ПервыйВторойТретийЧетвертыйПятыйШестойСедьмойВосьмойДевятыйДесятый

Еще одна власть. Как общественный контроль отслеживает судьбу бюджетных денег


Руководитель проекта Общероссийского народного фронта (ОНФ) «ЗА честные закупки» Анастасия Муталенко рассказала «МТ» о борьбе с коррупцией, расточительством и неэффективным использованием бюджетных средств в сфере госзакупок и закупок госкомпаний, «серых» схемах и неидеальных законах.

– Анастасия Александровна, кем и когда был создан проект «ЗА честные закупки»? Каковы его цели?

– В сентябре текущего года проекту ОНФ «ЗА честные закупки» исполнилось три года. Он был создан осенью 2013 года по прямому распоряжению Президента РФ Владимира Путина. Мы занимаемся мониторингом государственных закупок и пресечением коррупции в области госзаказа. Проект был задуман как открытая площадка, на которой активные, неравнодушные люди могут вести контроль расходования бюджетных средств.

Результатом трехлетней работы проекта стало устранение нарушений при государственных закупках на 227 млрд рублей. При этом на закупках предметов роскоши, автомобилей, чартерных перелетов и дорогой мебели удалось сэкономить около 20 млрд рублей. Чиновники и бюджетные организации почти перестали закупать дорогостоящие автомобили.

– Кто в рядах активистов проекта?

– Обычные граждане со всей страны, которым не все равно, на что и как расходуются деньги из бюджета их города, района, области, страны. Наши активисты – это родители, которые привели своих детей в новую школу, а на следующий день по ее стене пошла трещина. Это жители, которые много лет ходят по разбитой дороге и не понимают, почему у муниципалитета нет денег на ремонт. «Судьбу» бюджетных денег можно отследить на сайте госзакупок zakupki.gov.ru. Если дорога плохая, значит, была неправильно проведена закупка, были закуплены некачественные материалы, неправильно выбран поставщик. Нарушения можно увидеть в аукционной документации. Люди стали обращать внимание на закупки не только своего, но и соседних регионов.

Сейчас вокруг проекта нам удалось объединить более 5 тыс. активистов по всей стране. Они занимаются мониторингом госзакупок на сайте zakupki.gov.ru и подают сигналы о сомнительных закупках на сайт z4z.onf.ru, а мы в свою очередь занимаемся проработкой сигналов. Наши эксперты могут подтвердить факт нарушения или опровергнуть. Каждый сигнал активиста проекта ОНФ «ЗА честные закупки» – это работа от единичного случая до системного решения.

Сначала проект «ЗА честные закупки» не воспринимали серьезно. Сегодня на форумах, которые мы проводим в рамках ОНФ (а в прошлом году проводили самостоятельные антикоррупционные форумы), заказчики признаются, что не были готовы к такому серьезному контролю. Они знают, что их контролирует Генпрокуратура, что через определенный период времени их проверяет Счетная палата. Но общественный контролер, который все изучит на сайте госзакупок и, если необходимо, подаст сигнал, – это очень действенно.

– То есть государственного контроля недостаточно? Ведь на данный момент госзакупки контролируют сразу несколько ведомств…

– Генпрокуратура, Счетная палата, Федеральная антимонопольная служба (ФАС) – три наших основных партнера. Они констатируют факт, что без помощи общественности невозможно проверить все госзакупки. В прошлом году по 44-ФЗ и 223-ФЗ было опубликовано более 4 млн извещений. На обработку такого количества извещений не хватит никаких контролирующих органов. Сегодня ФАС контролирует лишь те закупки, на которые поступает жалоба. По статистике, ФАС проверяет каждую 60-ю закупку. У них есть большое количество штатных сотрудников, но они справляются только с обработкой жалоб и проведением плановых проверок.

Мы призываем всех активистов присылать информацию нам. Нам удалось собрать на нашей площадке не только неравнодушных активистов, но и экспертов в разных отраслях – целые ассоциации и отдельных профессионалов. Они с удовольствием делятся своим экспертным мнением. Согласно Закону об общественной деятельности, активист не обязан обладать профессиональными навыками, его задача – подать сигнал о возможной неэффективной трате бюджетных средств в регионе.

– Какие эксперты конкретно с вами сотрудничают?

