуд под залог изделий из драгоценных металлов: золота и серебра.

Эта ниша медленно развивающегося российского финансового рынка начала заполняться как раз при Екатерине Петровне: в 1754 году было создано два первых кредитных учреждения – государственный банк для дворянства и купеческий банк.

Всего лишь полгода, не считая трех дней (с 25 декабря 1761 года по 28 июня 1762 года), владел российским престолом 33 летний император Петр III – внук двух непримиримых при жизни врагов: Петра Великого и Карла XII. Но и это краткосрочное пребывание во главе Российского императорского дома отмечено в истории финансового переустройства государства особой страницей. Именно Петр III попытался осуществить задуманную еще при его тетке (по материнской линии) и предшественнице на троне Елизавете Петровне первую эмиссию бумажных денег. Им не только был выпущен специальный указ (от 25 мая 1762 года), но и изготовлены пробные образцы первых отечественных ассигнаций, которые в обращении появились уже при Екатерине II. Она же на свой лад перечеканила монеты Петра III в знаменитые «екатерининские» рублевики.

При Петре III была отчеканена хорошо известная коллекционерам монета, получившая название «крестовик», и, кроме того, издан указ, имеющий непосредственное отношение к российскому финансовому рынку, суть которого сводилась к созданию экспракта (извлечения) о государственных доходах и расходах.

Именно этот документ стал первой попыткой после смерти Петра Великого обуздать многочисленных казнокрадов императорского двора, умело пользовавшихся отсутствием официальной отчетности в Российском государстве.

Крупными просчетами и знаменательными событиями изобиловало 34-летнее пребывание на царском троне Екатерины II (1762–1796). «Для нас она не может быть ни знаменем, ни мишенью, – писал о Екатерине известный историк В.О. Ключевский. – Для нас она только предмет изучения». До 200 тыс. крестьян участвовало в бунтах в самый первый год ее правления. После пятилетия сравнительного спокойствия Россия окунулась в продолжительный период внешних и внутренних потрясений – борьба с польскими конфедератами, первая и вторая турецкие войны, чума, московский бунт, пугачевщина, повсеместный голод 1786 года, война с Польшей и Швецией, персидский поход. Естественным и неизбежным итогом этих событий стал разразившийся финансовый кризис.

Заменив по примеру предшественников иконографию лицевой стороны ходячей монеты на свой портрет, Екатерина II сохранила и вес, и пробу серебра в денежных знаках, чеканка которых была начата при Петре III. По ее указу, с 1766 года был начат выпуск «сибирских монет» из меди, имевших хождение только за Уралом.

Именно при Екатерине II был сделан тот самый шаг, который отделял многие годы финансовый рынок России от рынков многих государств: в 1769 году был осуществлен переход на бумажные деньги – ассигнации, выпуск которых осуществляли два специально созданных банка – в Петербурге и Москве. Еще в 1759 году как бы прообразом новых финансовых инструментов – бумажных банкнот – стал легендарный вексель, который был выдан в Санкт-Петербурге Соляной конторой Федору Фишеру как документальное свидетельство того, что от него принято 10,5 тыс. руб. серебряной монетой. Дворцовый переворот помешал правительству Петра III осуществить переход на бумажные деньги. Сие новшество было введено при Екатерине II.

Из «инвентаря деяний» Екатерины II за 19 лет ее пребывания на престоле, представленное царице в 1781 году графом Безбородко, просматривается следующий итог ее деятельности: «Устроено губерний по новому образцу 29, городов построено 144, конвенций и трактатов заключено 30, побед одержано 78, значительных указов издано 88, указов для облегчения народа – 123, итого 492 дела! К этому можно прибавить, что Екатерина отвоевала у Польши и Турции территорию с населением до 7 млн душ обоего пола, так что число жителей ее империи с 19 млн в 1762 году возросло в 1796 году до 36 млн, армия с 162 тыс. человек усилена до 312 тыс., флот в 1757 году, состоявший из 21 линейного корабля и 6 фрегатов, в 1790 году насчитывал в своем составе 67 линейных кораблей и 40 фрегатов, сумма государственных доходов с 16 млн руб. поднялась до 69 млн, т.е. увеличилась более чем вчетверо».


Назад в раздел