– Например, вице-президент Российской гильдии риэлторов Григорий Витальевич Полторак. Он помогает нам решать вопросы оценки стоимости имущества. Это еще один момент, который мы взяли на себя, так как стали подниматься вопросы не только госзакупок, но и государственных торгов. В стране не все торги переведены в электронный вид. Случается, что госимущество уходит с молотка за какую-то часть реальной стоимости, и все это происходит на непонятных площадках. Если вы, допустим, хотите получить квоту на добычу рыбы на Дальнем Востоке, уведомление об этом есть на сайте torgi.gov.ru. Но чтобы поучаствовать, вы должны прилететь на Дальний Восток. Это касается любого имущества в любом регионе. Если муниципалитет продает здание, вы должны к определенному часу подъехать в определенный кабинет и поучаствовать в продаже госимущества. Нам стали жаловаться предприниматели, которые приезжают к назначенному времени и не могут попасть на торги. Пока они стоят у закрытой двери, госимущество уходит с молотка за копейки – нам известны такие случаи. Мы обращаемся к нашим экспертам, которые помогают выявить реальную стоимость. А дальше уже следуют вопросы заказчику: как получилось, что госимущество, коммерческая цена которого такая-то, было продано за сумму, в разы меньшую?

– Охотно ли контролирующие органы реагируют на сигналы ваших активистов? Какие меры предпринимаются после ваших обращений?

– Если в Счетную палату поступают сигналы о закупке предметов роскоши или неэффективных тратах, она включает эти закупки в свой план проверок. Несмотря на то что план проверок составлен уже на длительное время вперед. Иногда по нашим сигналам проводятся внеплановые проверки, как, например, получилось с особыми экономическими зонами. Мы доложили Президенту о вопиющем неэффективном и нецелевом расходовании десятков миллиардов бюджетных рублей ОАО «Особые экономические зоны». Буквально через несколько месяцев был опубликован официальный доклад Счетной палаты, который подтвердил все выводы наших активистов.

Отмечу, что общественный контроль в области закупок гораздо более мобильный и гораздо более широкий. Мы – помощники не только для контролирующих органов, но и для самих заказчиков. Например, быстро отреагировав на замечание активиста ОНФ, заказчик может исправить ошибку в закупке, избежав наказания от прокуратуры или ФАС.

– В последнее время внимательно прислушиваться к активистам проекта стало и высшее руководство страны. Что делается властями для обеспечения прозрачности закупок?

– Встречи с активистами проекта регулярно проводит Президент России, лидер ОНФ Владимир Путин. По итогам он дает Кабинету министров перечень поручений. В частности, после встречи 27 ноября 2015 года он поручил Правительству РФ проработать вопросы нормирования закупок для госзаказчиков и госкомпаний, установить ответственного за работу Единой информационной системы (ЕИС), которая пришла на замену порталу zakupki.gov.ru. Также Владимир Путин поручил дать предложения по обязательному применению типовых проектов при строительстве социальных объектов, определению четкого минимального объема работ, которые обязан выполнять подрядчик, а не субподрядчик, внедрению системы фото- и видеофиксации строительных и ремонтных, в том числе дорожных, работ на разных этапах исполнения контракта.

– Какие наиболее выдающиеся успехи проекта Вы могли бы отметить?

– Одним из наших первых крупных успехов стало предотвращение корпоративов госкомпаний за государственный счет. В ноябре-декабре 2013 года мы стали анализировать подобные закупки и были поражены: около 500 млн рублей госкомпании планировали потратить на приглашение звезд эстрады, красную икру и т.п. Каждый считал возможным за счет бюджета погулять на широкую ногу и не один день. Оказалось, что самыми расточительными среди заказчиков стали крупнейшие госкомпании. Не все. К примеру, Сбербанк гулял скромно, планируя потратить на одного сотрудника около 200 рублей.

Когда мы выпустили расследование об этом, многие сотрудники были возмущены. Тогда удалось отменить закупки на 250 млн бюджетных рублей, то есть на половину суммы. К сожалению, остальная половина уже ушла на оплату выступлений звезд эстрады. Однако в следующем году мы подобных закупок уже не нашли. В 2015 году это были максимум фуршеты с крымским алкоголем из расчета 100–200 рублей на человека.

– Еще один ваш успех – принятие постановления Правительства РФ № 927, касающееся нормирования закупок госорганов и их структур федерального уровня. Чиновники уже не имеют права закупать и арендовать автомобили за миллионы бюджетных рублей…

– Мы боремся за это уже более трех лет – с начала становления проекта. Раньше поражало не столько количество приобретаемых автомобилей, сколько марки. Любой глава региональной администрации и его замы считали своим долгом ездить на «Мерседесе», «БМВ» седьмой серии. Сегодня мы с уверенностью можем сказать, что снизились и количество, и класс автомобилей. Закупают уже «Форд Фокус», «Хендай Солярис»… В прошлом году в Московской области для различных министерств арендовали тысячу бюджетных автомобилей, но сегодня, после критики ОНФ, машин стало на 30 процентов меньше.

Еще есть среди наших чиновников предпочитающие «Лендкрузеры» за 5 млн рублей или авто люксовой комплектации с цветомузыкой и массажем. Хорошо, что сегодня имеется постановление, ограничивающее аренду автомобилей. Максимальная стоимость авто – 2,5 млн рублей. Но наши активисты в регионах борются за то, чтобы снизить эту планку до 1 млн рублей.

К сожалению, под действие постановления подпадают только госучреждения, которые работают по ФЗ-44. А госкомпании или компании с госучастием продолжают закупать дорогие автомобили. Отмечу, что благодаря усилиям наших активистов, в настоящее время уже разработан проект, предусматривающий нормирование юридических лиц, работающих по 223-ФЗ.

– Нуждаются ли в доработке 44-ФЗ и 223-ФЗ?

– Идеальных законов не бывает. 44-ФЗ получился довольно удачным и прозрачным, чего не скажешь о 223-ФЗ. Согласно этому закону, государственные компании и компании с госучастием, ГУПы, МУПы и некоторые другие субъекты госзаказа фактически лишь декларируют свои намерения сделать ту или иную закупку, без обоснования ее цены и необходимости приобретения. То есть никакой прозрачности. Мы боремся с этим положением. К слову, принят Закон о переводе ГУПов и МУПов на работу по правилам государственной контрактной системы, и мы считаем, что это наша победа.

– На вашем сайте выложена книга о «серых» схемах, применяемых чиновниками при госзакупках. Она переиздается уже несколько раз. Получается, что постоянно появляются новые схемы?

– Каждый раз, когда наши активисты присылают новые «серые» схемы обхода чиновниками законодательства, мы выступаем с инициативами в правительстве, они прорабатываются, выходят новые нормативные акты. Но проходит какое-то время, и находится новая схема. Наша «Серая книга», написанная в юмористическом стиле, собрала в себе 28 основных схем. Например, один из приемов, как на госзаказе протащить своего поставщика. Заказчик выкладывает техническое задание на ремонт дороги на 70 листах в формате pdf. Понятно, что потенциальные участники конкурса не смогут перепечатать без ошибки эти листы за короткий срок. Ошибкой считается каждая пропущенная запятая, точка, непропечатанная буква. На основании этого могут отклонить заявку. А своему поставщику заказчик даст техническое задание в исходном формате. Мы выявили такую «серую» схему, и сегодня есть инициатива Минэкономразвития о запрете технического задания в нечитаемом виде.

– Поступают жалобы от участников торгов на несовершенство Единой информационной системы (ЕИС). Как доработать ЕИС?

– Наши активисты обратили внимание Минэкономразвития, что система плохо работает. Там долго шли споры, кто будет обслуживать ЕИС, перекладывали ответственность. Сегодня при Минэкономразвития есть рабочая группа, в которую включены наши эксперты. Регулярно собираемся, обсуждаем недочеты, недоработки. Система неидеальна, но она постоянно улучшается, развивается благодаря вниманию наших активистов. Например, было учтено одно из последних замечаний. Теперь ЕИС не позволит спонтанно публиковать закупку. Необходимо, чтобы она была в плане госзакупок. Ранее в декабре мы видели большую концентрацию закупок, связанных с дорожными работами. Как ни странно, в Якутии, в Сибири и на Дальнем Востоке. Работы проплачивали, уходили государственные деньги, а ремонт не проводился или переносился на лето.

Недавно на заседании рабочей группы мы обсуждали еще одно замечание экспертов. Сейчас в ЕИС фирма при регистрации может указать, что она с госучастием, собрать деньги на участие в закупке и раствориться. Оказывается, есть такая лазейка для недобросовестных участников рынка – система не проверяет подобных заказчиков. Сегодня Минэкономразвития разрабатывает меры для предотвращения подобных ситуаций.

– Каждый квартал вы готовите «Индекс расточительности» – топ заказчиков, которые закупают роскошные дорогие предметы за госсчет. Какие самые расточительные закупки Вы можете отметить?

– Раньше мы готовили «Индекс расточительности» только по автомобилям. Потом список расширился. Все большее количество активистов включается в работу. Закупки элементов роскоши проще всего найти на сайте, вбивая в поисковике слова «люкс», «итальянская», «премиум». Что касается сувенирной продукции, то здесь победил «Газпром» с закупками панно «Птица», подсвечника «Элегия», часов «Искушение» за 50–60 тыс. рублей. Это подарочные варианты. Особенно активно прослеживаются такие закупки ближе к 8 Марта – платочки, сумочки «Шанель» и ведущих итальянских брендов, ручки по 3–40 тыс. рублей.

Самый роскошный автомобиль закупала в лизинг компания «Росгеология» – 11 млн рублей. Мы предполагаем, что управленец в компании со стопроцентным госучастием должен работать в интересах государства. Также в этой компании любят икорницы за десятки тыс. рублей. В списке еще год назад была и РЖД с закупкой авто за 9,5 млн рублей. Но в течение четырех часов после опубликования «Индекса расточительности» закупка РЖД была отменена, несмотря на то что контракт был уже подписан. В отношении руководителя, для которого закупалось авто, были проведены кадровые и управленческие мероприятия.

– Президент РФ, лидер Общероссийского народного фронта Владимир Путин 15 августа поручил утвердить «дорожную карту» по созданию информационно-аналитической системы мониторинга и контроля в сфере закупок лекарств для обеспечения государственных и муниципальных нужд. Как Вы можете прокомментировать это решение?

– Дорожная карта необходима, потому что сегодня строительная и фармацевтическая отрасли – одни из самых затратных. Все это не может быть отнормировано в один день. Вообще, сфера здравоохранения достаточно сложная в этом плане. Например, мы столкнулись с ситуацией, когда в Московской области для льготников закупали дорогие препараты по 120 тыс. рублей за упаковку. Мы проанализировали закупки соседних регионов и увидели, что там подобные препараты закупались по 100 тыс. рублей. за упаковку. Более того, за разную цену лекарство поставляла одна и та же производственная фирма. Как такое возможно? То есть регулирование цены фармацевтических препаратов в госзакупках не всегда актуально.

Недавно активисты обратили внимание на закупки дорогостоящих препаратов для СПИД-центра в Самарской области. Активисты подобрали аналитику, посмотрели конкурсы и заподозрили картельный сговор. Аналитика, в которую попали закупки на общую сумму около 700 млн рублей, была направлена в ФАС. Проверка еще идет. Возможно, ФАС подтвердит картельный сговор и вынесет справедливое решение.

– По каким направлениям вы планируете продолжить борьбу с коррупцией и расточительством?

– Планов у нас много. Мы обратили внимание, что не только в госзаказах можно выявить неэффективность. Стали поступать сигналы о неэффективном расходовании средств в рамках инвестиционных программ, федеральных целевых программ. И активисты стали анализировать инвестпроекты, которых нет на сайте госзакупок, но государственных денег в них вложено не меньше. Например, ситуация с особыми экономическими зонами. В рамках федеральной программы на них 70% средств выделяет Федерация, 30 процентов – регион. В регионе создают инфраструктуру, площадки, подводят коммуникации, теплоэнергетику. Далее приходит предприниматель и в соответствии с назначением зоны строит завод, туристический кластер и т.п. Но получается, что за государственный счет создается инфраструктура, а инвесторы не приходят. Например, в Бурятии потратили на это 4 млн рублей. А из Республики Алтай активисты прислали сигнал, что в особой экономической зоне «Долина Алтая» из озера стоимостью 1 млрд рублей уходит вода. Предполагалось, что там будет туристический кластер, вокруг озера построят гостиницы. Строители сэкономили на пленке для водоема – проложили меньшей толщины, и она дала трещину. Три года озеро пытались наполнять, латали глиной. А люди ждали, когда у них появится озеро, там каждый искусственный водоем на вес золота. Мы рассказали о ситуации Владимиру Путину, он дал поручение проверить. Сейчас там работает Генпрокуратура, попытки залатать озеро прекращены. Региональные власти совместно с экспертами вырабатывают предложения, которые позволят восстановить озеро с минимальными затратами.


Назад в раздел